Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КЫРГЫЗСТАНСКИЕ ПРАВОЗАЩИТНИКИ ПРИЗЫВАЮТ К ПРОВЕДЕНИЮ РЕФОРМЫ СИСТЕМЫ ВЫНЕСЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Решение о замене смертной казни пожизненным заключением подтолкнуло правозащитников к призывам о проведении более серьезных реформ в этом направлении.
By IWPR Central Asia
Активисты считают, что отмена смертной казни в Кыргызстане должна стать первым шагом к масштабному изменению системы правосудия в стране, где до сих пор существуют пытки, коррупция, а тюремные камеры переполнены.

29 июня президент Кыргызстана Курманбек Бакиев подписал закон об отмене смертной казни и признании пожизненного заключения максимальным наказанием. По мнению чиновников, данный шаг сделает систему правосудия более гуманной.

Однако активисты, приветствующие отмену смертной казни, считают, что пожизненное заключение, минимальная продолжительность которого составляет 30 лет, проведенных в переполненных исправительных учреждениях, - это потенциальная смерть для заключенных, если существующие условия содержания не будут изменены.

«Мы будем продолжать лоббирование вопросов дальнейшего процесса гуманизации уголовного законодательства. Безусловно, мы будем добиваться и улучшения условий содержания в СИЗО заключенных, приговоренных к пожизненному заключению», - заявила Толекан Исмаилова, председатель правозащитной организации «Граждане против коррупции».

В Кыргызстане с 1998 года действует мораторий на смертную казнь, однако осужденные продолжали получать смертный приговор по таким статьям Уголовного кодекса, как убийство и изнасилование.

По мнению активистов, срок в 30 лет, после окончания которого приговоренный к пожизненному заключению имеет право на помилование, является слишком долгим. Многие правозащитники считают, что власти должны рассмотреть возможность получения осужденными фиксированных сроков заключения за отдельные преступления. Длительность такого срока будет прямо пропорциональна тяжести совершенного преступления.

Азиза Абдрасулова, лидер правозащитной организации «Кылым шамы», подчеркнула, что пожизненное заключение вместо смертной казни не оправдывает себя. «Мы, как гуманное общество, должны дать преступнику возможность для его реабилитации перед обществом, в осознании его вины в содеянном. Главная задача гуманного общества заключается в этом» - считает она.

По ее мнению, время, по прошествии которого заключенный может подать апелляцию, должно быть сокращено для того, чтобы дать заключенным возможность более раннего освобождения и реабилитации.

«Это фактически означает, что заключенный не будет иметь каких-либо шансов для реабилитации. Поэтому этот срок должен быть сокращен как минимум до 20 лет», - сказала правозащитница в интервью IWPR.

С тех пор, как в 1998 году в Кыргызстане был введен мораторий на смертную казнь, 78 приговоренных погибли от туберкулеза и других болезней.

В данное время своей участи ожидают 174 человека, приговоренных к смертной казни, 21 из них получил свой срок в текущем году. Все эти приговоры теперь будут заменены пожизненным заключением.

По словам Абдрасуловой, наличие таких недостатков в милицейской системе, как применение пыток для получения признательных показаний, означает, что вина многих осужденных вызывает сомнения.

«Обвинение многих заключенных, которых приговорили к смертной казни, основано лишь на их признательных показаниях», - сказала она.

«При нынешней системе следствия и суда высока вероятность оказаться приговоренным к исключительной мере наказания невиновному человеку», - добавила она.

По заявлению активистов, в настоящее время условия содержания заключенных, особенно смертников, далеки от международных стандартов.

«В камерах ютятся по 20 человек, условия невыносимые, медицинское обслуживание почти отсутствует, питание самое скудное», - говорит Абдрасулова.

Однако министр юстиции Марат Кайыпов считает, что пока для Кыргызстана является большим шагом вперед даже сам факт отмены смертной казни.

«Мы добились больших успехов в области гуманизации уголовного законодательства. Но нам рано говорить о введении фиксированных сроков заключения. К этому наше общество еще не готово», - отметил он.

Он высказался против сокращения срока ожидания возможности подать прошение о помиловании и заявил, что срок длиной в 30 лет – рационален.

Другие чиновники, однако, признали, что решение о применении фиксированных сроков тюремного заключения должно стать долгосрочной целью.

«Когда-то мы должны прийти к применению фиксированных сроков заключения за тяжкие преступления. Это будет закономерным процессом, когда против введения такой нормы не будут против ни законодатели, ни в целом общество», - заявил председатель комиссии по правам человека при президенте Турсунбек Акун.

Политолог Марат Казакбаев отметил, что Кыргызская Республика стала первой из стран СНГ, отменившей смертную казнь, и что ожидать слишком многого так скоро было бы слишком самонадеянно.

«Такой шаг – первый не только в центрально-азиатском регионе, но и на пространстве СНГ. Поэтому не исключено, что Кыргызстан будет первым государством, где будет дальше успешно продолжаться процесс гуманизации уголовного наказания», - сказал Казакбаев.

В то же время, однако, аналитики высказали предположение, что система уголовного судопроизводства недостаточно сформирована для того, чтобы установить фиксированные сроки заключения, и что введенная система помилования, которая предусматривает предварительное наличие определенного периода времени, более предпочтительна.

Политолог Марс Сариев считает, что коррупция, имеющая место в судебной системе Кыргызстана, не позволяет пока вводить фиксированные сроки заключения вместо смертной казни.

«Фиксированные сроки могут послужить лазейкой для того, чтобы через определенный срок вытаскивать разными путями крупных преступников, которые пользуются поддержкой со стороны криминальных групп, а иногда высших эшелонов власти», - сказал Сариев в интервью IWPR.

Азиза Турдуева, корреспондент IWPR в Бишкеке.