Напряжение накануне новых ереванских протестов

Армения готовится вспоминать насильственный разгон оппозиционных демонстраций.

Напряжение накануне новых ереванских протестов

Армения готовится вспоминать насильственный разгон оппозиционных демонстраций.

1 марта оппозиция планирует акциями протеста отметить годовщину прошлогодних событий, когда в результате разгона полицией оппозиционных митингов в Ереване погибли десять человек.



Как власти, так и их политические оппоненты надеются избежать повторения насилия, но наблюдатели говорят, что разногласия между сторонами, в прошлом году вылившиеся в массовые протесты, остаются острыми.



Те протесты стали результатом отказа оппозиции признать итоги состоявшихся 19 февраля президентских выборов, которые провозгласили победителем – незаслуженно, как заявляют оппозиционеры – Сержа Саркисяна, ныне являющегося президентом страны.



После разгона демонстраций, в ходе которого погибли восемь сторонников оппозиции и два полицейских, тогдашний президент Армении объявил чрезвычайное положение в стране и ввел ограничения на деятельность СМИ.



«Политический кризис в Армении так и не был преодолен», - сказал в беседе с IWPR директор Кавказского института Александр Искандарян.



Недовольство оппозиции питают результаты проводимого правоохранительными органами расследования прошлогодних событий. Следователи сообщают, что ими были открыты 90 уголовных дел в отношении 110 человек. Уже вынесены судебные решения по 87 делам в отношении 101 человека, еще пятеро людей находятся в розыске.



Между тем, главные фигуранты расследования - семь оппозиционных лидеров – до сих пор ожидают суда, находясь в тюрьме. Судебные слушания по их делам откладывались уже несколько раз. Ни одному представителю правоохранительных органов не было предъявлено обвинений в связи с гибелью людей 1 марта прошлого года.



«Односторонним» назвала «ответ армянских властей на события 1 марта» правозащитная организация Human Rights Watch. В ее критическом отчете, опубликованном ранее в феврале, говорится:



«Были проведены расследования, уголовному преследованию и осуждению – иногда в результате проведенного с грубыми нарушениями, политически мотивированного суда - подверглись десятки членов оппозиции, обвиненные в организации демонстраций и участии в беспорядках, однако в то же самое время ни один представитель власти не был обвинен в применении чрезмерной силы. Кроме того, генеральная прокуратура отклонила все заявления о пытках и плохом обращении с задержанными как несостоятельные».



Оппозиция заявляет, что ее сторонники не делали ничего противозаконного во время протестов 1 марта, и нападение на них - предпринятое властями вопреки призывам международного сообщества разрешить возникший политический кризис мирным путем – не было спровоцированным.



Власти, в свою очередь, называют свои действия вынужденной реакцией на поступившую в их распоряжение информацию о том, что демонстрантам было роздано оружие, и оппозиция планировала устроить «массовые беспорядки».



Волнения начались ранним утром, когда на площади Свободы в центре Еревана, где в палатках спали несколько сотен оппозиционных активистов, появилась полиция. Площадь была быстро очищена, однако последовавшие за этим протесты продолжались весь день, кульминацией которого стало введение в столице чрезвычайного положения.



Правительство обещало тщательно расследовать случившееся, и следователи время от времени сообщают результаты проводимых ими в этом направлении мероприятий, однако имена виновников еще предстоит услышать.



«Я никого не обвиняю, хочу знать только одно – кто убил моего сына? Я хочу знать правду», - сказал Агаси Тадевосян - отец одного из полицейских, погибших во время беспорядков.



Его слова в точности повторяют родители тех, кто 1 марта погиб, находясь «по другую сторону баррикад». Роберт Арутюнян, лишившийся тогда сына – Самвела, сказал: «Не имеет значения, какими были их политические убеждения, погибли армяне от рук своих соотечественников. Я уверен, что придет время, когда все виновники преступлений, совершенных как 1 марта, так и до и после него, понесут наказание».



Уступив давлению со стороны Парламентской ассамблеи Совета Европы, власти согласились внести поправки в две статьи армянского уголовного кодекса, по которым обвиняются находящиеся в заключении семь лидеров оппозиции. Однако, как заявляют оппозиционеры, за прошедший год не произошло никаких сколько-нибудь значительных изменений, которые могли бы предотвратить новые вспышки протестов.



«Диалог предполагает действия, а не одни призывы, - сказал Армен Мартиросян, руководящий парламентской фракцией партии «Наследие», которая является единственной оппозиционной силой в армянском законодательном собрании. - Если бы власти действительно были склонны к этому, то, в первую очередь, они освободили бы политических заключенных, которые и должны стать отвечающей стороной в диалоге. Во вторых, нужно выяснить обстоятельства гибели десяти невинных людей, имена убийц и тех, кто давал указания».



«Для этого существуют четкие экспертные мероприятия, которые можно было провести за короткий срок и раскрыть преступления. Но этого не сделали, а означает одно – не хотят раскрывать эти убийства».



Мэрия Еревана отказалась выдать оппозиции разрешение на проведение митинга в день годовщины насильственного разгона протестов. Артак Зейналян, представляющий оппозиционный Армянский национальный конгресс, говорит, что его организация уже сто раз обращалась к столичным властям с просьбой санкционировать акцию протеста (в том числе против содержания в армянских тюрьмах политических заключенных, которых, по его словам, насчитывается 58 человек), однако неизменно получала отказ.



И все же, сказал он, митинг состоится: 1 марта, в три часа дня, в центре Еревана соберутся оппозиционные активисты. И полиция, по его словам, предупреждена об этих намерениях.



Член парламента, представитель правящей Республиканской партии Эдуард Шармазанов предсказывает, что предстоящая демонстрация будет мирной. Он выражает надежду, что полиция позволит протестующим выразить свои мнения.



«Я далек от мысли о том, что у нас должно быть общество, поддерживающее только власть. В стране, где нет сильной оппозиции, не может быть и сильной власти», - сказал он.



Карине Асатрян, корреспондент телеканала «A1+», участница проекта IWPR «Общекавказская журналистская сеть», который осуществляется при финансовой поддержке Евросоюза.

Support our journalists