Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НОВОЕ АМПЛУА УЗБЕКСКОЙ ЖЕНЩИНЫ

Нищета вынуждает самаркандских женщин торговать своим телом.
By Umida Khasanova

Приехав в знаменитый узбекский город Самарканд для осмотра великолепных памятников средневековой архитектуры, многие туристы наталкиваются на девушек, бросающих томные призывные взгляды и намекающих на нечто большее, чем традиционное восточное гостеприимство.


По словам председателя женского совета Самаркандской области Барно Самиевой, рост проституции, наблюдаемый в последнее время в Самарканде и области, в первую очередь связан с экономическими трудностями - падением уровня жизни, дефицитом рабочих мест, инфляцией и постоянным ростом цен.


«Многим женщинам только проституция дает возможность прокормить семьи и воспитывать детей. Я постоянно слышу именно об этом, когда провожу с ними разъяснительную и воспитательную работу», - говорит Барно Самиева, - «Многие из них с радостью отказались бы от подобного унизительного труда, если бы знали иной способ заработать на жизнь».


По данным Самаркандской областной прокуратуры, на 1 июля 2002 года в 400-тысячном Самарканде зарегистрировано 135 проституток и 88 сутенеров, однако, по мнению правозащитников, реальное число и тех, и других - намного больше.


«Если хотите в этом убедиться, пройдите в ночное время по центральным улицам Самарканда, в район всемирно известной площади Регистан, проедьте по шоссе и автомагистралям, вы увидите десятки и сотни девушек и женщин, многие из которых - матери семейства», - говорит Саломат Давлатова, сотрудница Самаркандского областного комитета Независимой организации по правам человека Узбекистана.


«Я разведена, одна воспитываю ребенка», - рассказывает 31-летняя Назира из Самарканда, - «Не имея образования и специальности, не могла найти хорошую работу. Познакомилась с женщиной-сутенером, которая предложила заняться проституцией и помогла мне выехать для этого в Объединенные Арабские Эмираты».


Для многих граждан Узбекистана, воспитанных в атмосфере пуританской исламской морали, продающие свое тело узбечки и таджички – невыносимое зрелище. «Это – позор! Наши мусульманки занялись проституцией! Раньше этим занимались только русские. Что творится?» - сетует профессор Джамол Мирсаидов из Самарканда.


Рост проституции, по данным медиков, уже вызвал в Самарканде и области всплеск венерических заболеваний.


«Показатели заболеваемости сифилисом и гонореей за первое полугодие 2002 года уже превысили прошлогодние более чем на 10%», - говорит заместитель главврача кожно-венерологического диспансера Самарканда Салим Халимов.


На сегодняшний день в Самаркандской области зарегистрировано 2668 случаев заболевания сифилисом, но, учитывая, что во многих районах медицинское обслуживание и выявляемость заболеваний находятся на низком уровне, можно предположить, что реальное число заболевших значительно выше.


Попытки правоохранительных органов и общественных объединений бороться с набирающим обороты сексуальным бизнесом пока не принесли успеха.


По мнению психолога Гулистон Холкелдиевой, неудача в борьбе с сексуальным бизнесом связана с тем, что узбекское законодательство предусматривает очень легкие наказания за проституцию – штраф в размере от одной до трех минимальных заработных плат (до $9), а за сутенерство - от 25-ти до 50-ти минимальных зарплат (до $145), или три года исправительных работ. В результате пойманные проститутки и сутенеры, уплатив штраф, вновь возвращаются на свои «рабочие места».


По мнению правозащитника Саломат Давлатовой, побороть проституцию, усилив наказание, невозможно. По ее мнению, есть женщины, которым это занятие даже нравится, и на них есть спрос. Кроме того, в обществе остаются социальные причины, толкающие женщин «на панель».


«Если некоторым мужчинам неприятно смотреть, как мусульманки становятся проститутками, пусть позаботятся о том, чтобы эти женщины были обеспечены достойным, хорошо оплачиваемым трудом. Если дети голодают, женщина пойдет на все, чтобы их накормить», - говорит Давлатова.


Молодая разведенная женщина Гульнара М. решила заняться проституцией после того, как в течении долгого времени не могла найти работу и уже несколько дней не могла купить продукты маленькому сыну. По словам Гульнары, ей повезло - она вышла вечером на улицу в центре Ташкента, и уже через несколько минут возле нее остановилась дорогая машина.


Мужчина оказался высокопоставленным государственным чиновником. Он разглядел в Гульнаре порядочную и интересную женщину, и стал ее постоянным любовником. Взял на обеспечение ее и маленького сына. Гульнаре больше не было необходимости заниматься проституцией, но такой шанс выпадает далеко не всем.


Умида Хасанова и Гайратжон Усманов – независимые журналисты из Самарканда