Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ООН ПОКА НЕ ВИДИТ СЕБЕ МЕСТА В ПОСЛЕВОЕННОМ АФГАНИСТАНЕ

Представители ООН пришли в ужас от предложения США разместить в Афганистане своих миротворцев после ликвидации движения «Талибан».
By

Здесь, в Куруге, чуть южнее афгано-таджикской границы, проходит линия фронта. Раскаленный воздух сотрясается при каждом орудийном залпе. Сначала пригибаешься к дну окопа, потом перепрыгиваешь через насыпь и устремляешься вперед вместе с солдатами 523-й кундузской бригады Северного альянса.


У самой линии фронта – разоренные села, где во дворах сидят солдаты и попивают чай. Командиры рвутся в бой, ждут давно обещанного приказа начать полномасштабное наступление на позиции талибов.


Многие из этих людей – беженцы из захваченных талибами мест. Они скучают по дому и по своим семьям.


Им, как и всем афганцам, опостылела война, не прекращающаяся вот уже 22 года. Многие из них так молоды, что не имеют представления о мирной жизни, но энергии им не занимать.


Развалившись, как паша, на циновке, уложенной на полу его штаба, ветеран советско-афганской войны и всех последующих генерал Алам Кан, говорит: «Я не устал. Еще и с Пакистаном буду воевать».


Неприязненное отношение к Исламабаду, который поддерживал его самого и его соратников-моджахедов во время советско-афганской войны, возникло у Кана оттого, что Пакистан попытался насадить в Афганистане свое правительство и в конце концов стал спонсировать талибов.


Плотно пообедав пловом с бараниной, помощник генерала Фазилудин, потерявший руку в боях за Кабул, задумчиво посасывает кофейную карамельку. Потом, как бы между прочим, говорит: «Когда возьмем Мазари-шариф, перебьем всех пакистанцев, арабов и чеченцев среди талибов. Афганцев не тронем. Это мои братья».


В 1997, когда талибы впервые попытались войти в Мазари-шариф, они потеряли около 2-х тысяч убитыми. Причем больше половины из захваченных в плен талибов посадили в контейнеры и оставили поджариваться на солнце. Когда контейнеры открыли, то обнаружили в них только почерневшие трупы. В 1998 году талибы все же заняли город и в отместку казнили около 6-ти тысяч человек.


Специальный представитель ООН по расследованию казней талибов Пайк Чон-Хьюнь отмечал в своем докладе многочисленные случаи, когда талибов сбрасывали в глубокие колодцы, следом бросали гранаты, а затем срывали колодцы бульдозерами.


С тех пор все попытки ООН установить мир в Афганистане ни к чему не привели. Для ООН Афганистан – незаживающая рана, ведь еще в 1989 году тогдашний заместитель Генсека ООН Диего Кордовес обсуждал условия вывода из этой страны советских войск.


После вывода советских войск все торжественные обещания и клятвенные заверения всех заинтересованных сторон были нарушены. С тех пор в Афганистане не прекращается война, а соседи и ведущие мировые державы манипулируют различными афганскими группировками в своих интересах.


Нынешняя ситуация вызывает беспокойство у ооновских политиков, которые опасаются, что именно им придется приводить страну в порядок по завершении военной операции США и их союзников.


В прошлый четверг Генсек ООН Кофи Аннан и его специальный представитель по Афганистану, бывший Министр иностранных дел Алжира Лахдар Брахими, встретились с Ричардом Хаассом, курирующим афганское направление в Госдепартаменте США, и послом США при ООН Джоном Негропонте, а в пятницу Брахими уже ждали в Белом доме. Публичная реакция ООН на события 11 сентября в США была весьма сдержанной и ограничилась выражениями соболезнований и сожаления. Лишь теперь появилась информация, что ООН готовится что-то предпринять.


«Учитывая наш предшествующий опыт», - заявил высокопоставленный представитель этой организации в Нью-Йорке, пожелавший остаться неназванным, - «Мы пытаемся подготовиться к любому развитию событий». Сообщается о создании в недрах ООН группы быстрого реагирования, изучающей возможные сценарии развития ситуации после ликвидации движения «Талибан».


В последние дни Госсекретарь США Колин Пауэлл неоднократно поднимал вопрос о возможном размещении миротворческого контингента ООН в Афганистане после ухода талибов со сцены, однако ООН такая перспектива приводит в ужас. ООН не желает разгребать то, что оставят после себя в Афганистане США и их союзники.


«Нас слишком часто «кидали», - заметил уже упомянутый представитель ООН, имея в виду миссии этой организации в Боснии и Хорватии в 1991-1995 гг. В ООН не забыли, как США фактически сорвали им работу, а затем их же и обвинили в провале.


Не удивительно поэтому, что ООН не торопится втягиваться в афганский конфликт, чтобы в очередной раз вызволить Америку.


Даже обещание Президента Буша выплатить основную часть накопившейся за долгие годы задолженности США перед ООН не смягчило ооновских политиков.


«Что именно они задумали?» - рассуждает вышеупомянутый представитель ООН, - «Сколько это займет времени? Каков будет мандат? США хотят все сделать быстро и побыстрей заявить о наличии условий для подключения ООН, но в этом деле спешить нельзя. Брахими тоже пытается сдержать события. Ни о каком размещении военного контингента ООН, не говоря уже о других службах, пока не может быть и речи. А кто предоставит этот контингент? Африканцы? А сама Америка пошлет своих солдат для участия в столь рискованном предприятии? Это не шутки. Босния по сравнению с этим – детские игрушки».


Согласно другой выдвигаемой версии, ООН могла бы выступить в той же роли, которую она сыграла в Камбодже в преддверии выборов, проведенных там под наблюдением ООН в мае 1993 г. Однако, как отмечает упомянутый представитель, «В Камбодже были созданы условия для установления мира, а в Афганистане такие условия отсутствуют».


В ходе своего визита в Исламабад в прошлый вторник Колин Пауэлл, казалось, поддержал предложение Президента Пакистана Первеза Мушаррафа о том, что в будущее афганское правительство могут войти так называемые «умеренные представители движения «Талибан», что вызвало негодующую реакцию со стороны оппозиционного талибам Северного альянса. Например, министр иностранных дел антиталибской коалиции Абдулла Абдулла сходу отмел эту инициативу, заявив, что «умеренных талибов» не бывает. «Их единственная цель – террор. Их единственное оружие – фанатизм. Как мы можем войти в одно правительство с такими людьми? Это противоречит целям международной антитеррористической коалиции», - заявил он.


А тем временем в Пандшерском ущелье Афганистана Северный альянс готовит представительное будущее афганское правительство, в которое войдут и неприсоединившиеся к талибам представители пуштунского национального большинства. Учитывая текущую динамику дипломатического процесса, остается надеяться, что в какой-то момент работа ООН, США и афганской оппозиции будет приведена к единому знаменателю и появится формула, которая даст Афганистану новое правительство с участием ООН, но что-либо определенное сказать по этому поводу можно будет очень не скоро.


Тим Джуда, автор книги «Косово – война и месть» (Издание Йельского университета), постоянный корреспондент ИОВМ.