Недовольство кампанией туркменских властей по сносу жилых домов

Люди борются за компенсации за жилье, снесенное для постройки дорог и многоэтажек.

Недовольство кампанией туркменских властей по сносу жилых домов

Люди борются за компенсации за жилье, снесенное для постройки дорог и многоэтажек.

Monday, 1 March, 2010
, чье жилье было разрушено ради новых строительных проектов, говорят, что чиновники пользуются бюрократическими отговорками и отказывают им в надлежащей компенсации за потерю их домов.



Лишь некоторые готовы дать отпор властям или искать поддержки правозащитников за границей, остальные же молчат из страха подвергнуться преследованиям.



Пожилая жительница Ашгабата, пожелавшая остаться неназванной, со слезами на глазах вспоминала, как ее и ее соседей вынудили выехать из их домов незадолго до Нового года, когда начался снос зданий.



«Наши дома ломают и переселяют нас отсюда», - сказала она, добавив, что раньше жила в доме с небольшим участком земли рядом с центральным рынком столицы.



Ей дали маленькую квартиру в новом микрорайоне Ашгабата, но никакой компенсации за разницу размера утраченного жилья и потерю земельного участка она не получила.



Тем не менее эта женщина считает, что по сравнению с другими выселенными людьми ей повезло: «У других бывает гораздо хуже, и они вынуждены жить у родственников или арендовать жилье».



Съем жилья – удовольствие не из дешевых, так как стоимость аренды начинается от 200 долларов США за месяц. Многие жители не могут себе этого позволить, поскольку эта сумма составляет примерно среднюю заработную плату работника госсектора.



В прошлом году множество граждан в Ашгабате и областных центрах потеряли свое имущество, поскольку в рамках государственного плана по улучшению социально-бытовых условий жителей городов и сел на месте их жилья планируется разбить парки, построить мечети и фонтаны.



В некоторых случаях сносят старые одноэтажные частные дома, не имеющие водопровода, чтобы на их месте построить высотные многоквартирные строения со всеми удобствами.



Старые многоэтажные постройки так же подлежат разрушению.



Кампания по сносу началась еще во времена правления первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, скончавшегося в 2006 году. Ниязов был известен своим пристрастием к таким мегапроектам как «дворцы культуры», новые дороги и мечети, целью которых является продемонстрировать процветание страны.



Подобная политика продолжилась и при его преемнике Гурбангулы Бердымухаммедове, занявшем этот пост в 2007 году. Новый лидер придал кампании свежий импульс, приняв социальную программу развития, нацеленную на улучшение жизненного уровня людей в городах и сельской местности.



Согласно законам Туркменистана, имущество может быть отнято принудительно, но владельцам в таком случае полагается компенсация. Закон предписывает решать любые разногласия по поводу компенсации через суд до того, как произойдет снос.



По словам жителей, на самом деле их выселяют насильно, и потом они вынуждены бороться за получение адекватной компенсации. Это, говорят туркменистанцы, - нарушение их прав.



Иногда чиновники отказывают в компенсации на том основании, что документы собственников на имущество не в порядке. Особенно уязвимы в этом отношении те, кто не зарегистрировали свое жилье или земельный участок в частную собственность, когда после развала Советского Союза проходил процесс приватизации. У некоторых имеется законное право собственности, но они не смогли завершить процесс приватизации.



В беседе с IWPR юрист из государственной конторы в Ашгабате подтвердил, что документы на собственность тщательно изучаются чиновниками.



В советское время жилье сотрудникам предоставлялось вместе с рабочим местом.



«В случаях, если жилье не приватизировано, или квартиросъемщик не отработал трудовой стаж до конца [уволился и остался проживать в ведомственной квартире], или подпись на документах показалась подозрительной, или неправильно оформлена приватизация, людям заявляют, что у них вообще нет прав на жилплощадь, и выселяют их без всякой компенсации», - сказал юрист.



Даже те, кто может предоставить доказательства на владение жилплощадью, оказываются в ситуации, когда их сначала вынуждают съехать, а затем предоставляют неадекватную компенсацию.



В городе Туркменбаши на западе страны группа людей протестовала на руинах своего жилья. Их дома были разрушены, чтобы освободить место для автомагистрали. Люди требовали от местных властей гарантий, что получат должную компенсацию.



Проведенная акция протеста представляет собой редкий пример оппозиции к власти в Туркменистане. Хотя работы по сносу зданий были приостановлены, чиновники из городской администрации и жители до сих пор ищут компромиссное решение.



Более двадцати жилых домов и других зданий были снесены в прошлом году в городе Куня-Ургенч на севере страны; на их месте власти хотели построить мечеть.



По словам местного активиста, пожелавшего остаться неизвестным, «власти никак не компенсировали снос жилья. Единственное, что позволили, так это воспользоваться материалами снесенных домов и земельными участками, выделенными для [индивидуального] строительства на окраине города».



Житель Ашгабата, назвавшийся Муратберды, сказал, что чиновники из городской администрации несколько месяцев рассматривали его документы только для того, чтобы потом сказать, что он может рассчитывать на жилье с меньшей площадью, чем у него было.



Аналитик из Ашгабата сказал IWPR на условиях анонимности, что ситуация улучшилась по сравнению со временами правления Ниязова, когда люди иногда даже не получали уведомления перед сносом их жилья.



«Ужасно то, что люди, которым два-три года назад разрешили построить собственные дома, получают уведомление, что в течение двух недель они должны их освободить», - сказал он.



Он также подтвердил, что при рассмотрении заявлений на компенсацию власти города не принимают во внимание земельные участки или дополнительные строения – например, хозяйственные постройки.



«Семья из пяти или десяти человек переселяется в двух или однокомнатную квартиру», - говорит аналитик.



По словам наблюдателей, общественность не получает никакой выгоды от строительной кампании, начатой властями.



Новое жилье продается по ценам, недоступным для простых людей. Некоторые проекты даже остаются на стадии сноса старых знаний – участок может быть очищен, но строительство мечети или другого здания заморожено без каких-либо объяснений.



Другие проекты заброшены, потому что идея была провальной с самого начала.



Многие в Ашгабате помнят, как во времена Ниязова был снесен целый дачный поселок с садами и огородами под предлогом строительства на этом месте зоопарка. На этой стадии реализация проекта прекратилась, так как участок, который находится в непосредственной близости от Ашхабадского международного аэропорта, непригоден для содержания животных.



Сотни владельцев дач остались ни с чем, потому что отказались обустраивать участки вдоль автодороги, которые им выделили власти.



Аналитик из Ашгабата сказала, что попытки выселенных граждан обратиться в суд были напрасными: «Я знаю, что были обращения, но о положительном исходе не слышала ни от кого».



Единственный пример того, что предприняли власти в отношении жалоб граждан, сообщил анонимный источник, - в конце декабря прошлого года Генеральная прокуратура начала изучать проверку правильности предоставления компенсаций за снесенные дома.



В отчаянной попытке добиться справедливости некоторые пострадавшие бросили властям вызов, обратившись к международным организациям.



Таджигуль Бегмедова, глава Туркменского Хельсинского фонда из Болгарии, рассказала, что ее организация получила несколько писем от людей, чьи права на собственность были нарушены.



В большинстве случаев люди жалуются, что власти проигнорировали просьбы людей предоставить им крышу над головой.



«До сегодняшнего дня они не могут добиться справедливости», - добавила она.



Тимур Мисриханов, руководитель Ассоциации юристов Туркменистана, находящейся в Нидерландах, сказал, что несколько жалоб были направлены в ООН. Однако такие случаи редки, потому что люди сильно рискуют, обращаясь в международные организации.



«В подавляющем большинстве люди боятся отстаивать свои права, потому что на них оказывается давление», - сказал Мисриханов.



Довлет Овезов – псевдоним журналиста в Ашгабате, и Инга Сикорская - главный редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану.
Support our journalists