Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НЕОЖИДАННАЯ МИРНАЯ ИНИЦИАТИВА ПО ЮЖНОЙ ОСЕТИИ

Обращение президента Южной Осетии может дать новый шанс активизировать давно зашедший в тупик переговорный процесс.
By
, как на прошлой неделе лидер отделившегося от Грузии региона Эдуард Кокойты неожиданно обнародовал новые предложения по созданию совместно с грузинской стороной новой рабочей группы по разрешению конфликта, в обоих обществах царит небывалое оживление.



При этом многие, однако, сомневаются, что обращение Кокойты от 13 декабря сумеет ознаменовать прорыв в затяжном конфликте, который продолжается в этом регионе с начала 90-х.



«Полагаю необходимым приступить к совместной разработке грузино-осетинской программы … по справедливому урегулированию конфликта. Предлагаю создать к 1 февраля 2006 года … рабочую группу по выработке такой скоординированной программы», - говорится в обращении, которое Кокойты направил президентам России и Грузии Владимиру Путину и Михаилу Саакашвили, а также странам-членам Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.



Многие приветствовали это предложение и допускают, что оно может стать началом нового диалога в этом по сей день неразрешенном конфликте 1992 года, который унес сотни жизней, оставил бездомными десятки тысяч человек и завершился фактическим отделением Южной Осетии от Грузии.



Заявление лидера Южной Осетии выглядит тем более ценным, что оно сделано на фоне стремительно нараставшего в течение осени напряжения в зоне конфликта. Возобновившиеся стычки, похищения и убийства людей вызывали настойчивые опасения возможного возобновления военного противостояния.



Кроме того, в Цхинвале до сих пор отказывались рассматривать план урегулирования, предложенный еще в прошлом году грузинской стороной, называя его односторонним, так как в разработке документа не принимали участие представители Южной Осетии.



План, предложенный сейчас Кокойты, выглядит многообещающим в первую очередь благодаря тому, что в нем конкретно обозначены последовательные шаги, которые, по мнению руководства Южной Осетии, могут привести к решению конфликта.



Предлагается, в частности, разделить процесс на три этапа: начать с демилитаризации зоны конфликта и создания гарантий безопасности населения, затем осуществить социально-экономическую реабилитацию. И после этого, по мнению юго-осетинского президента, можно приступить к политическому урегулирование проблемы. При этом осетинская сторона в отличие от грузинской не подразумевает под этим обсуждение статуса Южной Осетии, который, по мнению Цхинвала, уже давно определен.



Новый план предлагает также новую амбициозную идею - создание зоны наибольшего экономического благоприятствования, которая могла бы охватывать вместе с Южной Осетией и прилегающие к ней с двух сторон Горийский район Грузии и Алагирский район Северной Осетии, республики в составе Российской Федерации.



Созвав в день обнародования нового плана пресс-конференцию, премьер-министр Грузии Зураб Ногаидели приветствовал эту инициативу и заявил, что она «почти идентична» грузинской программе, опубликованной этой осенью. Он, однако, особо подчеркнул, что грузинская сторона продолжает считать необходимым вести «параллельное» обсуждение вопроса политического статуса Южной Осетии.



Между тем, именно этот аспект является неприемлемым для осетинской стороны, о чем уже неоднократно заявлял Цхинвал.



«Мы будем нацеливать все стороны на обязательное поочередное прохождение всех этапов, - сказал в интервью IWPR министр по особым поручениям Южной Осетии Борис Чочиев. - Не дай Бог, но мы можем споткнуться уже на первом этапе. Но тогда ни у кого не должно быть иллюзий, что можно перескакивать на следующие. Поспешность может стать причиной срыва достигнутых договоренностей».



Некоторые грузинские эксперты согласны с мнением, что выдвижение на первый план спорных политических вопросов, касающихся суверенитета, может привести к обратным от желаемых результатам.



«Я считаю совершенно невозможным вести сейчас обсуждение вопроса политического статуса, так как это поставит под удар все остальные аспекты переговоров, - считает грузинский политолог, член оппозиционной Республиканской партии Паата Закареишвили. – Нужно решать экономические вопросы, восстанавливать доверие. Все равно без этого не решить вопроса о статусе».



Впервые за последние годы стороны в конфликте оказались едины в намерении начать активную совместную работу. Грузинская сторона в лице премьер-министра даже призывает не ждать 1 февраля, а созвать рабочую группу немедленно.



Между тем, предложение Кокойты сделано в период роста напряженности в зоне конфликта. Уже несколько месяцев в регионе то и дело происходят инциденты, в ноябре и декабре были десятки случаев перестрелок и похищения людей, которым одна сторона давала политическую подоплеку, а другая - криминальную.



«Вот год назад они [официальные представители сторон] бутафорски закапывали окопы на въезде в Цхинвал с севера. Поработали для камер, и на этом все закончилось. А в этих окопах и сейчас люди сидят, ведут дозор по дежурству – и грузины, и осетины», - скептически сказал IWPR житель Цхинвала, который не захотел назвать своего имени.



Речь идет о громкой договоренности сторон в ноябре прошлого года о взаимном выводе военных подразделений из зоны конфликта после всплеска боевых действий летом 2004 года. Тогда в зоне конфликта оказались сконцентрированы сотни вооруженных лиц с обеих сторон, и каждая из сторон обвиняла другую в нарушении соглашения от 1992 года, согласно которому в зоне конфликта могут находиться только миротворцы.



Согласно той договоренности, с 20 ноября 2004 года зона конфликта должна была быть полностью демилитаризована. Однако выполнить это удалось только частично, и стороны по сей день обвиняют друг друга в содержании «незаконных вооруженных формирований», которые ведут фактическую партизанскую борьбу в зоне конфликта.



В Цхинвале также говорят об «информационной войне» с грузинской стороны. Имеется в виду, в частности, сетка программ нового грузинского канала «Алания», который ведет целенаправленное вещание на Южную Осетию с начала ноября. Элементами «информационной войны» считают здесь мультипликационный сериал «Самогонщики», высмеивающий в том числе руководство непризнанной республики, а также с возмущением говорят о том, что по ночам по этому телеканалу с явно осетинским названием демонстрируют порнографические фильмы.



Особое раздражение в Цхинвале вызывает размещенная на сайте МВД Грузии красочная схема, обвиняющая высших лиц Южной Осетии, в том числе президента Эдуарда Кокойты и его специального представителя в переговорном процессе Бориса Чочиева в причастности к наркобизнесу и похищению людей.



По мнению многих экспертов, в нынешнем изменении подхода к мирному процессу решающую роль сыграла Россия, однако версии обсуждаются различные.



По одной версии, план Кокойты был написан в министерстве иностранных дел России, которое пытается перехватить из рук Грузии инициативу в мирном процессе по Южной Осетии.



«Я думаю, Россия решила подтолкнуть осетин к компромиссу с грузинами, после чего эта страна надеется получить дополнительные возможности влияния и на тех, и на других», - считает политолог Паата Закареишвили.



По мнению других, Москва просто предала своего союзника - Южную Осетию. Смятение в местном обществе вызвало резюме прошедшего 6 декабря в Любляне заседания Совета министров ОБСЕ, подписанное также российским представителем, которое первоначально было подано прессой как безоговорочное одобрение предложенного грузинской стороной плана урегулирования, предусматривающего в качестве конечного этапа «гражданскую интеграцию Южной Осетии в качестве региона Грузии».



Одна из статей, опубликованных в эти дни в московской «Независимой газете» так и называлась «Какой ты после этого друг?».



Однако оказалось, что в опубликованном в Любляне пресс-релизе говорится, что Совет министров ОБСЕ только лишь «одобрил шаги, предпринятые грузинской стороной в направлении урегулирования грузино-осетинского конфликта». В пресс-релизе отмечается, что «мирный план, основанный на инициативах президента Грузии, выдвинутых на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и поддержанных сторонами, послужит основой для решения этой проблемы».



Официальный представитель МИД России Михаил Камынин окончательно разъяснил позицию Москвы, сказав, что Москва поддерживает мирный план по Южной Осетии, представленный Саакашвили в ООН в прошлом году, но не знакома с его последним доработанным вариантом.



«В обращении Эдуарда Кокойты представлена прежде всего необходимость создания такой программы по урегулированию конфликта, которая соответствовала бы интересам всех сторон, - сказал IWPR министр иностранных дел Южной Осетии Мурат Джиоев. – В этом и есть разница, ведь грузинское руководство, как и неправительственные организации Грузии, выставляли уже не один план, но все они исходили из видения только одной стороны, учитывали только позиции Грузии».



Джиоев имел в виду несколько широкомасштабных конференций, организованных грузинским руководством. Каждый раз представители Южной Осетии отказывались принимать участие в них, мотивируя отказ тем, что их не приглашали принять участие на этапе создания программ.



Переговоры сторон относительно новой инициативы велись всю неделю. Однако несмотря на возобновление контактов и триумфальный тон сообщений грузинской медиа, рядовые жители в Цхинвале пессимистично смотрят на дальнейшее развитие событий.



«Пока Грузия не осудит всех преступников, убивавших людей в годы агрессии и не даст политико-правовую оценку событиям начала 90-х и лета 2004 года, мирный процесс невозможен, - сказал предприниматель Владимир Валиев. - Даже если станет возможным существование каких-то договоренностей, а завтра, например, опять кого-нибудь убьют или кто-то подорвется на мине, все сразу же развалится».



Ирина Келехсаева, независимый журналист, работающий в Южной Осетии

В подготовке материала принимала участие Мари Бетлемидзе, корреспондент выходящей при поддержке IWPR газеты «Панорама», Тбилиси.