Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КЫРГЫЗЫ ЭКСПЛУАТИРУЮТ УЙГУРСКОЕ МЕНЬШИНСТВО.

Кыргызстан ограничивает политическую активность уйгуров в надежде получить уступки от Китая.
By Igor Grebenshchikov

Уйгуры, историческая родина которых - Восточный Туркестан - оказался в составе Китая около 50 лет назад, не теряют в душе надежды вернуть независимость.


В республиках Центральной Азии уйгурская диаспора возникла в конце 1940-ых, когда Китай ликвидировал Восточный Туркестан и превратил его в Синьцзянский автономный район. Десятки тысяч уйгурских семей тогда бежали в Советскую Центральную Азию.


Последующий развал Советского Союза пробудил у уйгуров надежду на возможное восстановление независимости их родины. Однако Китай не только сохранил себя как единая страна, но и оперативно установил дипломатические отношения со всеми новыми независимыми центрально-азиатскими республиками.


Правительства Кыргызстана и Казахстана используют уйгурский вопрос в виде инструмента на переговорах с Пекином. В обмен на то, что они воспрепятствуют им стать источником беспокойства для Китая, Кыргызстан и Казахстан стремились получить уступки от Пекина по другим спорным вопросам.


Уйгурскому делу не помогают и неурядицы в их собственных рядах. Кроме главного уйгурского общества "Иттипак" ("Единство"), в Кыргызстане действует несколько автономных и не связанных друг с другом уйгурских организаций. Три из них претендуют на право единолично представлять интересы уйгурской диаспоры. Это Ассоциация уйгуров Кыргызстана, Бишкекская правозащитная организация "Демократия" и Уйгурский информационный центр "Эрпан". Причина раздробленности уйгурского движения частично кроется в конфликте интересов интеллигенции и предпринимателей.. Первые обвиняют последних в том, что зарабатывание денег они ставят выше национального освобождения. А предприниматели осмеивают интеллигенцию за поставленные нереалистичные цели, которые простые люди не поддержат.


В итоге все уйгурские попытки завоевать большее влияние в Кыргызстане потерпели неудачу. Ни в парламенте, ни в других крупных учреждениях нет уйгурских представителей. Аналитики считают, что уйгурскую диаспору преднамеренно не допускают к высоким должностям из-за страха испортить отношения с Китаем. Общая религия и языковые связи с коренным кыргызским населением открывают мало дверей для уйгуров. Их экономические успехи ограничены малым челночным бизнесом.


Эксперты полагают, что в связи с массовой миграцией русских уйгуры могли бы стать третьей крупнейшей национальной группой в стране после кыргызов и узбеков, что привело бы к росту их влияния. А сами уйгуры в этом сомневаются.


Сегодня попытки уйгуров усилить анти-китайскую пропаганду строго пресекаются. В начале 1990-х они пробовали проводить митинги перед Китайским посольством в Бишкеке, которые вскоре были запрещены. Единственным выходом для протестов были две ежемесячные малотиражки "Иттипак" ("Единство") и "Виждан Авази" ("Голос Совести"), с тиражами соответственно 1000 и 500 экземпляров. Китайское посольство пыталось протестовать против подобных газет, но скоро поняло, что едва ли кто их читает.


Кыргызские власти заклеймили уйгуров как мусульманских экстремистов, так как они гораздо более религиозны, чем кыргызы и казахи. Секретная служба начала искать связи между уйгурами и подпольной Исламской организацией "Хизб-ут-Тахрир".


12 марта 2001 года китайские граждане уйгурского происхождения были обвинены в терактах в Ошской области Кыргызстана. Бахрамжан Алимов и Аскар Тохти были приговорены к смертной казни, Али Мансуму - к 25 годам лишения свободы. Обвинение утверждало, что они были членами международной террористической организации, действующей от Чечни до Синьцзяна. Их цель, по утверждению обвинения, - спровоцировать кыргызско-узбекские столкновения и создать нестабильность в приграничных с Китаем районах. Защитник отклонил обвинения как необоснованные.


Уйгурская диаспора, тем временем, обвинила китайскую секретную службу в убийстве одного из ее бывших лидеров - Нигмата Басакова. Кыргызская полиция говорит, что Базакова убили уйгурские сепаратисты из Синьцзяна, которых он отказался финансировать. Другая версия: Базаков погиб в результате деловой конкуренции между уйгурами.


Ограничивая уйгурскую активность в Кыргызстане, президент Акаев надеется убедить Китай смягчить свою позицию по территориальным спорам по реке Чон-Узенгукууш и кыргызским населенным пунктам Эркештам и Нуру. Правда, с переменным успехом. Однако источники в Министерстве иностранных дел Кыргызстана считают, что "уйгурский вопрос" является полезным инструментом в отношениях с Китаем. Он может им еще понадобиться. Уйгуры утверждают, что Китай претендует на значительные территории, уходящие вглубь Кыргызстана и Казахстана.


Игорь Гребенщиков - постоянный автор IWPR.