Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

народные массы в едином порыве смели администрацию Аскара Акаева

Первые нерешительные шаги новой администрации и неясность со статусом президента Акаева означают, что переход власти осуществлен лишь наполовину.
By

Прошла неделя с того момента, когда народные массы в едином порыве смели администрацию Аскара Акаева, но Кыргызстан по-прежнему остается без полноценного правительства.

 

Сам Акаев находится в Москве и не изъявляет пока готовности добровольно сложить с себя полномочия, что значительно облегчило бы жизнь его оппонентам.

 

30 марта ряд НПО Кыргызстана предложили начать процедуру импичмента Акаева.

 

Политическое руководство в Бишкеке всю неделю занималось созданием эффективных, легитимных и конституционных механизмов власти. Тем временем появились признаки того, что разные оппозиционные группировки, начинают борьбу за власть.

 

Пока более-менее удалось преодолеть лишь кризис, связанный с наличием одновременно двух парламентов. Вначале легитимным был объявлен парламент прежнего созыва. Это представлялось обоснованным, учитывая, что именно выборы нового состава парламента 27 февраля и 13 марта спровоцировали народные волнения, приведшие в итоге к смене власти.

 

Верховный суд аннулировал мандаты новоизбранных депутатов. Новый премьер и, в силу занимаемой должности – исполняющий обязанности президента Курманбек Бакиев также ратовал за легитимность прежнего парламента.

 

Затем временно легитимными стали считать оба состава депутатов. 27 марта они одновременно заседали в разных помещениях здания парламента.

 

27 марта ЦИК признал полномочия нового состава парламента страны. Примечательно, что состав ЦИК – это те же люди, которые организовывали и проводили парламентские выборы, вызвавшие бурю протестов и обвинений в подтасовке результатов, за исключением председателя. Новый председатель ЦИК был назначен, когда прежний прислал по факсу из Казахстана заявление о своем уходе в отставку.

 

В поддержку нового парламента выступил и Феликс Кулов – легендарный оппозиционный политик, освобожденный демонстрантами из тюрьмы. Кулов был назначен в новой администрации координатором силовых ведомств, однако 30 марта оставил этот пост.

 

К 28 марта стало ясно, что кресла в новом однопалатном парламенте займут новоизбранные депутаты, а прежний – двухпалатный – законодательный орган уйдет в прошлое. 28 марта новый парламент утвердил Курманбека Бакиева в должности премьер-министра страны, а также и.о. президента, легализовав тем самым его статус и статус нового состава правительства.

 

Омурбек Текебаев - лидер социалистической партии «Ата-Мекен» и один из немногих оппозиционных кандидатов, прошедших в парламент - был избран спикером.

 

Рядовые сторонники оппозиции были разочарованы таким поведением своих лидеров, ведь все это время они добивались отмены результатов выборов, в ходе которых нечестным, по их мнению, путем, был избран новый состав парламента. У здания парламента вновь начались митинги, участники которых сформировали новое оппозиционное объединение под названием «Движение 27 марта».

 

Влиятельный оппозиционный политик Адахан Мадумаров, который, как и Бакиев и большинство сторонников оппозиции, является выходцем с юга страны, осуждает действия некоторых своих коллег.

 

«Новая власть начала свою деятельность с бесконечного дележа портфелей, забыв, на какой волне она пришла к политическому Олимпу», - сказал Мадумаров, отказавшийся занять пост вице-премьера в правительстве Бакиева.

 

Он считает, что требования недовольных граждан республики удовлетворены лишь наполовину. «Народ ставил два требования: отмена итогов выборов и отставка Акаева. Второе с помощью народа выполнено. Первое же требование, которое и привело сюда народ под лозунгом “Долой незаконно избранный парламент”, так и осталось нереализованным».

 

Мадумаров считает, что юридическая неопределенность вокруг нового парламента вкупе с непродуманными действиями новой власти могут повлечь за собой самые негативные последствия.

 

«Аскар Акаев загнал Кыргызстан в тупик, а новая власть загоняет еще дальше. Сейчас уже не только власть, но весь Кыргызстан в опасности из-за сомнительной легитимности действующего нового парламента».

 

Профессор кафедры Конституционного права юрфака Кыргызско-Российского Славянского университета, депутат прежнего парламента Зайнидин Курманов отмечает, что «с точки зрения Конституции, совершившаяся революция незаконна и антиконституционна».

 

«Узурпация государственной власти является особо тяжким преступлением. Отсюда все политические шаги, связанные с передачей власти в новые руки – нелегитимны, а лица, совершившие данное деяние - уголовные преступники», - сказал он IWPR.

 

Далее Курманов сказал: «К сожалению, в рамках действующей Конституции КР все притязания Аскара Акаева на возврат власти являются законными».

 

Президент может быть смещен только в случае, если он добровольно уйдет в отставку, если ему будет объявлен импичмент, если он будет признан неспособным исполнять свои обязанности, либо в случае его смерти.

 

При том, что пока Акаев добровольно в отставку не собирается, наиболее логичным решением был бы импичмент, но здесь возникает проблема, связанная в первую очередь именно с признанием легитимности нового парламента.

 

«Вопрос в том, сможет ли новый состав парламента (укомплектованный пока примерно на 2/3) принять такое решение, ведь для этого требуется согласие не менее 4/5 от общего числа депутатов», - сказал Курманов.

 

Для решения головоломки не хватает лишь одного звена – самого Акаева.

 

29 марта в интервью радиостанции «Эхо Москвы», сигнал которой принимается на территории Кыргызстана, Акаев, находящийся в России, заявил, что продолжает считать себя законным главой государства и не видит оснований для ухода в отставку.

 

Это – прямой вызов переходному правительству, уже назначившему новые президентские выборы на июнь.

 

«Государство не может иметь двух президентов, - говорит независимый юрист Марат Мергенов. – Не ушедшего в отставку Акаева и нового – того, кто будет избран в июне».

 

В распространенном Акаевым заявлении он утверждает, что вскоре вернется в Кыргызстан, однако политолог Эльмира Ногойбаева полагает, что это вряд ли возможно.

 

«В ближайшее время Акаев не сможет вернуться в страну, во всяком случае – в качестве президента, - сказала она. - То, как он ушел из власти, многие восприняли как предательство. Он погрузил страну в хаос и оставил ее политически разобщенной. Разобщенность царит как внутри оппозиции, так и среди его людей».

 

«Если же Акаев все-таки вернется, вряд ли его кто-то серьезно поддержит в Кыргызстане. Ведь 24 марта он не просто покинул страну - он бросил на произвол судьбы свое ближайшее окружение, свою команду».

 

Профессор Курманов считает, что на пути легализации новой власти стоит Конституция страны. «Чем дольше сохраняет свое действие существующая Конституция, тем более уязвимы нынешние революционеры с точки зрения закона и тем выше вероятность реставрации в стране прежнего политического режима с Акаевым или без него».

 

«В этих условиях возможно вмешательство внешних сил для восстановления конституционного порядка и возвращения в Кыргызстан законно избранного Президента Аскара Акаева».

 

С неожиданной легкостью придя к власти, новые политики ломают голову, как вывести страну из политического и правового кризиса, в котором она оказалась после бегства президента Акаева.

 

«Большинство революционеров – вчерашние чиновники. Они понимают, что совершили антиконституционный захват власти и теперь стремятся вернуться в существующее ‘конституционное поле”», - говорит Курманов.

 

«Революция зримо начинает приобретать черты “чиновничьей революции” или государственного переворота».

 

Айнагуль Абдрахманова, координатор программ IWPR в Бишкеке