Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Новые меры для предотвращения вторичного оборота наркотиков в Казахстане

Конфискованные наркотики теперь будут уничтожаться, хотя, по утверждению некоторых аналитиков, коррумпированные чиновники найдут обходные пути.
By IWPR Central Asia
Правительство Казахстана предприняло определенные меры для того, чтобы предотвратить вторичный оборот конфискованных наркотиков. Признав тем самым, что внутри самой полиции незаконно присваиваются и реализуются конфискованные наркотические вещества. Однако некоторые из опрошенных IWPR аналитиков выражают сомнения в том, что этого будет достаточно для того, чтобы остановить коррумпированных полицейских чиновников.

С 1 декабря нынешнего года постановлением правительства Казахстана органам полиции разрешено уничтожать изъятые наркотики без решения суда, как это было раньше.

Аскар Исагалиев, председатель Комитета по борьбе с наркобизнесом и незаконным оборотом наркотиков МВД РК, объявил об этом решении на брифинге в столице государства Астане за неделю до того, как постановление вступило в силу.

В настоящий момент, по словам Исагалиева, в камерах хранения органов внутренних дел находится около 23 тонн изъятых наркотиков, в том числе почти 600 килограммов героина.

Чиновник сказал, что все эти запасы теперь можно уничтожить в специальных печах, и журналисты, как и представители полиции и судебной власти, будут приглашены для наблюдения за процессом. Образцы каждой конфискованной партии будут фигурировать в суде в качестве вещественного доказательства.

Казахстан находится на транзитном пути героина из Афганистана в Россию и Европу. Как и в других странах, вовлеченных в наркотрафик, в стране увеличивается количество случаев употребления и хранения наркотиков, а также связанной с этим проблемы передачи ВИЧ/СПИД через общую иглу.

Кража конфискованных наркотических веществ с целью их перепродажи – общеизвестный факт в Казахстане. Пресс-секретарь Министерства внутренних дел РК Багдат Коджахметов прояснил ситуацию, сказав, что прекращение этой незаконной деятельности «было главной целью нашей инициативы».

«Уничтожение наркотиков будет фиксироваться на видео, словом, будет предпринято все, чтобы устранить участие полиции во вторичном обороте наркотиков, что сегодня, к сожалению, случается», - сказал он.

65-летний подполковник в отставке сказал IWPR, что некоторые из его служащих сейчас коллег вовлечены в кражу наркотиков.

«Я был бы рад заявить, что мои коллеги участия в таком грязном деле не принимают, но факты говорят обратное, - сказал он. – То, что полиция повсеместно покровительствует наркоторговле – факт общеизвестный».

Ветеран, у которого до сих пор сохранились связи в правоохранительных органах, сказал, что порядок хранения конфискованных наркотических веществ не соблюдается.

Теоретически конфискованные наркотики должны храниться в специальном помещении, двери которого запираются на ключ и опечатываются печатью оперативного дежурного или сотрудника, лично ответственного за это хранилище. На деле же они подолгу могут находиться на руках у сотрудников уголовного розыска, у следователей или экспертов. По словам сотрудника полиции, это позволяет сфальсифицировать документацию и сами наркотики.

«Партии героина разбавляют сахарной пудрой, а порой и вовсе бесследно крадут, - говорит бывший сотрудник полиции. – Все это – следствие беспорядка, царящего внутри современной полиции».

44-летний Аскар, наркоман с многолетним стажем, рассказал IWPR, что наркоманы покупают наркотики у сотрудников полиции.

«Несколько лет назад один человек свел моих друзей со своим бывшим одноклассником, у которого они купили несколько доз героина, - рассказал он. - Почти полгода они время от времени покупали у него наркотики небольшими партиями по 8-10 доз. Потом мой друг случайно увидел этого парня в форме офицера полиции. Мои друзья сразу же перестали покупать у него героин».

По словам Аскара, полицейские редко сами замешаны в продаже наркотиков на улице. Обычно у сотрудников полиции есть свои распространители, которых они покрывают и снабжают «товаром».

Бывший подполковник сказал, что понимает, почему правительство санкционировало массовое уничтожение наркотиков, однако он выразил сомнения в эффективности этого метода в будущем.

С одной стороны, сказал он, исчезновение изъятых наркотиков как вещественных доказательств может разрушить уголовное дело, а с другой стороны - трудно определить, какая из конфискованных партий отсутствовала, поскольку все партии уничтожены.

Журналист интернет-издания Zona.kz.net Владислав Юрицын уверен, что коррумпированные сотрудники полиции найдут способы наложить руку на изъятые вещества до того, как их сожгут.

«Они могут сделать фальшивую акцию уничтожения до суда, и все равно пустить их в оборот», - сказал он.

Как и бывший сотрудник полиции, Юрицын предупреждает, что отсутствие вещественных доказательств может стать проблемой в суде: «Партии наркотиков как таковой уже нет, есть только справка об ее уничтожении, остается вопрос: там были наркотики или детская присыпка? Сено или анаша? И где килограммы?»

Политолог и оппозиционный активист Петр Своик тоже сомневается, что полиция прекратит свои незаконные действия.

«Сделана попытка решить эту проблему через сокращение времени пребывания этих наркотиков у полицейских, - сказал он. – Я не думаю, что здесь получится что-то хорошее, потому что если полицейские пускали эти наркотики в оборот, имея на это, к примеру, полгода, то они совершенно спокойно успеют пустить их в оборот, имея на это меньше времени».

Даур Досыбиев, журналист и бывший оперативный сотрудник уголовного розыска, говорит, что практика уничтожения наркотиков будет эффективной, только если коррупцию искоренят из всех государственных ведомств Казахстана, не только из полиции. «Это очередная утопия», - добавил он.

«Очень трудно удержаться от легких денег, когда все кругом буквально пропитано коррупцией, - сказал он. – Сегодня, когда в Казахстане решительно все построено на взятках и “откатах”, полиция вообще приняла инфернальный облик».

Марик Кошабаев, репортер в Алматы.