Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: Отмена смертной казни не отменила смерть заключенных

By IWPR
, осужденных к пожизненному заключению, приравнены к пыткам. Об этом в беседе с «Voice of Freedom» рассказала руководитель Правозащитного центра «Граждане против коррупции» Толекан Исмаилова. В итоге люди продолжают умереть от невыносимых условий.



«Наши сотрудники провели мониторинг, по результатам которого выявили, что условия содержания граждан, приговоренных к пожизненному лишению свободы можно приравнять к пыткам», - говорит правозащитница.



«С момента наложения моратория на смертную казнь с 1998 года из-за содержания "пожизненников" в нечеловеческих условиях, умерло более 70 человек», - отмечается в специальном отчете правозащитного центра.



На сегодняшний день в тюрьмах и колониях Кыргызстана, по данным Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН) при Правительстве КР, содержатся более двухсот осужденных к пожизненному заключению. Половина из них находятся в колониях усиленного режима, половина – в камерах СИЗО республики.



С 1998 года указом экс-президента Аскара Акаева в Кыргызстане введен мораторий на исполнение смертных приговоров. Осужденные к смертной казни (из-за отсутствия колонии особого режима) наказание в виде пожизненного заключения отбывали в следственных изоляторах пенитенциарной системы (тогдашний ГУИН Министерства юстиции). Места их содержания, по заключениям результатов мониторинга правозащитных НПО, приравнивались к пыткам. В помещениях, (так называемых камерах) размером 2х3 метра содержалось по 3 – 5 заключенных, где они находились и днем и ночью. Некоторым из них приходилось спать на полу. В этом же помещении располагались туалет и водопровод для питьевой воды и умывания.



29 декабря 2005 года указом президента Курманбека Бакиева срок моратория на исполнение смертной казни продлен до полной ее отмены. Конституция КР в новых редакциях от 9 ноября и 30 декабря 2006 года полностью отменила смертная казнь как вид уголовного наказания.



105 уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении 133 осужденных к исключительной мере наказания рассматривались в Верховном суде с января по март 2008 года и автоматически были заменены на пожизненное лишение свободы. То есть люди, приговоренные ранее к смертной казни были лишены доступа к справедливому судебному разбирательству их дел после отмены смертной казни в Кыргызстане.



«Существенная гуманизация уголовного законодательства и отмена смертной казни, ее замена на пожизненное лишение свободы не повлияли на карательный характер судебной практики. Приговоры к пожизненному лишению свободы продолжают выноситься судами с той же категоричностью, как ранее к смертной казни и количество этих приговоров растет.



В 2007 году 19 человек были приговорены к пожизненному лишению свободы (ПЛС), в 2008 – 12 осужденных, с 1 января по 20 мая 2009 года – 4 осужденных», - отметила юрист ПЦ «Граждане против коррупции» Евгения Крапивина.



После судов осужденные к ПЛС попадают в многолетнее заключение в камеры СИЗО, где нет никаких условий для жизни, достаточного питания и каких-либо медицинских услуг. Там увеличивается количество заключенных, страдающих туберкулезом. В результате, люди, приговоренные к пожизненному заключению, в течение нескольких лет полностью подрывают свое здоровье и часто умирают.

29 декабря 2008 года, несмотря на возражения правозащитных организаций, общественности, родственников осужденных к пожизненному лишению свободы, был принят новый Закон. Он установил, что до создания в Кыргызстане исправительной колонии особого режима для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы, лица, которым смертная казнь заменена пожизненным лишением свободы, а также осужденные к пожизненному лишению свободы отбывают наказание в следственных изоляторах и помещениях камерного типа исправительных колоний.



Как отмечают правозащитники, такая норма закона противоречит статье 45-1 Уголовно-исполнительного кодекса КР, где говорится, что лица, осужденные к пожизненному лишению свободы, отбывают наказание в исправительной колонии особого режима на территории Кыргызстана.



«В статье 19 ч.1 и статьи 41 Уголовного кодекса КР четко прописано, что наказание не имеет целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства и что ни один человек не должен подвергаться антигуманным унизительным наказаниям. Поэтому возвращение осужденных к пожизненному лишению свободы в следственные изоляторы и помещения камерного типа – это антигуманное, унизительное наказание и не отвечает требованиям правовового положения осужденных», - говорит Крапивина.

На итоговой коллегии ГСИН, которая прошла 21 января 2010 года с участием членов правительства, руководство учреждения отметило, что в 2009 году из-за отсутствия средств не удалось построить специальную тюрьму для осужденных к пожизненному заключению. Нахождение «пожизненников» рядом с остальными осужденными создает опасность для последних и оказывает негативное влияние на них, - отмечено на коллегии.



«В местности Жаны-Жер была выделена земля для постройки тюрьмы для пожизненно заключенных, вырыт котлован под застройку, но завершить ее не удалось в связи с ограниченностью средств. «Пожизненники» представляют опасность и негативно влияют на других осужденных. Мы сами понимаем об острой необходимости такой тюрьмы», - сообщил пресс-секретарь ГСИН Cергей Сидоров.

Например, 14 августа 2008 года осужденный к пожизненному заключению в колонии №16 К.Абдышев нанес ножевые ранения двум сотрудникам учреждения. Позже, когда «пожизненников» перевозили в закрытые учреждения, Абдышев и еще один заключенный Урманбетов были убиты другими осужденными. В связи с этим осужденные к пожизненному лишению свободы были возвращены в следственные изоляторы, а только незначительная часть осужденных этой категории оставлены отбывать наказание в помещениях камерного типа колоний. На данный момент осужденных к ПЛС опять из помещений камерного типа выпускают в общую зону и переодически этапируют в СИЗО, а других осужденных – из СИЗО в колонии.



«Правозащитный центр «Граждане против коррупции» имеет альтернативное заключение по событиям в колонии №16, где конфликт был инициирован как сотрудниками ИК- 16, так и высокопоставленными чиновниками ГУИН Министерства юстиции. Что касается смерти осужденных Абдышева и Урмамбетова во время этапирования их в автозаке в СИЗО-1, то смерть наступила в результате избиения их спецназом ГУИН», - сообщила по этому поводу юрист ПЦ Крапивина.



«Заключенные, приговоренные к пожизненному лишению свободы, имеют те же права, что и другие категории заключенных, и они должны соответствовать стандартам ООН по правам человека, в том числе Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, - говорится в отчете по мониторингу пенитенциарных учреждений ПЦ «Граждане против коррупции». - Обращение с такими заключенными и забота о них в местах заключения определяются индивидуальными потребностями, а не видом наказания, которое они отбывают. Все заключенные должны иметь право на условно-досрочное освобождение, которое должно основываться на оценке степени их опасности для общества, а не определяться факторами, зависящими от политической ситуации».



В соответствии с уголовным законодательством Кыргызстана (ст. 50 Уголовного кодекса) «Пожизненное лишение свободы в порядке помилования может быть заменено лишением свободы сроком на 30 лет». Юристы НПО обращают внимание на то, что здесь следовало бы учитывать, что главная идея наказания не в его суровости, а в его неотвратимости и достижения одной из его цели — восстановление социальной справедливости.



«При таких нечеловеческих условиях содержания в тюрьмах, максимальный срок отбывания наказания можно было бы свести и к 20 годам, так как 20 лет это существенный срок для человека, в среднем это 1/3 часть человеческой жизни исходя из статистики средней продолжительности жизни в нашей стране. В случае изменения условий содержания лица, осужденного к пожизненному лишению свободы, возможно, у некоторых из них был бы определенный стимул к изменению своего «бывшего» образа жизни и это послужило бы достижению другой важной цели наказания – исправление осужденного», - говорится в отчете юристов правозащитного центра «Граждане против коррупции».



После отмены смертной казни пожизненное лишение свободы стало самым суровым наказанием. И такое наказание хоть и не отнимает жизнь сразу, нельзя назвать более гуманным, чем «исключительная мера наказания». Правозащитники считают, что эта «смерть в рассрочку» намного страшнее, чем даже смертная казнь.



«Надежда на условно-досрочное освобождение через тридцать лет лишения свободы в условиях исправительных учреждений Кыргызстана довольна призрачна. Выжить при существующих условиях в местах лишения свободы, как правило, невозможно», - констатируют в Правозащитном центре «Граждане против коррупции».