Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НА ПЕРЕПУТЬЕ

Кажется, политика никогда еще не была так популярна в Грузии. Но
By

предлагают избирателям два совершенно разных взгляда на будущее страны.


Репортаж Ии Антадзе из Тбилиси (CRS No. 1, 8-Oct-99)


Можно простить тех гостей Грузии, кто, делая остановку на горном перевале


Рикоти между восточной и западной частями страны, приходят к выводу, что в


этой республике демократия процветает. В эти дни, кажется, все телевизоры в


витринах магазинов и кафе настроены на первый канал государственного


телевидения Грузии, передающий парламентские сессии в прямом эфире. Даже


зимой, когда для привлечения покупателей следовало бы крутить последний


пиратский видеобоевик, владельцы кафе и посетители смотрят сессии по


телевизорам, подключенными к старым автомобильным аккумуляторам.


С тех пор, как Грузия стала независимой, многопартийные выборы проводились


в республике три раза. По общему согласию, три парламента привели к


укреплению стабильности, хотя отсчет следует вести с гражданской войны и


едва не случившегося распада страны в 1991-93 годах.


Сегодня, накануне выборов в парламент 235 депутатов, которые должны


состояться 31 октября, избирателям предлагается два совершенно


противоположных взгляда на будущее страны. Правящая элита, связанная с


правящим Союзом граждан Грузии и его председателем, президентом Эдуардом


Шеварднадзе, кажется единодушной в определении стратегического


государственного курса. Грузия, по их мнению, должна взять на себя роль


связующего корридора между Востоком и Западом, необходимо возродить древний


Шелковый путь и проложить нефте- и газопроводы по грузинской территории.


Партнерами Грузии, по их мнению, должны быть страны с сильными


демократическими традициями и таким образом республика должна войти в


мировое сообщество, как один из его равноправных членов. Значительная часть


населения согласна с этим. Среди них есть люди, надеющиеся получить выгоду


от реализации международных проектов, и те, кто считает, что членство в


международных организациях является лучшей гарантией государственной


безопасности. Эти люди верят, что президент Шеварднадзе и Союз граждан не


имеют альтернативы.


Однако многие грузины видят в Шеварднадзе человека, свергнувшего первого


президента Звиада Гамсахурдиа и тем самым уничтожившего независимость


Грузии. Как следствие, националисты, известные под именем "звиадистов",


поддержат любого, кто окажется соперником Шеварднадзе.


Кроме того, есть еще и те, кто резко критикуют Шеварднадзе и сторонников


его партии, считая, что политика правительства принесла значительно меньше


того, что от нее ожидалось за прошедшие семь лет. Часть их них не имеют


работы, другие являются государственными служащими, вынужденными месяцами


ждать, часто безуспешно, выплаты зарплаты - в среднем от 15 до 30 долларов


в месяц - которая часто оказывается в карманах коррумпированных


правительственных чиновников. Для огромной армии безработных и мелких


государственных служащих Шеварднадзе - это старый и бессильный президент,


не способный навести порядок в стране.


Правительству приходиться также считаться с оппозицией большинства


грузинских беженцев, изгнанных из потерянных территорий - Абхазии и Южной


Осетии. Для них именно Шеварднадзе потерял эти земли и никогда не сможет


вернуть их обратно.


В завершении, сам Союз граждан разделен на молодое реформаторское крыло и


консервативную номенклатуру, что может сказаться на поддержке населения.


Для всех этих групп и интересов, альтернативный популистский выбор был


предложен с совершенно неожиданного направления. Впервые эта новая


политическая сила проявила себя более года назад и теперь она собирает


вокруг себя противников Союза граждан.


Это движение зародилось далеко от Тбилиси, в автономной Аджарской


республике на берегу Черного моря, к западу от столицы. Его лидером


является Аслан Абашидзе, председатель Верховного Совета автономной


республики Аджария, которому удалось объединить пять оппозиционных партий в


Батуми, столице Аджарии. Часть этих партий левой ориентации, часть -


правой. Принцип этого союза по согласию прост: "Давайте объединим силы для


борьбы с правительством!".


Батумская коалиция проводит агрессивную кампанию против Союза граждан под


лозунгом, повторяющим ее название ­ "Возрождение Грузии", предлагая людям


как раз то, что они хотят слышать - сильное правительство и "крепкую руку".


Один из лозунгов блока утверждает, что "даже трава не растет там, где


побывал Союз граждан", а другой обещает распространить аджарский рай на всю


Грузию.


Однако в Грузии есть два взгляда на "аджарский рай". Некоторые считают


Аджарию тихим и чистым местом, где царит порядок. Служащие получают свои


запрлаты и пенсии регулярно и вовремя. Под руководством Абашидзе Аджария


возрождается, говорят его сторонники. Он строит мосты и заботится о


культуре и спорте.


Другие проявляют меньше энтузиазма, критикуя Абашидзе за нетерпимость и


руководство автономией, как своей персональной вотчиной, где главные


должности заняты его родственниками. Члены оппозиционных партий покинули


Аджарию после того, как он закрыл одну из местных оппозиционных газет.


Критики Абашидзе указывают также на то, что он пытается присвоить некоторые


функции центра, включая пограничный контроль на грузино-турецкой границе,


проходящей по аджарской территории, получив таким образом доступ к прибыли


от таможенных сборов.


Абашидзе ни разу не был в Тбилиси за последние семь лет, утверждая, что


столица является центром терроризма, а преседатель парламента и несколько


министров ­ террористами.


Но по крайней мере у грузин есть политический выбор. По мнению аджарских


идеологов, национальным оскорблением для Грузии нужно считать предложенную


ей в качестве главной роли и вклада в международное сообщество защиту и


охрану нефтепроводов. Грузия должна служить не коридором между Востоком и


Западом, говорят они, а мостом между Севером и Югом. Евроамериканский стиль


жизни, утверждают они, оказался губительным для Грузии. Грузия находится на


перекрестке двух цивилизаций - православной и мусульманской - и в течении


четырех столетий Грузия и, в частности, в силу своего этнического состава,


Аджария, представляла миниатюрную модель их сосуществования.


Короче говоря, аджарская концепция роли Грузии уводит ее от статуса


евразийского коридора, расхваливаемого Шеварднадзе, и заменяет


горизонтальные связи на поиск стратегических партнеров по вертикали -


Россия-Грузия-Турция.


Те, кто далек от политики, пытаются упростить ситуацию, говоря, что курс


Грузии будет или прозападным или пророссийским. В сущности, они по всей


видимости правы.


Российские военные, такие как генерал Александр Лебедь и генерал Павел


Грачев, посещают Батуми, а крупные американские политические фигуры -


Уильям Коэн и Збигнев Бзежинский - прибывают в Тбилиси.


Накануне голосования населению Грузии предложен простой выбор. Хотят ли


избиратели независимости и процветания, или, достигнув пика реальной


независимости, добровольно вернуться в сферу влияния голодного и


неспокойного северного соседа?


Ия Антадзе является журналистом тбилисской газеты "Кавказиони".