Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: Шамарал Майчиев: «Необходимо, чтобы общество знало, кто является учредителем СМИ»

Автор: Бишкекский пресс-клуб/BPC
By Cтатьи Партнеров

Предлагаем вниманию читателей текст выступления Шамарала Майчиева, медиаэксперта, члена Наблюдательного совета ОТРК КР, на конференции в Институте общественной политики «Новые вызовы для кыргызстанских СМИ». Данное мероприятие состоялось 31 марта 2011 года.

Шамарал Майчиев: «Как сохранить свободу слова в быстро меняющемся мире»

Свобода — это возможность выбора вариантов поведения. Много ли вариантов поведения мы видим у наших СМИ на протяжении 10 лет? Есть вариант поведения — говорить только правду; либо есть вариант говорить то, что требует учредитель; либо есть вариант говорить то, что хотят власти. То есть свобода в общем понимании — это возможность выбора вариантов поведения. Что необходимо сделать, чтобы вариантов поведения у СМИ, у власти, у политиков было много? Это есть в цивилизованных странах — необходимые политические, социальные, экономические, организационные гарантии. И если возьмем политические гарантии свободы слова, необходима политическая воля. Но на самом деле она необходима во всех отраслях, и все говорят, что и судебная реформа не идет, и в других отраслях, потому что нет политической воли. А в чем же политическая воля должна быть выражена? Она должна быть выражена в действиях.

Необходима информационная концепция, в которой будут отражены те гарантии, которые я назвал. И необходимы регулярные встречи руководства страны с медиасообществом, — не с отдельными редакторами отдельных изданий, а в целом с медиасообществом.

На самом деле эти реформы нужны не столько самим СМИ, политикам или государству, — они необходимы для потребителей информации. И все должно строиться на взаимоотношениях «потребитель – СМИ». Если информация плохая, то потребитель не доверяет и, соответственно, не доверяет всем СМИ. Это большая проблема. Чтобы вернуть доверие, необходимо, чтобы информация была качественной, это очень важно. Эти качества, принципы определены: информация должна быть объективной, проверенной, достоверной, чтобы источников информации было несколько.

Но все же, что необходимо, чтобы информация была качественной? И это 10 лет я постоянно повторяю. У СМИ должна быть редакционная политика. На сегодняшний день практически ни у одного СМИ нет редакционной политики. В общественном телевидении мы уже 4 месяца ее разрабатываем, уже на финишной прямой, можно сказать. Это серьезный документ, и если он у нас страниц на 30, то у ВВС он, говорят, больше 70 страниц. То есть в редакционной политике необходимо определить позицию СМИ по всем аспектам.

Второй момент: ни для кого не секрет, что СМИ у нас есть государственные и частные. Государственные зависят от госчиновников, а частные зависят от учредителей. Как учредитель определит, такую политику они и примут. Поэтому необходим договор, соглашение между учредителем и редакцией о редакционной свободе. И еще один немаловажный момент: необходимо, чтобы общество знало, кто является учредителем СМИ. Когда журналисты говорят о прозрачности госорганов, о прозрачности других организаций, в первую очередь, само СМИ должно быть прозрачно, и учредители должны быть обществу видны. То же самое касается любой НПО: чтобы общество видело, кто является учредителем, и отсюда уже можно было делать выводы о деятельности и направлении этого СМИ.

Следующий момент — это взаимоотношения редактора с журналистами. Журналисты у нас не свободны. Почему не свободны? Потому что редактор может пустить материал, а может не пустить. И поэтому необходимо соглашение между журналистами и редакцией о редакционной свободе. Кроме того, у нас есть журналисты, которые работают на СМИ постоянно. А есть фрилансеры, то есть свободные журналисты, которые на основе гонорара работают со средствами массовой информации. Но эти взаимоотношения нужно урегулировать. То есть, по крайней мере, должно быть три документа — редакционная политика, соглашение учредителя с редакцией и редактора с журналистами. Это залог свободы слова. Если этих документов нет, журналист будет писать то, что скажет редактор, либо редакция будет делать то, что скажет учредитель.

И именно в быстро меняющемся мире нужны эти документы. А чем должен руководствоваться учредитель? В принципе, СМИ — это бизнес. У него должен быть стратегический план, он должен определить своих зрителей, читателей, стратегический план лет на 5-6. И в данном случае, если там четко выражена миссия, определены потребители, клиенты, то, в принципе, есть возможность, что издание будет существовать долгий период в независимости от того, что меняется политическое окружение.

Законодательство о СМИ на сегодня довольно хорошее, оно не мешает средствам массовой информации. И если его менять… Практика показала, и не только в сфере СМИ, а в любой области: когда закон начинают совершенствовать, он становится хуже и хуже. Поэтому лучше его не трогать. Но, тем не менее, если его трогать, то необходимо к этому подойти объективно и грамотно.

Я думаю, в переходный период можно прожить и с действующим законодательством, и ничего страшного не случится. То, что касается экономической гарантии, там необходимо решать вопросы налогообложения, о которых тоже мы очень долго говорили.

Но кроме этого, если для открытия печатного СМИ практически ничего не надо, на двух компьютерах все это можно сделать, то для электронного СМИ — это довольно-таки большая проблема, потому что там возникают вопросы выделения частот. За последние 10 лет, по-моему, две-три частоты были выделены. Мы говорим «свобода слова», но то, что частоты не были опубликованы, и гражданам, желающим открыть СМИ, они не были известны, — это есть техническая цензура. Цензура делится на техническую, политическую и самоцензуру. Политической цензуры нет, и по Конституции особо никто не влияет, но техническая цензура есть.

Теперь мы переходим на цифровое вещание, и техническая цензура продолжает действовать и, скорей всего, будет оставаться; мы делаем сейчас попытки, чтобы этого избежать. Например, общественному радиотелеканалу выделен в мультиплексе один канал. Все три мультиплекса входят в состав «Телекома». «Телеком» будет приватизирован, и когда в будущем возникнут ситуации, инвестор уже может влиять технически на вещание. Он может просто технически отключить под видом ремонта. Поэтому техническая цензура — это большая проблема. Техническая цензура может возникнуть при поставке оборудования; при цифровом вещании есть несколько форматов вещания, и необходимо покупать оборудование. Это большая проблема не только для Кыргызстана, потому что снятая здесь информация должна отвечать согласованным техническим форматам, чтобы дойти до другого конца мира. Если у нас будет старое оборудование, его нужно постоянно переформатировать. Поэтому надо гармонизировать уже наперед те технические форматы, которые будут у нас.

И, соответственно, вопрос качества. Мы очень часто говорим о профессиональном контенте – достоверность, объективность, но особенно по электронным СМИ у нас очень большие проблемы в очень низком техническом качестве. Когда частоты поменяли ОРТ и ОТРК, сразу все увидели, что, оказывается, техника может влиять на восприятие передачи.

Социальные гарантии — это довольно большая проблема, здесь надо очень много делать. Почему? Потому что когда журналист оказывается жертвой, он остается один на один с обществом, с государством. Поэтому здесь необходимо внедрять различные формы страхования жизни, здоровья, здесь необходим вопрос пенсионного обеспечения, особенно это касается фрилансеров. Да и не только фрилансеров, но и остальных журналистов, которые работают на постоянной основе.

Теперь по вопросу будущего СМИ. Мы ориентированы, что наши покупатели — это наше государство. Но, тем не менее, СМИ может быть хорошим бизнесом во внешнем мире, и ярким примером был канал «Аль-Джазира»: они решили вещать не только на Каир, где миллион потребителей, а, став хорошим каналом, вещать на весь мир, и тем самым они заработали потребителей во всем мире.

Поэтому мне кажется, что не совсем правильно ориентироваться на внутренний рынок, необходимо выходить на внешний рынок, учитывая то, что соседние республики являются закрытыми или полузакрытыми государствами. Как Катар для арабского мира является мостом в остальные части мира, так и Кыргызстан может выступить в этой роли. Но для этого необходима политическая воля, которая дала бы возможность работать в соседних странах и свободно освещать то, что происходит.

И последнее — по образованию. На протяжении многих лет очень много обучали журналистов, очень много сделано донорами. Но когда сегодня спрашивают: «А почему журналистика примерно того же качества, как и десять лет назад?» — ответить сложно. Мы очень часто в последнее время донорам говорим, что надо работать с редакциями.

Азамат на одном из Круглых столов говорил, что надо работать с редакциями, это касалось нашей Комиссии по рассмотрению жалоб на СМИ, но мне кажется, что это касается всех доноров. Почему? Потому что когда обученный журналист приходит в СМИ, в старый коллектив, то все обучение насмарку. У нас есть проекты по журналистскому расследованию, — человек обучен, он знает, как это делается, приходит в редакцию, и ему скажут: «За твое журналистское расследование голову отрежут». Поэтому надо работать и с редакцией, и с журналистами. В частности, Интерньюс в свое время издавал пособие «Мобильный менеджмент», то есть надо обучать менеджменту и самих журналистов.

www.bpc.kg