Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НИЩИЕ В КАЗАХСТАНЕ ЖАЛУЮТСЯ НА ЗАСИЛЬЕ ТАДЖИКСКИХ ЦЫГАН

Казахстанские нищие возмущены тем, что таджикские цыгане отбирают у них хлеб.
By Timur Jagiparov

С наступлением весны на улицах казахстанских городов появляются нищие. В основном это - среднеазиатские цыгане, выходцы из Таджикистана, приезжающие в Казахстан зарабатывать деньги, правда, не столько для себя, сколько для рэкетиров.


Цыгане-люли впервые появились на улицах казахстанских городов с началом в Таджикистане гражданской войны 1992-1997 гг. С тех пор они возвращаются в Казахстан каждый год, как на сезонные работы.


Только в Алматы их насчитывается около двух тысяч вместе с детьми и подростками, и все они платят «дань» рэкетирам.


«Моя мать умерла, а отец меня бросил. Зарабатываю попрошайничеством. Приходится большую часть заработка отдавать «крыше», а то прогонят с этого места», - рассказывает семилетний Саид из Душанбе.


Каждый вечер сборщики «дани» объезжают на машине все места, где работают нищие, и собирают деньги.


«В нашем деле существует строгая иерархия. Все действуют по четкому плану, - говорит один из рэкетиров. - Те, кто собирает с люли дань, отвозят деньги своему начальству и получают свою долю».


Один из «сборщиков» - Махмуд – собирает около ста долларов в день, а ведь это – средняя месячная зарплата по стране. «Да, практически каждый день по стольнику выходит. Иногда чуть меньше. Деньги я отдаю старшему, а он потом мне платит», - разъясняет Махмуд. И при этом добавляет с гордостью: «Теперь у меня – квартира, машина. Хотя я всего лишь скромный сборщик».


Не все нищие в Алматы работают под таким прикрытием. Многие местные пенсионеры, одинокие матери и инвалиды действительно испытывают крайнюю нужду. В Казахстане реализуется недостаточно программ социальной помощи для этих категорий населения, и они вынуждены обеспечивать себя сами.


«Я 40 лет проработал на заводе, скопил немного денег. В начале перестройки вложил все сбережения в инвестиционный фонд. Вскоре фонд исчез, и я остался ни с чем. Вот уже многие годы живу тем, что подадут добрые люди», - рассказывает пенсионерка Мария Ж..


Экономический кризис привел большую часть населения к обнищанию. Многие годами не могут найти работу. С недавних пор алматинцы подают нищим избирательно. Предпочтение отдается ветеранам афганской войны и обнищавшим местным жителям.


«Если бы в Алматы не было столько нищенствующих люли, люди бы нам охотно помогали, - сетует одинокая старушка. - Таджики (так местные называют цыган-люли) не пропадут. Они живут все вместе, поддерживают друг друга, а нам никто не поможет. Для них – это просто бизнес».


«Нам не нужно много денег, - объясняет пенсионер. - Лишь бы на хлеб хватало. Нам некуда деваться. Если мы перестанем просить милостыню, мы просто умрем от голода. Нас нельзя сравнивать с таджиками. Они все богатые, только выглядят бедными, когда на работе».


Местные нищие просто сидят на улице, а люли ходят по домам и квартирам.


«Им дашь 10-20 тенге (13 центов), так они еще и не довольны. Говорят, мало. Им 100, а то и 200 подавай, - возмущается один пенсионер. - Если каждому столько давать, можно разориться».


«Однажды я дала им 20 тенге (у меня мало денег было), так одна из их женщин швырнула мне эти деньги в лицо и потребовала еще. Я им больше дверь не открываю», - рассказала другая местная жительница.


Тимур Жагипаров, корреспондент IWPR в Казахстане