Общественный протест против новых налоговых правил

Правительство вынуждено пересмотреть новое налоговое законодательство.

Общественный протест против новых налоговых правил

Правительство вынуждено пересмотреть новое налоговое законодательство.

Народное недовольство новым Налоговым кодексом заставило правительство Кыргызстана отступить по некоторым пунктам принятого законодательства.

В октябре прошлого года правительство одобрило новый Налоговый кодекс, а в январе текущего года он официально вступил в силу.

Чиновники из налогового ведомства заявили, что имели своей целью не увеличение чистого дохода, а упрощение ряда действующих налогов, более эффективный сбор налогов и поощрение развития предпринимательской деятельности. Они отметили, что число налогов было сокращено с 16 до 8, три типа налога с продаж были заменены одним, и что налог на добавленную стоимость теперь составляет не 20, а 12 процентов.

Однако с 1 января 2009 года, когда новый закон вступил в силу, президент страны и правительство начали получать множество писем и петиций от деловых кругов и неправительственных организаций с призывом о пересмотре некоторых статей нового законодательства.

Столкнувшись с таким давлением, премьер-министр Игорь Чудинов объявил о создании межведомственной комиссии для изучения и оценки эффективности некоторых положений нового Налогового кодекса, которые следует изменить.

Комиссия, созданная в конце января, продолжает работать до сих пор, и дата окончания ее работы не определена.

Однако правительство уже признало несколько основных предложений, среди которых - право малого бизнеса на присоединение к ускоренной налоговой схеме.

В соответствии с одной из статей, вступивших в силу с января, список предпринимательской деятельности, осуществляемой на основе добровольных патентов – документов, подтверждающих факт уплаты налога, был сокращен с 122 до 71 позиции. Стоимость же патента была увеличена в несколько раз. Согласно системе, введенной в 1996 году, ряд компаний могли получить сертификат или лицензию, называемую также «патентом», подтверждающий, что они заплатили все необходимые налоги.

Налоговые органы объяснили изменения тем, что система патентов подвергалась злоупотреблениям со стороны неплательщиков налогов, однако деловые круги задались вопросом, зачем было вводить еще более сложную бюрократическую систему тогда, когда экономика страны переживает последствия мирового экономического кризиса. Они предупредили, что это может обанкротить некоторые компании, а другие заставит перейти в теневую экономику, где они вообще не будут платить налоги.

4 марта пресс-служба правительства сообщила, что это решение было изменено, и теперь 124 вида предпринимательской деятельности могут осуществляться на основании патентов. Оплата за патент по некоторым видам предпринимательской деятельности была снижена еще в феврале.

Президент Курманбек Бакиев предложил ввести годовой патент, стоимость которого будет определяться исходя из экономических показателей определенного бизнеса за отчетный год.

Депутат из фракции «Ак Жол» в парламенте Раиса Сидоренко выступала против нововведений, которые теперь отменены, но она считает, что стоимость патента следует установить на реалистичном уровне, чтобы не получилось так, что предприниматели будут недоплачивать налоги.

«В конце концов ведь надо думать о пополнении бюджета для выплаты пенсий, пособий детям, заработной платы учителям, врачам», - сказала она.

Другой спорный вопрос, в котором власти уступили, касается налога на недвижимое имущество, который новый Налоговый кодекс устанавливает для владельцев частных домов и другой недвижимой собственности.

Помимо возражений в принципе, одной из проблем стала недостаточная информированность населения о налоге на недвижимость, что привело к тому, что люди не могли понять, кто будет облагаться налогом и в каком размере.

«Никто ни в чем не может разобраться, - говорит Жумабек Салтиев, председатель квартального комитета Свердловского района города Бишкека. – По телевидению чиновники налоговой службы говорят об одной схеме расчета, сотрудники налоговой службы на местах – о другой».

Николай Байло, депутат парламента от фракции коммунистов, говорит, что налог на недвижимость был воспринят как «налог для богатых», что, по его мнению, хорошо, если проводится правильное разграничение.

«Если семья еще в советское время получила трехкомнатную квартиру, и в ней проживает многодетная семья, тогда недвижимость не должна облагаться налогом, - говорит он. – Если в такой же квартире проживает молодая семья из двух человек, которым папа с мамой подарили квартиру, то здесь уже другой вопрос».

Сидоренко высказала опасения, что налог на недвижимость заденет, в частности, и фермеров, поскольку они владеют несколькими зданиями.

«Налог на недвижимость негативно отразится на развитии сельского хозяйства, - сказала она. – Ведь этот налог коснется складских помещений, цехов, сельскохозяйственной техники, поэтому он может сильно ударить по карману сельских тружеников».

Несколько общественных организаций подписали открытое письмо президенту Бакиеву с предложением освободить их от налога на имущество, иначе они не смогут осуществлять благотворительную деятельность.

Президент ввел мораторий на этот налог, который продлится до следующего года, в то время как обсуждения этого вопроса продолжаются.

Хотя налоги с продаж были сокращены с трех до одного, высказывались возражения против этого, главным образом на том основании, что транзакции уже облагаются НДС. Президент предложил правительству еще раз рассмотреть и этот вопрос тоже.

Воодушевленные этими уступками и готовностью правительства к переговорам некоторые представители деловых кругов пытаются добиться того, чтобы весь новый Налоговый кодекс «заморозили» до будущего года.

«Все компании и предприятия так или иначе ощущают на себе влияние мирового кризиса и нуждаются в поддержке, - сказал Бакай Жунушев директор консультационной компании iCAP Investment. – Правительство, сделав шаг навстречу бизнесу, продемонстрирует решимость и готовность в развитии экономики страны в целом».

Айдар Мамбетов, руководитель Ассоциации Центров поддержки гражданского общества, говорит, что всех этих проблем можно было избежать, если бы власти в первую очередь поинтересовались мнением народа.

«Если бы разработка Налогового кодекса велась с учетом всех рекомендаций, поступивших в ходе общественных слушаний, то сейчас нам не пришлось бы заново работать над этим документом», - сказал он.

Несмотря на негативную реакцию, чиновники из налогового ведомства продолжают настаивать на том, что новое законодательство гораздо лучше. Оно, по их словам, основано на законности, прозрачности и презумпции честности, и стремится к снижению налогового бремени.

«Надо понимать, что любое новшество требует времени. Как бы там ни было, внедрение нового Налогового кодекса Кыргызской Республики – веление времени», - сообщили в пресс-службе налогового ведомства.

Асыл Осмоналиева, контрибьютор IWPR в Бишкеке.
Support our journalists