Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЛИДЕР КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ ПРЕДЛАГАЕТ РЕШЕНИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО СПОРА

Президент предлагает кардинально пересмотреть законы, которые, как утверждают балкарцы, лишают их принадлежащих им с давних пор земель.
By
Лидер северокавказской Кабардино-Балкарии предлагает способ уладить давно возникший спор вокруг земельного законодательства, вызывающего ярое недовольство балкарского меньшинства республики. Он говорит, что можно было бы отменить спорные законы.

Это примирительное заявление президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков сделал в эфире телевидения, отвечая на выступления балкарцев против законов, предлагающих пересмотреть границы некоторых балкарских сел и отторгнуть у них часть ныне находящихся в их распоряжении земель.

«Мы проведем оценку, и если придем к выводу, что жители, которые сегодня волнуются по этому поводу, могут развивать эти территории, мы их передадим в муниципальное управление», – сказал Каноков.

«Если ликвидация «межселенных территорий» поможет развитию этих районов, мы внесем предложение об этом на рассмотрение на осенней сессии».

Два закона, о которых идет речь, были приняты в феврале 2005 года – за семь месяцев до прихода к власти президента Канокова, имеющего репутацию реформатора.

Один из них вводит понятие «межселенных территорий», означающее выведение общинных земель из под контроля сельских органов самоуправления и передачу их в распоряжение органов власти более высокого уровня.

Сегодня эти «ничейные» земли часто используются в качестве пастбищ и сенокосных угодий – в горных районах республики, где сосредоточена основная часть балкарского населения, существенным источником дохода является скотоводство.

Балкарские активисты говорят, что эти законодательные нововведения лишают их контроля над 80 процентами их земель. Они опасаются, что эти земли будут сданы в долгосрочную аренду каким-нибудь посторонним людям, и местные не смогут пользоваться ими. Особенно они обеспокоены тем, что новый закон может стать предпосылкой к сдаче в аренду или продаже в частные руки курортных мест, расположенных в зоне горы Эльбрус (которая является самой высокой горой в Европе и пользуется большой популярностью среди туристов).

Согласно второму закону, некоторые села, в том числе два крупнейших балкарских поселения Хасанья и Белая Речка, были включены в черту столицы Кабардино-Балкарии Нальчик. Вдобавок к тому, что села перестали быть отдельными самоуправляющимися единицами, теперь за выпас скотины на лугах, принадлежавших им на протяжении многих поколений, сельчане должны платить городским властям.

В общем населении Кабардино-Балкарии, которое составляет 900 тысяч человек, на балкарцев приходится около 128 тысяч. По большей части, они живут в горах, где жизнь менее устроена, чем в северных, низинных, районах республики.

Во время Второй мировой войны балкарцы вместе с карачаевцами, с которыми их они находятся в тесной родственной связи, а также чеченцами, ингушами и многими другими народами были массово депортированы Сталиным в Центральную Азию. Вернуться на родные земли они смогли только после смерти Сталина – в пятидесятых годах.

Некоторые считают, что из-за новых законов самое их существование опять оказалось под угрозой.

«Это не ошибка, а планомерное уничтожение народа, направленное на то, чтобы не дать балкарским районам, существовавшим до репрессии 1944 года, восстановиться», – сказал полковник милиции в отставке Исмаил Сабанчиев, возглавляющий центральный совет старейшин балкарского народа.

По словам Сабанчиева, отторжение территорий от сел может привести к волнениям в этом многонаселенном регионе, где распространены безработица и нищета, и в своем выживании людям приходится полагаться на скотоводство, заниматься которым они до сих могли, имея пастбища.

Он обвиняет власти Кабардино-Балкарии в намеренном разжигании межэтнических разногласий. «Всякий раз, когда мы поднимаем какие-то проблемы балкарцев, власти пытаются представить это проблемой межнациональных отношений, – сказал он. – Но у нас нет никаких претензий ни к кабардинцам, ни к русским, ни к другим этническим группам, проживающим в республике. Они в таком же бедственном положении, как и мы».

Президент Каноков говорит о политизации проблемы, по сути являющейся экономической, и называет опасения балкарцев совершенно несостоятельными.

«Ведутся разговоры о том, что этнос лишают земли, о переделе территории, – сказал он во время своего телевизионного выступления. – Дошло до того, что ездят по населенным пунктам, говорят о геноциде. Уверяю вас, никакой почвы под собой эти разговоры не имеют».

Закон о межселенных территориях, по словам президента, был призван расширить границы муниципальных образований и повысить там уровень сбора налогов.

Между тем спор вокруг нового законодательства достиг Конституционного суда России. Но неясность вынесенного им в апреле решения позволила каждой из сторон интерпретировать его в свою пользу.

14 июля в Нальчике проходила акция протеста, участники которой – около шести тысяч человек, в том числе кабардинцы и русские – требовали отмены принятых в 2005 году законов.

Таужан Бекулова живет в кабардинском селе Кенже, которое подобно двум другим упомянутым выше балкарским селениям вплотную примыкает к столице.

«После принятия этих законов полномочия нашей сельской администрации перешли к администрации города Нальчик, из-за чего мы, жители села, оказались в очень трудном положении», – сказала она.

По ее словам, прежде молодым семьям администрация села выдавала участки под дома, но после того, как Кенже присоединили к Нальчику, эта практика умерла.

«Все эти проблемы на самом деле существуют, – сказал журналист Валерий Хатажуков, который возглавляет региональное отделение центра «За права человека». – Их нужно решать и рассматривать именно как проблему общереспубликанскую, потому что они затрагивают не только балкарские населенные пункты, но кабардинские и русские».

Хатажуков приветствует инициативу президента Канокова о вынесении этих законов на пересмотр парламентом. «У властей есть четкое понимание того, что проблему надо решать, отменив законы», – законы он.

Айшат Османова, корреспондент газеты «Заман», Нальчик