Кыргызстан: законопроект о СМИ сводит к нулю все предыдущие реформы

Новое законодательство сводит к нулю попытки реформировать государственную телерадиокомпанию.

Кыргызстан: законопроект о СМИ сводит к нулю все предыдущие реформы

Новое законодательство сводит к нулю попытки реформировать государственную телерадиокомпанию.

, когда президент обладал слишком большим контролем над СМИ, говорят критики законопроекта.



По мнению обозревателей, еще одним недостатком законопроекта, по которому может быть закрыто большинство телеканалов, является требование о том, чтобы половину эфирного времени занимали программы собственного производства, а также вещание 50 процентов программ на государственном кыргызском языке.



24 апреля парламент принял поправку к закону о телерадиовещании, восстановив старый порядок назначения руководства Национальной телерадиокорпорации (НТРК).



Законопроект вступит в силу с момента подписания его президентом страны Курманбеком Бакиевым.



В соответствии с внесенными изменениями президент страны назначает исполнительного директора НТРК и предлагает кандидатуры Наблюдательного совета, которые затем отправляются на одобрение парламента. Президент утверждает и устав НТРК.



Предложенные нововведения резко тормозят реформу по преобразованию НТРК в общественное телевидение, проводимую уже в течение года, а также усиливают вероятность окончательного становления НТРК в качестве рупора государственной пропаганды.



Недовольство предвзятым освещением событий в государственных СМИ было среди основных вопросов, поднятых во время массовых протестов в начале 2005 года, кульминацией которых стала смена режима и побег первого президента страны Аскара Акаева из страны.



С приходом нового руководства во главе с Бакиевым общественность рассчитывала реформировать НТРК в общественное телевидение, которое бы финансировалось из госбюджета, но при этом оставалось бы независимым и предоставляло более сбалансированное освещение политических событий.



Хотя реформа была одним из ключевых предвыборных обещаний Бакиева, он не подписывал указ о начале реформирования, пока его не заставили это сделать новые протесты, прошедшие в апреле 2007 года.



Процесс становления независимого канала начинался с нового принципа управления, который предполагал выдвижение по пять из пятнадцати членов Наблюдательного совета НТРК - от президента, парламента и гражданского общества. Сам совет должен был назначать исполнительного директора и утверждать устав.



Однако незадолго до досрочных парламентских выборов в декабре 2007 года восемь членов совета вышли из его состава по причинам, которые так и не были четко объяснены. Это сделало невозможной работу совета, учитывая то, что парламент был распущен в преддверии голосования.



Партия «Ак Жол», созданная Бакиевым в октябре 2007 года, выиграла абсолютное большинство голосов, и это большинство облегчило процесс принятия закона о СМИ.



Один из членов парламента от этой партии Бегалы Наргозуев сказал репортерам, что новая система избрания Наблюдательного совета оказалась неэффективной, поскольку жесткая позиция каждой из трех групп в его составе не позволяла достичь компромисса.



«Собралась разношерстная компания, и получилось как в басне Крылова ”Лебедь, рак и щука”», - цитируют Наргозуева местные новостные агентства.



Однако медиа-эксперт Елена Воронина сказала IWPR, что власти действовали таким образом, опасаясь потерять свое почти монопольное положение в предоставлении информации в стране.



«Принятие этого закона - это даже не откат, это просто остановка по требованию президента и партии “Ак жол”», - считает Воронина.



Чтобы подтвердить обратное, власти теперь пытаются «зомбировать общественность на предмет того, что мы якобы “не готовы” к принятию общественного телевидения», - продолжает она.



Один из оставшихся членов Наблюдательного совета - Эльвира Сариева сказала, что если президент подпишет законопроект, это будет означать дальнейший упадок в свободе СМИ.



«В новом законе все нормы об общественном телевидении идут вразрез с международными стандартами, новый закон по сути убивает идею общественного телевидения», - говорит Сариева.



«Если закон все-таки будет принят, - продолжает она, - то для НТРК это будет означать, что у нас останется монополия, а для всего остального сектора - неравные условия. Если частные вещатели будут соблюдать новый закон, то половина из них закроется».



Шамарал Майчиев из неправительственного Института медиа-представителя, который является неофициальным омбудсменом медиа-сектора, сказал, что факт скорого принятия законопроекта позволяет предположить о наличии сильного лоббирования в парламенте, которое посодействовало восстановлению власти президента над НТРК - единственным каналом, вещающим на всю страну.



Кабай Карабеков, член партии «Ак Жол», считает, что, несмотря на недоработки в некоторых положениях законопроекта, возвращение к прежнему порядку управления компанией – верное решение.



«Нужно четко разграничить понятия государственная и общественная телекомпания. А общественное телевидение у нас есть. Это “Эл ТР”, где наблюдательный совет должен формироваться в основном за счет гражданского общества», - сказал Карабеков IWPR.



Канал «Эл ТР» был образован в 2005 году на основе местного государственного канала на юге Кыргызстана под названием «Ош-3000». Медиа-обозреватели говорят, что возможности «Эл ТР» ничтожны по сравнению с НТРК, что не позволяет рассматривать канал как национальную общественную вещательную корпорацию.



Кроме того, существование общественного канала параллельно с нереформированным НТРК противоречит идее общественного ТВ.



В настоящее время большая часть частных телеканалов находится в столице страны Бишкеке или на юге, в Оше. Подавляющее большинство этих каналов столкнутся с непреодолимыми трудностями при выполнении некоторых условий нового законодательства, так как большая часть их продукта – это ретрансляция программ российского телевидения.



Нурдин Урманбетов, программный директор канала НБТ, прогнозирует, что большинство частных телекомпаний будут вынуждены закрыться, так как не смогут обеспечить половину эфира программами собственного производства не только на кыргызском, но даже и на русском языке.



Как пояснил Урманбетов: «У нас практически нет продакшн-студий, а многие телеканалы практически не в состоянии выпускать такое количество собственной продукции. Таким образом, у власти появляется инструмент политического давления на СМИ».



Майчиев считает требование о 50% собственного телевизионного продукта «неправомерным». «Такие изменения не должны вводиться административным методом, а только рыночным. Сам собственник должен решать», - говорит медиа-омбудсмен.



В начале этого года несколько международных организаций озвучили опасения, что в Кыргызстане – стране, которая считается относительно свободной по сравнению с соседними центрально-азиатскими государствами – ухудшается ситуация со свободой слова.



В отчете «Свобода прессы 2008», опубликованном Американской организацией Freedom House 29 апреля, говорится о продолжающемся ухудшении ситуации в Кыргызстане, которое выражается в «нападениях на журналистов и в жестких попытках правительства установить цензуру».



Выводы отчета сопоставимы с заключениями, сделанными ранее в отчете организации Human Rights Watch, которая подчеркивает, что ухудшение ситуации со свободой СМИ в стране происходит при администрации президента Бакиева.



Международные и местные организации, проводящие мониторинг в СМИ, также указывают на то, что до сих пор не раскрыто совершенное в октябре 2007 года жестокое убийство Алишера Саипова, журналиста из Оша, который выпускал популярную газету «Сиёсат» («Политика») на узбекском языке.



Несмотря на то, что сам президент Бакиев взял проведение расследования под свой контроль, прогресса в этом деле не последовало, и к суду на данное время никого не привлекли.



Медиа-наблюдатели рассматривают недавние изменения в законодательстве о телерадиовещании как продолжение тревожной тенденции отката в области свободы слова, отмечая также, что поправки были приняты в условиях минимального участия общественности.



Ожидалось, что поправки к закону вынесут на публичное обсуждение, но этого не произошло.



«Закон принимался без учета мнения представителей гражданского общества. Получается, что правительство само по себе, а общественность сама по себе, - сказала Воронина. - Все окончится тем, что в один прекрасный день у нас больше не останется свободных СМИ».

Support our journalists