Осетинскому мстителю – почет и слава

Назначение осужденного за убийство в Швейцарии архитектора на должность в североосетинском правительстве вызвало в республике неоднозначную реакцию.

Осетинскому мстителю – почет и слава

Назначение осужденного за убийство в Швейцарии архитектора на должность в североосетинском правительстве вызвало в республике неоднозначную реакцию.

Friday, 29 February, 2008
, здоровья, имущества, чести и достоинства граждан, то человек, имеющий честь, должен позаботиться об этом сам», – сказал в интервью IWPR Виталий Калоев.



Калоев не бросает слов на ветер. Он – тот архитектор из Северной Осетии, который шокировал Швейцарию, но и заручился широкими симпатиями у себя на родине, убив авиадиспетчера, по чьей вине, как он считал, случилась авиакатастрофа, унесшая жизни его жены и детей.



Эта история получила необычное развитие: Калоев был досрочно освобожден из швейцарской тюрьмы и вернулся в Северную Осетию, где его приняли как героя, а 18 января он был назначен заместителем министра архитектуры и строительства республики.



71 человек погиб в результате той июльской катастрофы 2002 года, когда в небе над озером Констанс (Боденское озеро – второе и чаще употребляемое название этого озера) столкнулись российский пассажирский самолет Ту-154 и грузовой «Боинг». В числе жертв были 49 детей, которые летели на каникулы в Испанию. Калоев потерял тогда жену, десятилетнего сына и дочь четырех лет.



Авиадиспетчера Питера Нильсена, из-за небрежности которого, как тогда заявлялось, произошла эта трагедия, приговорили к шести месяцам условного заключения.



Калоев нашел Нильсена в Швейцарии и убил его, заколов ножом.



Приговоренный к восьми годам лишения свободы, он был освобожден досрочно – во многом благодаря ходатайству правительства Северной Осетии и лично президента республики Таймураза Мамсурова.



В московском аэропорту «Домодедово» Калоева встречали родственники, журналисты и активисты прокремлевского молодежного движения «Наши». Плакаты гласили: «Вы – настоящий человек».



Еще более радушный прием его ждал в родной Северной Осетии. В аэропорту Владикавказа его встречали около тысячи человек. Такими аплодисментами здесь не приветствовали даже олимпийских чемпионов.



А в начале 2008 года один осетинский интернет-портал провел среди читателей опрос, по итогам которого Калоев был назван «человеком года».



Назначение Калоева на пост заместителя министра абсолютно законно, поскольку в России за ним не числится никаких судимостей.



Объясняя свое решение, североосетинские власти заявляют, что Калоев, будучи архитектором, идеально подходит на должность.



Вот что сказал об этом IWPR первый заместитель министра образования и науки Северной Осетии Владислав Тотров: «Калоев должен вернуться к жизни, поверить в жизнь. Что плохого в том, что он будет работать на благо своих земляков, проявит себя как профессионал, кому-то окажет помощь и в этом найдёт утешение? Я приветствую назначение Виталия Калоева и рад, что мы теперь коллеги. При встрече непременно пожму ему руку».



По большей части критически отреагировали на его назначение СМИ – как западные, так и российские. В частности, швейцарская газета Le Matin назвала решение североосетинских властей «плевком в сторону швейцарского правосудия».



Гневно комментирует подобные заявления сам Калоев. «У них разве есть правосудие? Разве это правосудие, если никто из виновников гибели 71 человека не потерял работу? Условное заключение сроком на шесть месяцев – вот все, что они получили. Разве это не плевок в сторону потерпевших?»



К своим новым обязанностям он относится как к обычной работе. «Это не то министерство, работа в котором считается чем-то экстраординарным. Надо просто работать и все. Мне помогли трудоустроиться», – говорит он.



Бывший советник по культуре президента Северной Осетии Ирина Гуржибекова считает оказываемое Калоеву внимание преувеличенным.



«Я бы не использовала слова «герой», а слово «убийца» постаралась бы забыть. Не дай Бог, пережить то, что пережил он. Раненая душа искала выхода, и выход, который она нашла, был страшным», – сказала она.



В поддержку Калоева высказываются «Матери Беслана» – организация, созданная после известных сентябрьских событий 2004 года, когда в результате захвата террористами бесланской школы погибли более 330 человек, половина из них – дети.



«То, что случилось с Виталием Калоевым и с нами – большое горе, – сказала одна из «матерей» Сусанна Дудиева. – Вряд ли кто-нибудь захочет испытать то, что испытали мы. Я далека от того, чтобы героизировать его, я вижу в нём глубоко несчастного человека. Но он поступил так, как должен был поступить мужчина».



«Он поступил так, потому что не работает государственная машина, органы правосудия. Это и вынуждает людей вершить самосуд. Жаль, конечно, швейцарскую семью, которая осталась без отца, но ответственность за это пусть несёт их прокуратура».



Были опасения, что поступок Калоева может воодушевить некоторых бесланцев, чьи родные погибли в школе, на месть. Однако Элла Кесаева, возглавляющая другой бесланский комитет – «Голос Беслана», уверена, что этого не случится.



«Мы сочувствуем Виталию Калоеву и его горю, понимаем его, как никто другой. Но жертвы Беслана не должны идти по такому же пути, каким бы ни было их горе. Его спровоцировали швейцарские власти, и нас провоцируют, но совершать противозаконные действия нельзя», – сказала она.



«Террористы, захватившие бесланскую школу, тоже говорили, что у них не осталось семей, убиты их родные и близкие, и они пришли убивать. Но ведь это замкнутый круг, который нужно разорвать... Закон – превыше всего. Вот только если бы закон работал, то и с Калоевым, и с нами не случилось бы того, что случилось».



Правозащитник Руслан Макаев считает, что убийства швейцарского диспетчера можно было избежать, если бы власти Северной Осетии вовремя помогли метавшемуся в поисках правосудия Виталию Калоеву.



«При цивилизованном подходе к этой проблеме местная власть должна была проявить внимание к Калоеву еще до того, как он поехал в Швейцарию и там взял в руки нож. Но наши власти тогда проигнорировали его. Они встали рядом с Калоевым только тогда, когда началась массированная пиар-кампания. Убийства нельзя было допускать. В том, что это произошло, отчасти виноваты мы все, отчасти власти, которые знали, что в авиакатастрофе погибли женщина и двое детей из Северной Осетии, но ничего не предприняли, чтобы помочь Калоеву до того, как он совершил убийство».
Support our journalists