Кыргызстан в ускоренном темпе распродает стратегические объекты

Парламент самоустранился от мониторинга приватизации стратегических объектов энергетики, лишившись права не допускать заключения сомнительных приватизационных сделок.

Кыргызстан в ускоренном темпе распродает стратегические объекты

Парламент самоустранился от мониторинга приватизации стратегических объектов энергетики, лишившись права не допускать заключения сомнительных приватизационных сделок.

, позволяющие правительству Кыргызстана проводить приватизацию потенциально прибыльного энергетического сектора в обход парламента, вызвали опасения высокой вероятности бесконтрольной и скорой распродажи этих объектов.



18 апреля парламент Кыргызстана всего за один день принял поправки в три важных закона, связанных с приватизацией энергетического комплекса страны. Согласно принятым изменениям, отныне правительство будет самостоятельно утверждать программу приватизации без согласования с парламентом.



Раньше принять подобные поправки в столь краткие сроки было бы нелегко. Прошлый парламент возражал по поводу продажи электростанций и других активов энергетического сектора, поскольку считал, что предыдущие этапы приватизации были выполнены недобросовестно и шли вразрез с национальными интересами Кыргызстана.



Ситуация изменилась после декабрьских парламентских выборов, когда новосформированная президентская партия «Ак Жол» заняла большинство мест в парламенте, что дало возможность президенту страны Курманбеку Бакиеву и его соратникам принимать необходимые законопроекты фактически беспрепятственно.



Две другие партии, представленные в парламенте - Социал-демократическая и Коммунистическая партии, которые делят между собой 20 мест из 90, - не смогли сдержать скорый процесс принятия приватизационных законопроектов, не говоря уже о том, чтобы их заблокировать.



ПОГОНЯ ЗА ИНВЕСТОРОМ



В январе Бакиев не раз обращался к правительству с просьбой ускорить темпы приватизации энергообъектов. (Подробнее об этом читайте в Кыргызстанцы заплатят высокую цену за приватизацию энергосектора, RCA № 528, 25 января 2008 года.)



Горный ландшафт страны и ее гидропотенциал позволяют ГЭС Кыргызстана вырабатывать электроэнергию в достаточном количестве как для своих нужд, так и для экспорта.



При отсутствии собственных средств власти утверждают, что приватизация – это единственный способ привлечения инвестиций, необходимых для обновления инфраструктуры, постройки новых станций и достижения независимости в сфере электроэнергетики. Правительство подчеркивает, что у государства нет средств на покрытие существующих убытков, не говоря уже о финансировании новых проектов.



Денационализация энергосектора, начавшаяся в 1998 году с разделения государственной компании «Кыргызэнерго» на несколько частей, затянулась на долгие годы. Тогда из состава «Кыргызэнерго» вышли три компании: ведающие электростанциями, национальными электрическими сетями и распределением электроэнергии потребителям в разных частях страны.



В список компаний, подлежащих продаже, передаче в концессию или доверительное управление в рамках ускоренной программы, входят распределительные компании «Северэлектро» на севере Кыргызстана и «Ошэлектро» и «Жалалабадэлектро» – на юге страны. Другие объекты – это «Бишкектеплосеть», подающая горячую воду в столицу, и Бишкекская ТЭЦ, обеспечивающая город теплом и электричеством.



Помимо общей низкой эффективности, хищений и неоплаченных счетов, энергоиндустрия Кыргызстана не может оправиться после аномально холодной зимы, которая подорвала существующие мощности. Из-за низкого уровня воды в водохранилище Токтогульской ГЭС, обеспечивающей 40% всей потребности в электроэнергии, во многих регионах страны, а также в жилых районах столицы отключения электроэнергии длятся по 14 часов в сутки.



Пропрезидентски настроенные члены парламента одобряют решение передать контроль над процессом приватизации правительству.



Представитель партии «Ак Жол» Осмонали Аттокуров пояснил в интервью IWPR, что теперь ответственность за процесс возлагается на правительство, которое и было инициатором поправки.



«Я лично считаю, что правильно правительство взяло на себя ответственность, - сказал он. – Теперь оно полностью отвечает за свои действия и не будет перекладывать ответственность на парламент. Раз оно предлагает программу развития энергетики, то пусть полностью отвечает за результаты», - сказал Аттокуров.



Турсун Турдумамбетов, председатель Госкомитета по управлению госимуществом, поддерживает нововведения.



«Приватизация любого объекта требует оперативности. Из-за длительной процедуры утверждения вопросов республика теряет потенциальных инвесторов, - сказал он. – Поэтому мы и убрали согласие Жогорку Кенеша, чтобы правительство работало оперативно, мобильно».



Он добавил, что министры остаются подотчетными парламенту, который сможет проконтролировать процесс приватизации в любое время.



«Мы от общественности ничего не скрываем», - сказал он.



Оппоненты нововведений выдвигают свои возражения.



Толекан Исмаилова, глава организации «Граждане против коррупции», сказала IWPR, что граждане потеряли возможность контролировать процесс приватизации через парламент.



«Решение проводить программу в обход парламента – антиконституционно, это очень легко оспорить в судах, - сказала Исмаилова. - Парламент закрытый, парламента как публичного института нет».



16 апреля, когда поправки обсуждались на заседании профильного комитета, Исмаилову вместе с несколькими другими правозащитниками выдворили из здания парламента.



Азимбек Бекназаров, ведущая оппозиционная фигура из партии «Асаба», вспоминает, что прошлый парламент, членом которого он являлся, был площадкой жарких дебатов, когда дело касалось вопроса приватизации.



Сейчас же, сказал он, «карманный парламент делает то, что скажут. Власти делают все, что хотят, противостоять им бесполезно, они не считаются ни с чьим мнением. Все ключевые решения принимаются в узком кругу».



Иса Омуркулов, член парламента от Социал-демократической партии, 23 апреля заявил прессе, что у партии не остается другого выбора, кроме требования проведения всенародного референдума по вопросу приватизации.



«Сегодня мы, парламент, абсолютно не влияем на эти процессы. Благодаря ясно какой части депутатов, сегодня мы не можем регулировать ход реализации данной программы», - сказал Омуркулов.



В данное время у правительства в разработке находятся два документа по энергетике – Национальная энергетическая программа до 2010 года и Стратегия развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года, которые на момент подготовки данного материала находились на рассмотрении парламента.



На прошедших 23 апреля открытых парламентских слушаниях по этим двум проектам министр промышленности, энергетики и топливных ресурсов Сапарбек Балкибеков сказал, что для поднятия энергосистемы Кыргызстану потребуется свыше пяти миллиардов долларов США, и эти инвестиции в состоянии дать только частный инвестор.



ЭНЕРГОИНВЕСТОРЫ МОГУТ ПОДНЯТЬ ТАРИФЫ

Критики политики Бакиева опасаются, что с приходом частных компаний – вероятнее всего, из более влиятельных стран, таких как Россия и Казахстан, – государственная монополия просто будет заменена частной монополией, а сами компании будут продолжать поднимать тарифы на коммунальные услуги, чтобы компенсировать свои вложения.



Эти опасения усилятся, если процесс переговоров не будет прозрачным. На данный момент есть четыре потенциальных инвестора, ожидающих, когда начнется процесс приватизации, однако правительство не раскрывает информацию о них.



Чиновники утверждают, что с приходом частного инвестора тарифы на тепло и электроэнергию останутся на прежнем уровне, однако местные правозащитные группы выражают сомнение, что у государства будут законодательные механизмы для этого.



«Существует большая вероятность, что инвестор повысит тарифы для населения и примется отключать от электричества больницы и иные социальные объекты», - сказала IWPR глава правозащитного центра «Кылым шамы» Азиза Абдирасулова.



Еще одним законом, принятым на прошлой неделе, электричество переходит из категории услуг в разряд товаров. Это может показаться небольшим изменением в формулировке, однако оно стало еще одним яблоком раздора для правительства и его критиков.



Сторонники придания электроэнергии статуса товара говорят, что это позволит избежать разночтения с другими законодательными актами, а министр Балкибеков считает, что этот статус даст возможность жестче спрашивать с расхитителей, злостных неплательщиков, а также с чиновников, которые допускают высокий процент коммерческих и технических потерь.



Юрий Данилов, представитель фракции «Ак Жол» и председатель парламентского комитета по топливно-энергетическому комплексу, заявил IWPR, что закон о признании электроэнергии товаром принимался в интересах общественности.



«До сих пор электроэнергия считалась услугой. А раз это услуга, то имело место только административное наказание. Теперь же, когда электроэнергия приравнивается к статусу товара, вступает в силу Уголовный кодекс, можно применить статью “Кража имущества“, - объясняет он. – Этот закон - в интересах честных потребителей электроэнергии, которые не воруют, а нормально оплачивают».



Активист гражданского общества Анара Дауталиева сказала, то нововведения лишают граждан права на развитие.



«Энергетика и вода – это не товар, это социально значимые услуги для населения, это доступ к местному ресурсу, который производим мы сами, - сказала она. - Зачем нам такое государство, когда президент сам говорит, что государство не может быть эффективным менеджером, нужно отдать все в частные руки?»



Support our journalists