Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

МАСХАДОВ И БАСАЕВ - СОЮЗ ПЕРЕД ЛИЦОМ ОБЩЕГО ВРАГА.

Вторая война в Чечне объединила на одной стороне баррикад давних политических соперников: президента Чечни Аслана Масхадова и печально известного командира чеченских боевиков Шамиля Басаева.
By

Второй конфликт в Чечне заставил Аслана Масхадова и Шамиля Басаева, хотя бы на время, позабыть о разногласиях.


После окончания первой войны в августе 96 года между президентом Асланом Масхадовым и влиятельным командиром Шамилем Басаевым пролегла пропасть. Урезонить Басаева Масхадов так и не сумел, а Москва довольно холодно отвечала на его инициативу мирного сосуществования. В результате Масхадов оказался в изоляции от всех основных внутриполитических группировок.


Августовская операция России застала врасплох всех: и население, и политическую верхушку. Басаеву и другим полевым командирам пришлось на время забыть о разногласиях и вырабатывать общую стратегию.


В войне против России в 1994-95 годах Масхадов и Басаев воевали бок о бок. Масхадов командовал обороной Грозного, успех которой он сам считает заслугой Басаева. Именно благодаря талантам этого полевого командира российская армия понесла такие потери в октябре 1994.


Басаев всегда с недоверием относился к чечнскому руководству. Он никогда не соглашался с тактикой, которой придерживались лидер чеченского сопротивления Джохар Дудаев и его соратник Масхадов. Басаев считал, что военные действия следует перенести на территорию России, в этом смысле кульминацией его политики стал захват больницы в Буденновске в июне 1995 г.


Дружба Масхадова и Басаева дала трещину по завершению первой войны. Оба вступили в гонку за пост президента Чечни, и их соперничество вылилось в настоящее противостояние. В конце концов, Масхадов победил абсолютным большинством голосов - 60% против 26%.


Впрочем, Басаев своего влияния не утратил. Это понимал и Масхадов, в окружении которого не было сильных политиков. Именно поэтому президент Чечни попросил Басаева войти в правительство.


В результате не совсем конституционных действий Басаев был назначен заместителем премьер-министра и немедленно принялся улучшать экономический и аграрный сектор страны. Впрочем, его программа реформ ни к каким улучшениям не привела, и Басаев обвинил в этом Масхадова. В дальнейшем, он обвинял президента и в том, что тот окружил себя некомпетентными людьми.


19 августа 1998 г. Басаев со своими сторонниками провел в центре Грозного несанкционированный митинг. Они требовали, чтобы Масхадов подал в отставку, так как он нарушил более десяти статей Конституции.


Басаев всегда старался произвести впечатление дисциплинированного человека, выступающего в поддержку законности и порядка, но все его попытки поменять имидж по разным причинам терпели неудачу.


Он не взял на себя ни малейшей ответственности за то, что на территории республики хозяйничают бандформирования, за то, что его отказ признать центральную власть повлек за собой рост таких преступлений как похищения людей.


Примером этого могут послужить исламские "миротворцы" - вооруженные группировки Конгресса Чечни и Дагестана. Масхадов никогда не санкционировал формирование таких структур, более того, они были созданы вопреки его воле. Тем не менее, исполнявший после войны обязанности президента Зелимхан Яндарбиев и его преемник Масхадов поощряли командиров, следовавших примеру Конгресса.


Эта поддержка впоследствии оказалась не совсем последовательной, как в случае с полевым командиром Сулимом Ямадаевым, который после войны был произведен в генералы и стал заместителем командира Чеченской национальной гвардии. В 1998 году Ямадаев командовал боевыми действиями против исламистов в городе Гудермесе, и благодаря Ямадаеву конфликт удалось локализовать.


Масхадов пообещал наказать исламистов по традиционному мусульманскому своду законов - шариату, но потом испугался гражданской войны и нарушил свое обещание, в результате чего Ямадаев пошел на союз с чеченским духовным лидером Муфтием Ахмадом Хаджи Кадыровым, который известен своей пророссийской позицией.


Таким образом, президент Чечни остался в одиночестве, без всякой поддержки, необходимой ему для того, чтобы остановить исламистские группировки, которых Россия обвиняла в похищениях людей, незаконной торговле нефтью и других преступлениях.


А в августе 1999 г. экстремисты напали на российские и дагестанские войска в Ботлихе и Цумадине. Тогда Масхадов старался показать, что он никакого отношения к Басаеву не имеет. Действия его президент называл "авантюрой". Но вступать в открытую конфронтацию с Басаевым и Хаттабом он не собирался, лишь вскользь упомянув о том, что Басаев является добровольцем, обычным гражданином Чечни, и не имеет отношения к официальной власти.


Вторая война в Чечне снова все изменила. Под натиском российской армии ни Басаеву, ни Масхадову в одиночку не выстоять. Снова идет война, и Масхадов опять принял на себя командование обороной.


Шамиль Басаев, в свою очередь, признал необходимость единого командования для всех чеченских подразделений. Как он сам заявил, пытаться сохранить независимость его военной группировки, это все равно, что приравнять своих боевиков к "индейцам".


Раньше Басаев никогда не уступал требованиям присоединиться к армии под началом одного штаба. Да и теперь его едва ли не формальное признание авторитета центра и Масхадова ­ ни что иное, как вынужденный шаг. Тем не менее, полевой командир Басаев и президент Масхадов вновь склоняются над одной картой, планируя дальнейшие действия чеченских войск.


Руслан Исаев - независимый чеченский журналист, его сообщения публиковали Радио Свободная Европа и газета "Время МН".