Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЛИШЕННЫЙ МИЛОСТИ МЭР ОБЛАСТНОЙ АДМИНИСТРАЦИ СКОНЧАЛСЯ В ТЮРЬМЕ

Опала некогда привилегированного главы областной администрации даже по стандартам Туркменистана производила глубокое и тяжкое впечатление.
By IWPR Central Asia
(прежде известной как Чарджоу) более десяти лет, в то время как другие областные главы долго на посту не задерживались.



На прошлой неделе у дома Ахмедовых остановился автомобиль, и работники службы безопасности вынесли из машины тело бывшего областного главы. Согласно информации Туркменской Инициативы по Правам Человека, основанной в Вене, похороны не были разглашены и прошли быстро и тихо. Большинство людей, которые знали Ахмедова, из-за страха преследования секретными службами, которые наблюдали за церемонией, все же предпочли не участвовать на похоронах.



66-летний Ахмедов скончался в тюрьме, очевидно, в результате сердечного приступа, подробности же о его смерти, вряд ли, уже удастся узнать.



Карьере Ахмедова пришел конец после того, как в феврале он был приговорен к 17 лет лишения свободы за взяточничество, кумовство и злоупотребление властью.



Лебап является важным сельскохозяйственным и промышленным центром, сосредоточенным на выращивании и обработке хлопка и зерновых культур, и долгий срок пребывания Ахмедова в должности главы области только подтверждает, насколько Сапармурад Ниязов, именующий себя Туркменбаши, ценил его.



Ахмедов был одним из немногих чиновников, удостоенных звания Героя Туркменистана, высшей награды Президента страны.



Бывшие работники областной администрации подтверждают, что Лебапская область действительно достигла многого за эти десять лет, увеличив объем промышленного производства и обнаружив новые месторождения газа.



Президент поддерживал теплые отношения с любимым главой области, так как постоянно ставил его в пример другим главам областей, часто участвовал в праздновании его дней рождения и других семейных событиях. Он забрасывал Ахмедова подарками – то автомобиль, то трактор для его частной фермы.



Однако, несмотря на то, что по всеобщим отзывам Ахмедов был компетентным руководителем, он, как и впрочем, вся государственная система в Туркменистане, был подвержен взяточничеству. Люди, работавшие под его руководством, подтверждают о том, что без взятки ни как нельзя было устроиться на какую-либо высокую должность.



«Неограниченная власть, авторитаризм и коррупция процветали. Данные об объемах урожая были преувеличены. Почему бы нет? Президент не собирался проверять их. Самое главное сообщить, что все в порядке. Герой Туркменистана числился в особом списке», говорит бывший чиновник местного самоуправления.



По словам одного из бывших директоров фабрики в Туркменабаде, областном центре, он был назначен на этот пост министром легкой промышленности и преуспел в восстановлении работы терпящего убытки завода. Ему удалось увеличить производство и вовремя выплачивать рабочим, что является редким достижением в современном Туркменистане. «Внезапно издали приказ о моем увольнении», рассказал он и добавил, что узнал о том, что другой чиновник заплатил взятку в 5 000 долларов США, чтобы заполучить его должность.



Однако источники, близкие администрации Ахмедова, сообщили, что всему этому пришел конец, когда до Туркменбаши дошли слухи о том, что мэр области тайно строит дом по ту сторону границы, в городе Бухара, в Узбекистане. Президент заподозрил, что Ахмедов готовит себе убежище.



Большое количество министров и послов покинуло страну за время правления Туркменбаши. Однако, если даже Ахмедов и чувствовал, что его дни в должности были сочтены, он выбрал не ту страну. Отношения с Узбекистаном оставались прохладными еще с тех пор, когда Туркменбаши обвинил соседнее государство в участии в покушении на его жизнь в ноябре.



В октябре месяце прошлого года Ахмедов был понижен в должности, разжалован в главу района и назначен на руководящую должность в Ахалской области. Впоследствии он был арестован, обвинен и заключен в тюрьму.



Обвинения в коррупции, выдвинутые против него, были почти стандартным пакетом, использованным ранее для разрушения карьеры ряда туркменских чиновников, в цикле практикующегося в последнее время и участившегося за последний год быстрого продвижения по должности чиновников, а через определенный срок увольнения, сопровождаемого абсолютным позором.



Если обвинения хищения государственного имущества в особо крупных размерах в целях повышения уровня собственной зажиточности и оправдывают себя, и тот факт, что событие уже приобрело политический характер, не позволяет оставить дело без разбирательства, в этом случае возникает вопрос: почему президент и его команда так долго игнорировали предупреждения о такого рода действиях чиновников.



По словам одного из политических аналитиков в Туркменистане, если слухи о готовящемся побеге Ахмедова в Узбекистан и верны, то это не удивительно, так как в наши дни увольнению и судебному преследованию могут подвергнуться даже чиновники, пользующиеся наибольшим доверием у Туркменбаши.



«Работать страшно становится», говорит работник местной администрации юго-восточной области Мары. «Репрессии набирают обороты, теперь под опалу могут попасть и чиновники среднего ранга. Раз издали приказ найти врагов народа, как в 1937 [Сталинские чистки], найдут любое оправдание засадить в тюрьму».



Чиновники на местах загнаны в угол еще одним признаком сталинизма, когда им приходится гнаться за нереальными экономическими достижениями. Они понимают, что в случае неудачи, в лучшем случае они будут уволены, и им не остается ничего кроме как фабриковать липовые положительные данные и отправлять их руководству.



«Сама система не позволяет работать честно. Чтобы выполнить приказ приходится нарушать закон», говорит чиновник из Мары.



Возможно, Туркменбаши и на самом деле пытается искоренить коррупцию, однако многие считают, что эта кампания разработана просто для того, чтобы вселить страх в чиновников и заставить людей верить в то, что это не Президент, а сам народ несет ответственность за экономический рост. Однако, по мнению многих экспертов, здесь ошибка Президента в том, что он, увольняя коррумпированных, но компетентных лидеров, заменяет их неопытными, и опять же коррумпированными чиновниками.