Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КЫРГЫЗСТАН: ВСТРЕЧА С БЕКНАЗАРОВЫМ

Кыргызский депутат, освобожденный из тюрьмы после массовых волнений, рассказал корреспонденту IWPR о том, какие уроки должен вынести Кыргызстан из произошедшего.
By IWPR Central Asia

Известный депутат парламента Кыргызстана Азимбек Бекназаров был арестован в январе 2002 года, после того, как выступил с призывом объявить импичмент президенту республики Аскару Акаеву. Арест депутата вызвал в Кыргызстане волну самых серьезных за последние годы массовых протестов. В марте в кровавом столкновении с полицией погибли пятеро демонстрантов.


Под давлением общественности Бекназаров был освобожден. Депутат согласился побеседовать с корреспондентом IWPR о кровопролитии в Аксыйском районе, о попытках правительства возложить вину за них на самих демонстрантов и о тех уроках, которые должен вынести Кыргызстан из политических событий последнего времени.


Корр.: Вы провели в тюрьме более двух месяцев. Как чувствуете себя на свободе?


Бекназаров: Я – сильный человек. Вырос в деревне. С тяжелым трудом знаком с малолетства. Но то, что произошло на юге страны, в Аксыйском районе Джалал-Абадской области, меня потрясло до глубины души. Пятеро молодых людей погибли. После освобождения я сразу отправился в свой избирательный округ и о произошедшем узнал уже по пути.


Корр.: Вы по-прежнему утверждаете, что следствие оказывало на Вас физическое и психологическое давление с целью заставить Вас выступить по телевидению с призывом к аксыйцам соблюдать законность и порядок?


Бекназаров: Да, это так, но я правильно сделал, сказав, что у меня все в порядке и никто на меня не давит. Мне тогда сообщили, что в Кара-Суу (Аксыйский район) 12 человек, в том числе члены местной администрации, взяты в заложники. Если бы я сказал правду о том давлении, которое испытывал, последствия для заложников могли быть самыми неблагоприятными.


В следственном изоляторе мне не давали покоя. В моей камере все время отключали электричество. Я около месяца просидел в полной темноте. Все два с половиной месяца ко мне приходили какие-то подозрительные типы, которые прятали свои лица и от имени правительства выдвигали разного рода условия и ультиматумы. Я требовал, чтобы они показали мне свои удостоверения личности и открыли лица, а иначе разговаривать отказывался.


Корр.: Лишение свободы меняет людей, меняет их взгляды на вещи. Заметили ли Вы в себе какие-нибудь перемены за те два с половиной месяца, что провели в джалал-абадском следственном изоляторе?


Бекназаров: Я – юрист и раньше смотрел на все с юридической точки зрения. Когда открылся факт незаконной уступки Китаю значительной части кыргызской территории [по соглашению 1996 года между Кыргызстаном и Китаем, в соответствии с которым территориальный спор между двумя странами был решен в пользу Китая], я выступил с критикой и как юрист, и как депутат. После ареста я принял решение всегда, во что бы то ни стало отстаивать интересы демократии.


Корр.: По поводу столкновений между полицией и демонстрантами в Аксыйском районе существуют противоречивые сообщения. Согласно первоначальной официальной версии, один из демонстрантов скончался от ножевого ранения, и один – от удара тупым предметом. Позднее власти признали, что все пятеро скончались от огнестрельных ранений. Вы видели тела погибших?


Бекназаров: Я присутствовал при осмотре тел и был на похоронах. Кроме того, я настоял, чтобы при осмотре присутствовали губернатор Джалал-Абадской области Султан Урманаев и первый заместитель министра внутренних дел Садырбек Дубанаев. В присутствии местных старейшин и представителей прессы они воочию убедились, что все демонстранты погибли в результате огнестрельных ран. Одному попали в глаз. Пуля пробила череп насквозь.


После осмотра тел власти официально признали наличие у погибших огнестрельных ранений. Также были получены свидетельства циничного обращения с телами. При помощи хирургического вмешательства убийцы пытались скрыть истинную причину смерти.


Корр.: Кто за все это заплатит?


Бекназаров: Власти попытаются свалить всю вину на самих демонстрантов. В своей речи президент Аскар Акаев упомянул о каких-то провокаторах. Похоже, речь идет о правозащитнике Турсунбеке Акунове или о бывшем узнике совести, а ныне – лидере оппозиции Топчубеке Тургуналиеве.


Власти игнорируют требования населения. Задолго до кровавых событий в Аксыйском районе местным жителям обещали организовать встречу с главой районной администрации и губернатором области. Обещание не было выполнено, и тогда люди решили сами отправиться в районный центр.


Корр.: В прессе сообщалось, что демонстранты находились в нетрезвом состоянии.


Бекназаров: На самом деле местные активисты уже давно приняли постановление не допускать лиц в нетрезвом состоянии к участию в публичных акциях протеста.


Корр.: По официальной версии демонстранты также применили против милиции огнестрельное оружие.


Бекназаров: Сообщение о том, что 47 сотрудников милиции якобы получили ранения, не подтвердилось. Ранены были только 4-7 человек. Есть сведения, что у милиции был приказ открыть огонь на поражение. Об этом будет заявлено публично со всеми необходимыми доказательствами.


Мне показывали выбитые демонстрантами окна государственных учреждений. «Кто будет платить за нанесенный ущерб?» - спросили меня члены местного руководства. А кто заплатит за жизни погибших? У нашего руководства хватает наглости заявлять, что эту цену необходимо было заплатить за восстановление порядка и спокойствия. Во-первых, спокойствие не было восстановлено. Только мой приезд помог разрядить накалившуюся обстановку. Неправда также, что в Кербене (районном центре) собралось всего 5 тысяч демонстрантов. Там было 20 тысяч человек как минимум.


Корр.: Как Вы думаете, долго будут искать стрелявших? Успокоилось ли население после вашего освобождения?


Бекназаров: Столкновение с полицией, повлекшее за собой человеческие жертвы, произошло по вине властей, а не Акунова, на чем настаивают чиновники. Народ настолько разгневан, что вызов демонстрантов для дачи показаний может привести к новым массовым волнениям. Я не буду об этом много говорить, а то еще подумают, что Бекназаров пытается запугивать власти, но если меня снова упрячут за решетку, выступления примут еще более массовый характер.


Я сейчас не боюсь никого и ничего. В суде, в присутствии представителей международных организаций, правозащитников, прессы и моих избирателей я доказал свою невиновность и продемонстрировал всем, что власти способны сфабриковать практически любое дело. Люди сами убедились, как цинично и грубо действуют правоохранительные органы против своего же народа.


Корр.: Кого конкретно следует наказать за аксыйские события? Станет ли этот случай хорошим примером того, что можно многого добиться сообща путем давления на органы власти?


Бекназаров: Ответственность за аксыйские события лежит на политическом руководстве страны. По-моему, все государственные чиновники должны уйти в отставку, признав таким образом свою вину во всем произошедшем. Попытки свалить вину на активистов правозащитного движения могут привести к очень серьезным последствиям. Людей больше не обманешь.


Это была не антигосударственная акция, а следствие преступной политики Бишкека в отношении собственного народа. Аксыйские события еще раз продемонстрировали, что наши руководители не готовы к диалогу с населением. Их безразличие к требованиям и мнению народа вынудило людей пойти на крайние меры.


Корр.: Уже говорят об «аксыйском феномене», но ведь и раньше происходили шумные выступления по поводу ареста известных политиков и бизнесменов, а они до сих пор за решеткой. Потом выступления затихли. Почему народ в регионах вдруг так разбушевался?


Бекназаров: Люди осознали тот факт, что обвинения против избранного ими депутата полностью сфабрикованы. Действовать их заставила жажда справедливости. В Аксыйском районе живут гордые и очень упорные люди. Во время похорон одного из погибших его отец публично отказался от государственной компенсации, заявив, что не примет подачек от убийц его сына. Этим людям не свойственно слепое подчинение властям, если справедливость не на стороне последних.


Мои избиратели не терпят фальши. Властям следует иметь в виду, что если они будут продолжать перекладывать всю ответственность на население, они окончательно настроят всех против себя. Не могу отделаться от ощущения, что кто-то постоянно пытается дестабилизировать обстановку в стране. Это какая-то третья сила, и искать ее нужно в стенах «Белого дома».


Султан Жумагулов, корреспондент IWPR