Насколько значителен факт передачи таджикской земли Кыргызстану?

Дебаты вокруг передачи Таджикистаном участка земли в пользование Кыргызстану выдвигают на первый план вопросы о земле и границах.

Насколько значителен факт передачи таджикской земли Кыргызстану?

Дебаты вокруг передачи Таджикистаном участка земли в пользование Кыргызстану выдвигают на первый план вопросы о земле и границах.

Споры, возникшие из-за получения Кыргызстаном участка таджикской земли, подчеркивают щепетильность, до сих пор окружающую пограничные вопросы на фоне этнического и территориального хаоса Ферганской долины.

На встрече 3 марта секретарь Совета безопасности Кыргызстана Адахан Мадумаров и его таджикский коллега Амиркул Азимов пришли к соглашению, что 275-метровая полоса таджикской территории будет сдана в аренду Кыргызстану как недостающая часть для постройки дороги через южную Баткенскую область Кыргызстана.

В этой части Кыргызстана находятся анклавы – земли соседних Таджикистана и Узбекистана, вдающиеся в территорию Кыргызстана.

Работы над строительством объездной дороги еще не закончены, и люди в Баткене вынуждены проезжать через Чорку, таджикский анклав в Кыргызстане. Это означает, что они должны проходить через пограничный контроль.

24-километровая объездная дорога должна была пересечь таджикскую территорию, поэтому работы над ее строительством были приостановлены. Соглашение, достигнутое Мадумаровым и Азимовым, разрешило этот вопрос к взаимному удовлетворению двух правительств.

«Таджикская сторона сдала нам эти земли в аренду на 49 лет за чисто символическую оплату. Это позволит нам продолжить остановившееся строительство [объездной] дороги», - сказал Мадумаров, отметив, что, скорее всего, стоимость аренды будет составлять всего 1 доллар.

«Теперь у нас будет хорошая дорога, и самое главное - беспрепятственная. И это удобно и для нас, и для таджиков, так как они тоже будут пользоваться этой дорогой», - сказал Акжол Мадалиев, первый заместитель губернатора Баткенской области.

Акрам Амонов, заместитель секретаря Совета безопасности Таджикистана, согласен с тем, что улучшенная дорожная связь пойдет на пользу и его стране тоже. «Это стратегическая дорога, которая соединит нас с Кыргызстаном, Узбекистаном, Казахстаном, и мы будем ее совместно использовать», - сказал он.

ТАК ЧЬЕЙ ЖЕ БЫЛА – ИЛИ ЕСТЬ – ЭТА ЗЕМЛЯ?

Хотя чиновники рассматривают сделку как вариант, при котором в выигрыше оказались обе стороны, местные жители гораздо менее довольны ситуацией, особенно те, кто живут на кыргызской стороне. Они утверждают, что земля, прежде всего, принадлежит им, и правительство не должно было признавать ее принадлежность и Таджикистану, подписывая соглашение.

Некоторые аналитики считают, что заключение этой сделки создает плохой прецедент для будущих переговоров по вопросу кыргызско-таджикской границы, некоторые участки которой остаются немаркированными и в некоторых случаях спорными, потому что процесс демаркации национальных территорий на земле остается незавершенным. Признав, что факт обладания этим участком земли не вызывает сомнений, правительства двух стран сделали невозможным любое обсуждение этого вопроса в будущем.

«Кыргызская сторона неправильно поступила, взяв в аренду участок, который является спорным, - считает Карамат Орозова, депутат Баткенского районного кенеша [совета]. – Это является признанием того, что эти земли принадлежат таджикам, когда границы еще не установлены».

Жолдош Сатыбалдиев, представитель Баткенской области в Согдийской области Таджикистана, сказал: «Видно, что местные власти не проделали как следует свою работу. Арендуемый нами участок - кыргызская земля, и есть люди, которые пахали эту землю, они живы».

Максат Таабалдиев, житель села Актатыр, соседствующего с Чорку, считает, что вопрос принадлежности земли – принципиальный и более значительный, чем вопрос постройки объездной дороги.

«Можно было приостановить строительство этой дороги. Мы как-нибудь прожили бы, и не отдавали землю», - сказал он.

«Местные жители, таджики, не одобряют решение сдать кыргызам участок в аренду. Они думают, что, построив свою собственную дорогу, кыргызы больше не станут с ними считаться по другим вопросам», - сказала жительница Чорку, подтвердив тем самым, что подозрения взаимны.

Политолог из Таджикистана Косим Бекмухамедов озвучил другое опасение: «Если территорию взяли киргизы на 49 лет, там, естественно, будут возводиться дома, а через 49 лет как быть с ними, с их домами?»

Таджикский правительственный чиновник на условиях анонимности заявил, что земля принадлежит его стране, но согласился с официальным мнением Кыргызстана, что вопрос должен быть решен в пользу обеих сторон.

«Европейский банк развития выделил Кыргызстану средства на строительство этой автотрассы. А киргизы, не посоветовавшись с таджикской стороной, включили и эти 275 метров в проект. Этот участок относится к Таджикистану», - сказал он.

«Мы абсолютно ни чем не пожертвовали, когда сдали землю в аренду киргизам. Потому что мы давние соседи, мы родственники и, тем более, дорога, которая будет построена, будет использоваться и таджиками, и киргизами», - сказал он в заключение.

НОВЫЕ ГРАНИЦЫ – НОВАЯ НЕИЗВЕСТНОСТЬ

Баткенская область, являющаяся частью Ферганской долины, граничит с двумя другими государствами – Таджикистаном и Узбекистаном. Баткен представляет собой выдающийся кусок территории, зажатый между узбекской землей на севере и таджикской – на юге.

Помимо анклава Чорку в Баткене есть еще один таджикский анклав – Ворух, а также два узбекских – Шахимардан и Сох. Площадь анклава Чорку составляет 130 кв. километров, а население насчитывает 20 тысяч человек, 95% которых – этнические таджики.

Эти анклавы были созданы в Центральной Азии в первые годы существования Советского Союза, когда на карте были отмечены границы пяти новых республик. Аналитики считают, что регион разметили по принципу «разделяй и властвуй», но на это можно возразить, что, возможно, было намерение создать национальные государства хотя бы формально, а не по сути, и этнические сообщества, находящиеся за пределами титульных республик, заселяли на эти территории в административном порядке.

В любом случае, пока у людей была общая страна – Советский Союз, внутренних границ не было, они никак не мешали жителям таких мест как Баткен. Но в 1990-х ситуация начала меняться, получившие независимость государства начали контролировать свои границы и устанавливать суверенитет на тех участках земли, использование которых раньше определялось традициями и привычками, а не официальной картой.

В течение нескольких лет после получения независимости пограничный контроль оставался нестрогим, и жители расценивали новые границы скорее как административное разделение. Они продолжали использовать земли, пастбища и водные ресурсы, как и раньше, не придавая значения тому, на какой стороне границы они находились.

Вооруженные вторжения, осуществляемые членами Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в 1999 и 2000 годах, укрепили намерения провести четкую границу и усилить пограничный контроль. Партизаны ИДУ действовали из Таджикистана, но многие свои вторжения начинали из Баткена, что заставило правительства трех государств сосредоточиться на решении вопросов безопасности в этой части Ферганской долины.

Вскоре, в 2002 году, были открыты таджикские и кыргызские пограничные посты вокруг анклавов Чорку и Ворух. Это означало, что передвигающимся по территории Кыргызстана нужно было въехать на территорию Таджикистана, затем покинуть ее и продолжать путь снова по кыргызской территории.

Жители Ляйлякского района, расположенного в западной части Баткенской области, были практически отрезаны от остальной страны, куда им нужно было добираться через Чорку и другие анклавы.

Если добавить к этому около 70 участков земли, принадлежность которых до сих пор неясна, можно понять, почему Баткен является одной из немногих частей Центральной Азии, где правительствам нужно провести демаркацию границ.

Несмотря на наличие нерешенных вопросов и случающиеся трения на местном уровне, отношения между Бишкеком и Душанбе все эти годы были довольно хорошими.

Любые споры, как правило, касаются местных вопросов о пользовании землей и водными ресурсами. В марте прошлого года около 150 граждан Таджикистана проникли на территорию Кыргызстана и попытались разрушить платину, сдерживающую поливную воду, идущую в Таджикистан.

Некоторые разногласия также вызваны мнением, бытующим на кыргызской стороне границы, что некоторые приграничные селения могут быть присоединены к Таджикистану, так как таджики покупают или арендуют дома, оставленные людьми, уехавшими на поиски работы на более благополучный в этом плане север страны, в Казахстан или Россию.

ПОМОЖЕТ ЛИ СТРОИТЕЛЬСТВО ДОРОГИ УМЕНЬШЕНИЮ НАПРЯЖЕНИЯ?

Кыргызстанские чиновники утверждают, что приняли во внимание все юридические сложности при ведении переговоров об этом участке земли.

Алишер Эргешов, начальник государственного Агентства по регистрации прав на недвижимое имущество при правительстве Кыргызской Республики (Госрегистр), сказал, что до тех пор, пока не будет проведена официальная демаркация, права Таджикистана на эту землю не будут законны.

В то же время Саламат Аламанов, заведующий отделом региональных проблем аппарата правительства Кыргызстана, принимавший участие в переговорах о передаче земли, сказал, что по документам, которые долго изучались специалистами двух стран, эти земли не являются спорными.

Местные жители, как таджики, так и кыргызы, считают, что новая объездная дорога не будет способствовать улучшению отношений между двумя сообществами.

«Во-первых, власти не смогут предотвратить все конфликты, если даже построят эту дорогу. Дорога будет проложена очень близко к таджикскому селу и кыргызскому каналу [между селом и каналом]. Это означает, что прежние истории, когда таджикские мальчики закидывали камнями наши автобусы и машины, будут повторяться, - говорит Бахринса Тажибаева, жительница кыргызского села Актатыр. – Во-вторых, у меня есть сомнения насчет качества дороги. До этого было несколько объездных дорог в нашей области, но люди выбирали прежний путь через анклавы - из-за качества».

Гульнара Дербишева, депутат парламента из фракции «Ак Жол», много лет прожившая в Баткенской области, говорит, что существуют и другие вопросы, связанные с использованием земли и водных ресурсов, требующие решения.

«Возможно, на сегодняшний день решение Совбезов двух стран было оптимальным, но надо провести еще один раунд переговоров, и определить более конкретно вопросы предоставления поливной и питьевой воды, пастбищ и так далее, чтобы заранее снять потенциальные очаги напряженности», - считает она.

В последние годы растущее давление по поводу принадлежности земли повысило конкуренцию между гражданами двух стран, живущими у границы и вокруг анклавов, в отношении земельных участков, пастбищ для скота, доступа к водным ресурсам и рубки деревьев на дрова.

В самом Чорку опрошенные таджики задаются вопросом, что они получат от строительства дороги. Многие считают, что под соглашением подразумевается, что они получат доступ к кыргызской земле.

«Сейчас у нас в селе идут разговоры, что взамен того, что мы отдали, мы можем взять некоторые кыргызские пастбища», - говорит житель села Чорку Солимжан Махмутжанов.

Другие считают, что дорога может стать центром протестов, если отношения между странами ухудшатся.

«Земля принадлежит нам, таджикам, а сверху решили сдать её в аренду. Но если Кыргызстан не поддержит нас в вопросах воды, дороги и пастбищ, то завтра же соберется народ и перекроет [объездную] дорогу», - сказал Сабыр Мустафаев.

Орозбек Молдалиев, политолог из Кыргызстана, директор проекта «Политика. Религия. Безопасность», сказал, что такого рода риск является неотъемлемой часть сделки.

«Аренда - не самое лучшее решение, - сказал он. – В периоды конфликтов таджикская сторона может перекрывать дороги, мотивируя тем, что эта земля принадлежит им».

Саламат Аламанов считает, что озабоченность, озвученная как кыргызскими, так и таджикскими жителями, стимулируется внешними интересами.

«Как человек, который уже десятилетиями изучает этот вопрос, я стопроцентно уверен, что строительство этой доргоги в интересах местного населения”, - сказал он.

Жениш Айдаров и Аслибегим Манзаршоева – контрибьюторы а Баткене и Душанбе, прошедшие тренинги IWPR. Дополнительные интервью были предоставлены Миргуль Акимовой, журналистом из Бишкека, работающим под псевдонимом.

Support our journalists