Кыргызстан: выпускникам медресе грозит безработица

Все больше выпускников исламских образовательных заведений выражают желание работать преподавателями в государственной системе образования, но их квалификация не признается.

Кыргызстан: выпускникам медресе грозит безработица

Все больше выпускников исламских образовательных заведений выражают желание работать преподавателями в государственной системе образования, но их квалификация не признается.

Слушатели мусульманских религиозных школ в Кыргызстане, число которых беспрестанно увеличивается, недовольны тем, что не могут получить работу учителей в государственных школах, поскольку их дипломы официально не признаются.

Мало кто из получивших образование в исламской школе, или медресе смог получить работу в системе государственного образования. Это воспринимается как дискриминация, так как, по их словам, несмотря на хорошую подготовку, к преподавательской работе их не допускают, а в то же время школьники получают знания о религии и нравственности из рук дилетантов.

Этот вопрос вызывает и более широкие дебаты относительно разделения религии и светского государства, но некоторые эксперты по Исламу говорят, что выпускникам медресе необходимо разрешить преподавать религию в школах, особенно в тех случаях, когда они получают более широкое образование, включающее нерелигиозные предметы.

В Кыргызстане на данный момент имеется около 50 медресе, 7 мусульманских институтов и один исламский университет, что стало результатом возрождения религии в Центральной Азии после обретения государствами региона независимости в 1991 году. Многие родители сегодня намерены дать своим детям религиозное и этическое образование как часть светского образования.

«С 1994 года все выпускники медресе и исламских вузов не могут найти работу, а это уже больше 10 тысяч граждан», – говорит Фронтбек кызы Жамал, глава группы мусульманских женщин «Мутакалим».

«В министерстве образования на наши обращения говорят – религия отделена от государства. А госагентству по делам религий – тоже все равно».

По словам Фронтбек кызы, женщины больше, чем мужчины страдают от ограниченного доступа к работе в сфере образования.

«Парни могут работать в качестве священнослужителей, а девушек не берут на работу из-за дипломов, которые просто не котируются, - объясняет она. – В итоге, девушки пытаются быстрее выйти замуж, поэтому среди них процент устроившихся на работу практически равен нулю».

По мнению Фронтбек кызы, выходом из ситуации может стать введение большего количества общеобразовательных курсов в учебные планы медресе, с тем, чтобы повысить их уровень конкурентоспособности с государственной системой, и, тем самым, повысить шансы своих выпускников получить работу.

«Поэтому мы сейчас поднимаем вопрос, чтобы наши медресе и исламские институты с 2009 года ввели 30% общеобразовательных предметов, чтобы наши дипломы котировались, признавались министерством образования Кыргызской Республики», - говорит она.

Фронтбек кызы признает, что медресе страны придется существенно поднять свои стандарты для того, чтобы их дипломы пользовались общим уважением.

Одной из проблем, по ее словам, является то, что эти институты сами нуждаются в квалифицированных преподавателях теологии.

«В одном исламском университете, семи институтах, пятидесяти медресе нет ни одного доктора теологии, - говорит она. – А имеющиеся на данный момент преподаватели – в основном самоучки».

Кадыр Маликов, теолог, работающий в Институте стратегического анализа и прогноза в Бишкеке, согласен с тем, что медресе необходимо вводить светские предметы в свои учебные планы.

«Мы пришли к выводу о необходимости уже сегодня начинать реформирование религиозного образования, то есть не просто повысить уровень религиозного образования, - говорит он, - но чтобы именно верующих мусульман ввести в более светскую жизнь. То есть нам нужен интеллектуальный ислам!»

«Мы предлагаем в будущем превращать медресе в школы с религиозным уклоном с введением светского образования, светских предметов и выдачей диплома государственного образца».

По словам Маликова, опасность обществу представляют не религиозные учения, а необразованность.

«Сегодня идет рост влияния религии в стране, и надо признать это. Наши исследования показали, что угроза общественной нестабильности исходит не от ислама, а от незнания верующими основ религии», - говорит он.

Причиной «невежества» он называет существование «острого дефицита интеллектуального слоя среди духовенства» и говорит, что лишь «30 или 40% имамов в Кыргызстане получили специальное теологическое образование».

Асан Саипов, пресс-секретарь верховного муфтия, возглавляющего официально признанное духовное управление мусульман, более заинтересован в том, чтобы государство изменило общее отношение к Исламу, а не поддерживало радикальные реформы в медресе.

К примеру, он выступает за упразднение нынешней конституционной гарантии, которая отделяет религию от государства.

Саипов выражает недовольство тем, что хотя Кыргызский исламский университет предлагает несколько светских курсов, таких как кыргызский и русский языки, история Кыргызстана и история религии, министерство образования все еще настаивает на том, что этого недостаточно.

В результате, по его словам, государственные школы остались без преподавателей, имеющих квалификацию в области нравственного образования.

«В светских школах уроки нравственности преподаются обычными неподготовленными светскими учителями, которые искажают эти уроки, а наших преподавателей к преподаванию этих уроков не допускают из-за разногласий с министерством образования», - сказал он.

Саипов верит, что отсутствие надлежащего качества религиозного преподавания в школах приводит к тому, что многие молодые люди обращаются в «секты, нетрадиционные течения религии, что ни к чему хорошему привести не может». Он ссылался на многочисленные евангелические христианские и другие группы, которые рекрутировали многих новообращенных в Кыргызстане в последние годы.

Он опасается, что в отсутствие более обдуманного подхода к роли Ислама, может настать день, когда прольется кровь, или даже произойдет раскол страны. Сегодня же, «наши чиновники, воспитанные в духе атеизма, пугаются, услышав слово «религия», - говорит он.

Саипов предлагает простое решение проблемы: «Министерство образования должно не препятствовать, а наоборот помогать в признании исламских дипломов. Чтобы выпускники исламских учебных заведений могли преподавать во всех школах и вузах страны».

В свою очередь, кыргызское правительство подает немного признаков того, что оно может уступить таким бескомпромиссным требованиям, и, похоже, является приверженцем разделения веры и государства.

По словам сотрудницы Государственной инспекции по лицензированию и аттестации Айнуры Исираиловой, официальное мнение таково, что образование, предоставляемое медресе и другими мусульманскими институтами – это «не светское образование, там дается только религиозное образование, поэтому их дипломы министерством образования Кыргызской Республики не признаются".

Шаршеке Усенов, главный специалист Госагентства по делам религий при правительстве Кыргызской Республики, подчеркнул, что разделение религии и государства будет всегда присутствовать. Однако он также добавил, что решение о внедрении большего числа светских предметов в учебные планы медресе является шагом в правильном направлении.

«Мусульманские деятели сами должны задумываться о том, что будут делать выпускники исламских вузов и включать в свои планы светские предметы, которые без проблем можно будет преподавать в школах и вузах, - сказал он. – Им надо самим работать в этом направлении. Чтобы их дипломы признавались во всех учебных заведениях».

Однако власти не совсем исключают компромиссные возможности.

Евгения Чубукова, сотрудница Управления профессионального образования, заметила, что если медресе введут более широкий ряд предметов, государство примет во внимание их требования о признании.

«Если они будут реализовывать, наряду с духовными религиозными предметами еще и государственные образовательные стандарты по среднему и высшему образованию, утвержденные министерством образования, то они могут тогда два диплома [религиозных и светских предметов] выдавать, и тогда проблема будет решена», - сказала Чубукова.

Толкун Наматбаева является контрибьютором IWPR в Бишкеке.
Support our journalists