Кыргызстан: положит ли жесткая тактика конец исламскому радикализму?

Местные чиновники утверждают, что силовое воздействие на Хизб ут-Тахрир приносит свои плоды, но правозащитники уверены, что копирование действий Узбекистана – не выход в сложившейся ситуации.

Кыргызстан: положит ли жесткая тактика конец исламскому радикализму?

Местные чиновники утверждают, что силовое воздействие на Хизб ут-Тахрир приносит свои плоды, но правозащитники уверены, что копирование действий Узбекистана – не выход в сложившейся ситуации.

Сторонники жесткого курса в политике из правительства Кыргызстана, похоже, намерены придерживаться жесткой тактики в борьбе с исламским движением Хизб ут-Тахрир, несмотря на предостережения о том, что радикальные действия и нарушение основных прав человека могут способствовать росту поддержки этой организации, а не уменьшить ее.

Народные волнения в городе Ноокате на юге страны прошлой осенью повлекли за собой волну задержаний предполагаемых сторонников Хизб ут-Тахрир. Правозащитники зафиксировали множество заявлений о жестокости представителей правоохранительных органов и других незаконных действиях. Это подтвердил и отчет, обнародованный официальной правозащитной организацией Кыргызстана.

Беспорядки произошли 1 октября, когда местная администрация запретила проведение празднований мусульманского праздника Орозо Айт, знаменующего окончание священного месяца Рамадан, на главной площади города. После того, как недовольные этим забросали камнями здание местной администрации, демонстрация была подавлена ОМОНом, прибывшим из областного центра, города Оша. (Читайте Кыргызстан: протест верующих, ставший следствием невнимательности властей, RCA № 551, 14 октября 2008 года.)

Волна задержаний последовала на следующий же день. В ходе судебного расследования этого дела, закончившегося 27 ноября, 32 человека получили различные обвинения, такие, как организация массовых беспорядков, призывы к насильственному изменению конституционного строя и возбуждение межнациональной или межрелигиозной вражды. И приговорены к длительным срокам лишения свободы – от 9 до 20 лет. 17-летний молодой человек получил девять лет, а две женщины были осуждены на 15 и 16 лет. (О немедленной реакции на судебный процесс читайте по ссылке Споры вокруг приговоров участникам массовых беспорядков в Кыргызстане, RCA № 558, 12 декабря 2008 года.)

В конце января секретарь по связям с общественностью Ошского ГУВД Джениш Шаршенбаев рассказал IWPR, что зачинщики беспорядков были совершенно точно определены при помощи видеозаписей, сделанных во время демонстрации. Он сказал, что на них было запечатлено большинство задержанных в ходе последующих чисток, а также все осужденные.

По словам чиновников, волнения не были спонтанными, их контролировала Хизб ут-Тахрир, которая полулегально действует в Кыргызстане, особенно на юге страны, который традиционно является более религиозным.

В отличие от Узбекистана, где исламские группировки подвергаются преследованиям, а тысячи сторонников Хизб ут-Тахрир были отправлены в тюрьму, Кыргызстан не запретил членство в этой организации, хотя в 2003 году Верховный суд вынес постановление о запрете функционирования Хизб ут-Тахрир в стране, а Конституция запрещает религиозные политические партии.

Планы у организации довольно радикальные: превратить светские государства региона в исламский халифат; по заявлению самой организации, она применяет исключительно ненасильственные методы. Однако правительства центрально-азиатских государств обвинили сторонников партии в причастности к ряду нападений и настаивают на том, что это движение представляет угрозу безопасности. В последние годы в Кыргызстане тактика Хизб ут-Тахрир заключалась в поддержке различных местных сообществ, у которых есть причины для недовольства властями.

По официальным оценкам, сторонников Хизб ут-Тахрир в Кыргызстане насчитывается 15 тысяч человек, хотя эксперт по религиозным делам Икболжан Мирсаитов сообщил информационному агентству 24.kg, что их не более двух тысяч.

ОМБУДСМЕН СООБЩАЕТ О СЕРЬЕЗНЫХ НАРУШЕНИЯХ

Существуют серьезные доказательства того, что права задержанных нарушались, и для получения признаний к ним применялось физическое давление. Документальное подтверждение, представленное правозащитниками, в конце февраля было поддержано крайне критическим отчетом, подготовленным комиссией, отправленной в Ноокат омбудсменом Турсунбеком Акуном.

Аппарат омбудсмена финансируется государством, однако, в отличие от подобных учреждений в других странах Центральной Азии, офис в Кыргызстане достаточно независим, чтобы провести финансовоемкое расследование – что и было сделано в Ноокате, - а затем обнародовать неприукрашенные результаты.

«Мой отчет по ноокатским событиям был довольно жестким и критиковал действия властей, но депутаты [парламента], в частности, восприняли критику», - сказал он IWPR.

Комиссия опросила все стороны – правоохранительные органы, местных чиновников, адвокатов обвинения и защиты, осужденных и их семьи – и обнаружила помимо всего прочего, что задержанным отказали в получении юридической помощи, удерживали в заключении дольше положенных 48 часов и подвергали пыткам. Кроме того, во время слушаний не были заданы вопросы для утверждения причин выдачи ордеров на арест, несмотря на то, что у некоторых подсудимых были видимые ранения, а двое из них не могли передвигаться.

В отчете также обвинялись местные чиновники, позволившие демонстрации выйти из-под контроля, а также отмечалось, что позже в отношении семей обвиняемых применялись различные виды дискриминации.

Месяцем ранее правозащитный центр «Мемориал», находящийся в Москве, опубликовал похожий порицающий отчет, основанный на интервью с задержанными и их семьями.

Отчет «Мемориала» привел в ярость чиновников в Бишкеке, а его автор, Виталий Пономарев, директор центрально-азиатской программы, в феврале был депортирован из Кыргызстана.

В разговоре с IWPR жители Нооката так же заявляли о том, что задержанных пытали, а их семьи подверглись дискриминации.

Женщина, пожелавшая остаться неизвестной, сказала, что у ее сестры произошел выкидыш после систематического избиения и переноски тяжестей с наручниками на руках. Этот случай – один из многих, описанных в отчетах комиссии омбудсмена и «Мемориала».

«Когда после долгих хождений по инстанциям нам дали встретиться, мы видели следы этих пыток. Потерю ребенка она очень тяжело переживала, - рассказала сестра обвиняемой. – После всего этого ей дали 16 лет лишения свободы».

Эта женщина сказала, что ее сестра оказалась на видеоматериалах лишь потому, что была в центре города - искала одного из своих детей, который пропал.

Чиновники в Ошской области продолжают отвергать любые обвинения в систематических нарушениях прав человека.

Заместитель прокурора Ошской области Атай Шакиров сказал IWPR, что всем подозреваемым была предоставлена защита с самого начала и на протяжении всего расследования, хотя в отчете комиссии омбудсмена говорилось, что этого не было.

Аким Ноокатского района Ахмаджан Махамадов, назначенный после октябрьских событий, признал лишь, что в отношении некоторых задержанных было применено силовое воздействие, однако он заявил, что эти лица были впоследствии освобождены.

Тем временем родственники арестованных обвиняют правоохранительные органы в вымогательстве денег в обмен на освобождение некоторых задержанных, а также за то, что они не будут арестовывать или пытать других задержанных.

Женщина, назвавшаяся Максудой, рассказала, что после того, как ее сына задержали, в их дом пришли милиционеры и потребовали взятку, иначе они собирались арестовать и ее мужа. Позднее ее муж скончался по пути в больницу, узнав, что Ошский областной суд оставил в силе приговор районного суда в отношении их сына, который, по словам женщины, ни в чем не виноват.

В отчете омбудсмена говорится, что после волнений стало обычным делом, что милиция задерживает людей и требует «выкуп» за их освобождение.

Родственники тех, кто отправлен в тюрьму, рассказали IWPR, что их лишили пособий на детей без объяснения причин. Мать пятерых детей по имени Мавлюда рассказала, что сотрудник почтового отделения сказал ей, что ей перестали выплачивать пособия после того, как ее мужа отправили за решетку, и что то же самое случилось и с другими.

Аким Ноокатского района Махамадов отрицает, что власти отдали распоряжение о прекращении выплат детских пособий, и пообещал разобраться с этим вопросом.

ЖЕСТКАЯ ТАКТИКА ОПРАВДЫВАЕТ СЕБЯ, СЧИТАЮТ ЧИНОВНИКИ

Представители местной власти и правоохранительных органов, а также некоторые вышестоящие чиновники сказали IWPR, что длительные тюремные заключения, полученные обвиненными в ноябре, наряду с продолжающимися попытками искоренить Хизб ут-Тахрир не только оправданы, но и являются действенным средством устрашения. Их аргументы основаны на мнении, что Кыргызстан слишком долго терпел деятельность экстремистской организации на своей территории, что позволило членам партии Хизб ут-Тахрир открыто бросать вызов властям, и что теперь пришло время это прекратить.

Милиция на юге Кыргызстана продолжает проводить рейды по задержанию подозреваемых в связи с Хизб ут-Тахрир.

Шакир Зулимов, заместитель начальника Ошского областного управления внутренних дел, сказал, что, возможно, применяемые методы и жесткие, «но они оправданы».

Зулимов отметил, что реакция правоохранительных органов на беспорядки заставила некоторых членов партии покинуть ее.

«Они публично стали заявлять, что выходят из рядов Хизб ут-Тахрир. В Ноокатском районе таким образом отказались от своих убеждений 18 членов Хизб ут-Тахрир, в Карасуйском районе – 11. Около 50 человек из [соседней] Жалалабадской области тоже заявили об этом публично, - сказал он. – Таким образом, наши жесткие действия оправданы и дают уже первые плоды; приверженцы этой партии уже не выступают публично, как они делали раньше».

В интервью агентству 24.kg эксперт по религиозным вопросам Икболжан Мирсаитов сообщил, что правоохранительные органы открыто используют последствия ноокатских событий для запугивания жителей.

В качестве примера он привел собрание, прошедшее 24 февраля, на котором присутствовали около 100 сторонников Хизб ут-Тахрир из города Узгена, которые разошлись с места его проведения после того, как их предупредили о возможных последствиях. Собравшиеся протестовали против ареста двух человек – лидера Хизб ут-Тахрир в Узгене и его коллегу.

Возможно, местные чиновники намерены искоренить Хизб ут-Тахрир, но насколько эта кампания отражает политику на высших уровнях Кыргызстана?

В отчете центра «Мемориал» появилось предположение, что желание жестко наказать членов Хизб ут-Тахрир, задержанных после ноокатских событий, пришло с национального уровня - от некоторых политиков-консерваторов и «ястребов» [сторонников жесткого курса] в правоохранительных ведомствах, работающих в тандеме.

«Если предлагаемый ими подход восторжествует, через непродолжительное время мы можем стать свидетелями масштабных фабрикаций политических и уголовных обвинений для неправового осуждения все большего числа мнимых и подлинных "экстремистов" (как религиозных, так и светских)», - говорится в отчете центра.

«Подобные действия, если они будут санкционированы политическим руководством страны, лишь спровоцируют рост нестабильности и усиление позиций радикальных исламистских групп. Сложившуюся ситуацию следует рассматривать и в контексте непростых межэтнических отношений в Южном Кыргызстане… показательно в этом плане, что из 32 осужденных жителей Ноокатского района 25 – этнические узбеки», - говорится в отчете.

В интервью IWPR руководитель пресс-службы МВД Бакыт Сеитов сказал: «МВД придерживается жесткой позиции. Мы проводим в регионах профилактические работы по разъяснению населению, что такое религиозный экстремизм. Мы должны жестко пресекать деятельность религиозных организаций».

Такую точку зрения разделяет председатель Государственного комитета по делам религии Каныбек Осмоналиев. На конференции, прошедшей 18 марта в Оше, он сослался на спорный закон, принятый в октябре прошлого года, который предусматривает более жесткий контроль над религиозными группировками, и назвал это прогрессом. При старом, менее жестком законодательстве, сказал он, Кыргызстан стал привлекательным пунктом для целого ряда религиозных групп, включая радикальные.

Омбудсмен настаивает на том, что такая политика не исходит от президента страны Курманбека Бакиева.

«Политика самого президента в области религии достаточно лояльная и взвешенная. Реально ситуацию усугубляют правоохранительные органы и Госкомитет по религии, которые оказывают президенту медвежью услугу, тем самым отрицательно влияя на его имидж», - сказал Акун.

ЖЕСТКАЯ ПОЛИТИКА МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ

Правозащитники и эксперты по религиозным вопросам предупреждают, что чрезмерно жесткая тактика лишь сделает такие организации, как Хизб ут-Тахрир, более радикальными, и заставит их «исчезнуть с радаров» служб безопасности.

«Предпринимаемые карательные и репрессивные меры могут привести к тому, что они [члены Хизб ут-Тахрир] уйдут в подполе, и это усложнит контроль со стороны властей и правоохранительных органов над их деятельностью», - считает Равшан Гапиров, правозащитник, не раз защищавший интересы членов запрещенной партии во время следствия и судебных процессов.

Другой правозащитник – Садыкжан Махмудов – допускает, что Хизб ут-Тахрир воспользовалась той степенью толерантности, которая у нее была со стороны властей Кыргызстана, для осуществления открытой деятельности и набора новых членов, однако он считает, что при помощи предлагаемой политики проблему не решить.

«Это не значит, что надо действовать репрессивно; насилие всегда порождает насилие, - сказал он. – Государство и силовые структуры должны были действовать очень аккуратно, не допуская беззакония. Ведь общественность же видит, что власти и правоохранительные органы на данный момент действуют очень жестко и несправедливо».

Один из активистов Хизб ут-Тахрир, назвавшийся Хакимжаном, подтвердил, что жесткие карательные меры лишь заставят партию сделаться менее заметной, а не прекратят ее деятельность.

«Силовые методы, предпринимаемые властями Кыргызстана, никак не повлияют на деятельность наших членов. Наоборот, мы будем действовать более осторожно и сплоченно», - сказал он.

По заявлению Хакимжана, из 32 человек, оказавшихся за решеткой после ноокатских событий, только один был членом Хизб ут-Тахрир, а «остальные – это те люди, которых родственники не смогли выкупить, заплатив деньги. Среди задержанных - да, были наши члены, но их родственники вовремя выкупили, заплатив деньги милиции и спецслужбам».

«Несправедливые действия правоохранительных органов нам пойдут только на пользу. Родственники ноокатских осужденных уже заинтересовались нашей партией и они, скорее всего, и войдут в наши ряды в знак протеста действиям властей», - добавил он.

Некоторые опрошенные провели параллели с соседним Узбекистаном, где власти проводили массовые аресты и применяли насилие в попытках искоренения одной исламской группировки за другой на протяжении последних 15 лет.

«Вследствие применения неадекватных мер в Узбекистане в начале 90-х годов многие религиозные организации радикализировались, - сказал Орозбек Молдалиев, эксперт по вопросам религии и безопасности. – Это и должно быть главным уроком для нашей власти. Силовым методом нельзя бороться с религиозным экстремизмом».

Многие комментаторы в Кыргызстане считают, что Узбекистан продолжает оказывать влияние на формирование политики в отношении исламских радикальных движений, подталкивая кыргызстанских лидеров к крутым мерам и нарушению прав человека.

По словам Гапирова, нынешняя тактика имеет «узбекский почерк», и ее стали применять после частной встречи президента Бакиева и Ислама Каримова.

Молдалиев считает, что единственным способом остановить рост радикализма является привлечение мусульманских духовных лиц для изменения образа мышления народа.

В то же время он указал на другой вопрос, требующий решения: неспособность местной власти решать такие деликатные проблемы должным образом, чтобы такие конфронтации, как во время празднования в Ноокате, не перерастали в серьезные конфликты.

Он напомнил о периодически возникающей дискуссии о том, должны ли девочки-мусульманки носить в школу хиджабы.

«Это яркий пример того, как обычные верующие люди начинают бороться за свои права и радикализироваться», - сказал он.

Венера Султанова – псевдоним независимого журналиста в Кыргызстане. Дильбар Рузадорова – журналист, прошедший тренинги IWPR.
Support our journalists