Кыргызстан: женщин незаслуженно обвиняют в бесплодии

Если супружеская пара не может зачать ребенка, в этом чаще всего винят женщину, так как мужчины отказываются верить в то, что проблема может быть именно в них.

Кыргызстан: женщин незаслуженно обвиняют в бесплодии

Если супружеская пара не может зачать ребенка, в этом чаще всего винят женщину, так как мужчины отказываются верить в то, что проблема может быть именно в них.

, очень часто именно женщину заставляют проходить лечение от бесплодия. Мужья, как правило, сразу отметают предположения о том, что у них проблемы с фертильностью, а многие мужчины даже женятся снова в надежде завести ребенка.



По данным Республиканского медико-информационного центра при Минздраве КР, в 2008 году (последнем, за который доступна информация) проблемы с зачатием имели пять тысяч женщин и всего две тысячи мужчин.



Врачи говорят, что по статистике количество обращений мужчин и женщин не должно сильно отличаться. Но надежда на перемены все же есть, так как по сравнению с 2005 годом, когда за медицинской помощью обратилось лишь 1300 мужчин, показатели 2008 года гораздо выше.



Все же, при этом статистические данные для обоих полов не отражают реальной ситуации, так как в них зафиксированы лишь те люди, которые обращались за помощью в систему здравоохранения страны, - сказал IWPR Нурбек Садырбеков, глава отделения урологии Национального госпиталя. «А ведь остались те, кто вообще за помощью не обращался», - отмечает он.



Различие в готовности мужчин и женщин обратиться за помощью в деторождении отражает менталитет народа, говорят эксперты. Женщины находятся под давлением общества, которое требует от них беременеть после свадьбы как можно скорее и винит их же, если они не могут это сделать, тогда как мужчины стремятся скрывать свои проблемы с фертильностью.



В своем интервью для IWPR профессор Наталья Керимова, глава отделения акушерства и гинекологии Государственной медицинской академии Кыргызстана, сказала, что если пара не может зачать ребенка, обвиняют в этом в первую очередь женщину.



«Мужчина считается сильным полом, он уверен, что у него не может быть бесплодия», - сказала она.



Психолог из Бишкека Венера Джунусова согласна с этой точкой зрения. «Мужчины считают, что пойти к врачу – это потерять мужественность», - сказала она.



Общество давит на пары в плане скорейшего рождения детей – и чем больше, тем лучше, – а особенно детей мужского пола, которые стали бы наследниками и продолжателями рода. Обычно молодоженам на свадьбах традиционно желают много детей.



В некоторых случаях родственники мужа настаивают на его разводе с женой, если она не может забеременеть.



Вместо того, чтобы обратиться за помощью, говорит Джунусова, мужчины «до конца не могут в это поверить и начинают изменять своим супругам с целью доказать обратное», что стало причиной распада многих браков.



Садырбеков рассказал, что нередко происходит в случае, если молодожены не могут завести ребенка в течение одного-двух лет после брака: «Он бросает жену и женится на другой. Живет со второй женой, но детей тоже нет. Только тогда он начинает задумываться, почему так происходит».



Эсен, бизнесмен из Бишкека, рассказал IWPR о своем опыте.



«Мы с женой не можем забеременеть уже с 2005 года. Мы обследовались, и нам сказали, что именно из-за меня мы не можем зачать ребенка. Но, честно говоря, я думаю, что у меня все в порядке, - сказал он. – У меня всегда было много женщин, но никто не беременел; я думаю, что это дело времени».



Эсен рассказал, что пожертвовал деньги на строительство мечети и верит, что Бог поможет ему и его жене завести ребенка.



Таксист из Бишкека Джаныбек, напротив, проходит лечение от бесплодия после того, как много лет откладывал с этим.



Его первый брак распался, потому что у него и его жены не было детей. Тогда он впервые прошел тест и узнал о том, что у него низкий процент подвижных сперматозоидов. Но он не прошел курс лечения из-за его высокой стоимости. Фактически, он обратился к урологу, лишь после того, как женился уже в третий раз.



Медицинское лечение подобных нарушений для любого из партнеров в Кыргызстане довольно дорогостоящее: стоимость экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) может доходить до 4 тысяч долларов, что могут позволить себе далеко не все пары, учитывая то, что средняя заработная плата в Кыргызстане составляет 120 долларов в месяц.



Назгуль, менеджер одного бишкекских предприятий, удалось убедить своего мужа пройти лечение после нескольких бездетных лет.



По ее словам, она постоянно испытывала давление со стороны своей свекрови, настаивавшей на том, чтобы девушка забеременела. «Если у женщины нет ребенка, тогда они [родственники мужа] найдут другую сноху, которая сможет забеременеть», - говорит она.



Сначала Назгуль было трудно убедить мужа пройти совместное обследование с целью выявить вероятные причины их бездетности. Но когда он увидел, что она проходит серьезное лечение в связи с гинекологическими проблемами, «он понял, что это не шутки и что все это серьезно», - сказала она.



По словам медиков, мужская бездетность может быть вызвана рядом причин, включая инфекции, передающиеся половым путем (ИППП), и невыясненные врожденные патологии. Все это усложняется низким уровнем общественной информированности и ограниченностью доступа к медицинской помощи.



Марат Ракишев, заведующий отделением скорой помощи городской гинекологической больницы Бишкека, говорит, что ИППП являются основной причиной бесплодия в Кыргызстане.



По данным Всемирной организации здравоохранения от 2007 года (последние из доступных), заболеваемость сифилисом в Кыргызстане составляет 24 случая на 100 тысяч человек, тогда как в большинстве стран Европейского союза на 100 тысяч человек приходится менее пяти случаев заболевания сифилисом.



С тех пор, как в 1991 году Кыргызстан получил независимость, в силу изменения моделей поведения увеличилось число людей с ИППП, а практика советских лет, когда носители ИППП проходили принудительное лечение, ушла в прошлое.



По словам Садырбекова, результаты «сексуальной революции» в Кыргызстане очевидны: у тех граждан, которые в свое время не вылечили такие инфекции, как гонорея, сифилис и хламидиоз, в последствии эти заболевания привели к бесплодию.



Что касается врожденных проблем, то, как отметил Садырбеков, они часто остаются нераскрытыми из-за недостаточных обследований детей и взрослых и острой нехватки врачей, особенно в сельской местности.



«Уже поздно что-либо делать, когда люди, нуждавшиеся в срочном операционном вмешательстве в детском возрасте, становятся на учет только будучи взрослыми. И число таких больных у нас растёт», - сказал он.



По мнению психолога Джунусовой, для того, чтобы мужчины чаще обращались за помощью, следует обеспечить качественность, доступность и анонимность лечения.



Правительство Кыргызстана осознает, что проблема существует, и с 2004 года ежегодно проводит Неделю мужского здоровья.



В конце июня 2008 года более 1500 мужчин откликнулись на предложение о бесплатном медицинском обследовании.



По словам врача-уролога Зуфара Хакимходжаева, кыргызстанские мужчины, несомненно, становятся все более информированными в этих вопросах.



«Сейчас ситуация улучшилась, - сказал он. – Это не говорит о том, что бесплодных стало меньше. Но тот факт, что даже мужчины с периферии уже обращаются за квалифицированной помощью, говорит о том, что растет осведомленность, и мужчины понимают, что тоже могут быть причиной отсутствия детей в семье».



Таксист Джаныбек философски настроен в отношении собственных перспектив завести ребенка. Он говорит, что занимается и другими делами, например, помогает престарелым родителям.



«Когда я впервые узнал, что у меня может не быть детей, было трудно. Но, может быть, у меня такая судьба», - говорит он.



Дженнифер Крофт, независимый автор, которая работала над проектами развития в Кыргызстане; Айнагуль Абдрахманова, журналист в Кыргызстане, прошедшая тренинги IWPR.
Support our journalists