Кыргызстан: обеспокоенность в связи с требованием о придании народности официального статуса

Согласиться на требования одной из народностей о придании ей формального признания как отдельного этноса – значит открыть ящик Пандоры, предупреждают аналитики.

Кыргызстан: обеспокоенность в связи с требованием о придании народности официального статуса

Согласиться на требования одной из народностей о придании ей формального признания как отдельного этноса – значит открыть ящик Пандоры, предупреждают аналитики.

Требования членов родовой группы о получении отдельного этнического статуса насторожили комментаторов в Кыргызстане, которые утверждают, что это может привести к ненужным и опасным противоречиям.

Кампанию по официальному признанию кыпчаков, как нацию, ведет Камчыбек Саматов - преподаватель, вышедший на пенсию, из села Бужум южной Баткенской области.

С 24 марта по 3 апреля в Кыргызстане пройдет национальная перепись населения, вторая с тех пор, как страна получила независимость в 1991 году; Саматов планирует во время переписи назвать свой язык и свою национальность «кыпчак».

По его подсчетам, 30 тысяч жителей в окрестностях Баткена собираются сделать то же самое.

«Кроме Баткена, ко мне обращаются кыпчаки из Джалалабадской и Ошской областей [другие административные регионы южного Кыргызстана]», - сказал он IWPR.

Записав новые данные о себе во время переписи, Саматов и его сторонники планируют обратиться к президенту Кыргызстана и парламенту страны и просить их разрешить внести название «кыпчак» в их паспорта. Как и в советские времена, паспорт гражданина Кыргызской Республики включает в себя графу «национальность» или «этническая принадлежность» - например, русский или узбек, – в отличие от других государств, где указывается лишь принадлежность к гражданству.

Если это не получится, Саматов собирается добиваться признания кыпчаков в Организации объединенных наций. «Мировое сообщество не будет равнодушно к проблемам маленького этноса, который находится под угрозой исчезновения», - сказал он.

Саматов прошел долгий путь, ведь впервые он стал добиваться узаконивания своего этноса во время последней в Советском Союзе переписи, проводимой в 1989 году. В тот раз ничего не получилось, но он и еще около 350 человек предприняли еще одну попытку во время следующей переписи в 1999 году.

«Теперь, когда наша страна стала демократической, я думал, что нас без проблем признают, как этническую группу», - сказал он.

Хотя переписчики записали их этническую принадлежность, как они того и просили, в 1999 году, согласно последней опубликованной статистике, кыпчаки в числе различных национальных меньшинств, живущих в Кыргызстане, зарегистрированы не были.

Начальник отдела по переписи населения Национального статистического комитета Гулзейнеп Мырзабекова пояснила IWPR, что информация о том, как люди себя идентифицируют, не обязательно появляется в окончательных общих данных.

«Кыпчаки являются не нацией, а народностью, - сказал она. – Они должны сказать, на каком языке они говорят. Если они говорят на кыргызском языке, то будут относиться к кыргызской нации, если на казахском – то к казахам».

В 2006 году Саматов попробовал использовать другой подход и добиться от местного суда признания кыпчаков как этнической группы. Однако постановление суда было отменено вышестоящим региональным судом и впоследствии - Верховным судом Кыргызстана.

Вопрос родовой принадлежности остается очень важным в Кыргызстане, и многие жители могут перечислить несколько поколений своих предков, назвать клан, к которому они принадлежат, и, прежде всего, имя их рода. Кланы входят в более крупные группы, одна из которых – ичкилик – включает в себя кыпчаков.

Для среднего человека гордость кланом или родовая преданность не умаляют всеобъемлющего чувства принадлежности к кыргызской нации, и оппоненты Саматова задаются вопросом, что есть такого, что отличает кыпчаков от других народностей. В культурном и лингвистическом отношении они схожи со всеми другими группами кыргызов на юге Кыргызстана, в отличие от групп, которые говорят на родственных, но отличающихся языках, таких, как узбекский и казахский.

Основания для получения национального статуса возникли в давние исторические времена, когда термин «кыпчак» использовался для определения доминантной группы тюркского народа, жившего на территории, простиравшейся от нынешнего Казахстана до Украины.

«У нас достаточно культурных и исторических доказательств, - сказал Саматов. – Я работаю над этим вопросом уже 30 лет».

В некоторой степени требования Саматова напоминают академические дебаты о том, были ли нации искусственно созданы руководством Советского Союза из различных групп, населявших Центральную Азию. Однако для многих комментаторов этот аргумент далеко не абстрактный, и грозит подорвать широко признанное представление о статусе кыргызской нации.

Шаирбек Жураев, руководитель программы "Международная и сравнительная политика" Американского университета в Центральной Азии, указывает на то, что множество кыргызских родовых групп имеют имена, восходящие к другой исторической идентичности.

«Если учесть, что самоназвания очень многих племен ассоциируются с действительно существовавшими или существующими народностями (найман, кытай и др.), то появляется также фактор прецедента, способного заложить основу “дезинтеграции” кыргызов как единой этнической группы», - сказал он.

Политологи и эксперты по этническим вопросам, опрошенные IWPR, единогласно выразили опасение по поводу задумки Саматова не потому, что не уважают чувство самоидентификации людей, а потому, что, по их мнению, призыв к законному признанию кыпчаков потенциально опасен и может вызвать распри.

«Это все глупости, - сказал Исхак Масалиев, депутат парламента от фракции коммунистов. – Нас [кыргызов] всего 3,6 миллионов, нечего делиться еще и на кыпчаков и кыргызов».

Эмиль Каниметов, эксперт в вопросах этнологии, опасается, что эта кампания, которая может закончиться этнической фрагментацией, движется в неправильном направлении.

«В наших условиях разделять нацию не стоит. Весь мир глобализируется, и во многих странах даже убирается графа национальность [из паспортов], - сказал он. – В Кыргызстане же это будет шаг назад».

Правовой эксперт Абдыкерим Аширов считает, что сейчас не время для каких-либо разделений в Кыргызстане.

«В кыргызском обществе уже есть тенденции раскола на религиозной, региональной и другой почве, - сказал он. – Нам нужны такие действия, которые будут объединять нацию».

Осмонакун Ибраимов, общественный деятель, госсекретарь Кыргызстана при первом президенте страны Аскаре Акаеве, говорит, что для создания значимой «национальной идеи» в Кыргызстане следует делать еще больше.

«В Кыргызстане сейчас нет никакой национальной идеологии, из-за этого мы делимся на север и юг, на кланы и на трайбы. Кыргызы - это синтетический народ, мы сформированы из разных племен и народов…. но это не значит, что мы должны делиться», - сказал он.

По мнению Ибраимова, статус нации должен быть всеобъемлющим понятием, и призвал остерегаться тех людей, которые говорят, что «Кыргызстан – дом кыргызов». «Получается, те, кто не кыргыз – квартиранты в Кыргызстане», - пояснил он.

В Баткене, регионе с большим процентом людей, принадлежащих к клану кыпчаков, жители, опрошенные IWPR, в большинстве своем, кажется, не заинтересовались идеей создания новой нации, и многие из них так же обеспокоены возможным риском, связанным с разделением народа.

«Какая разница, кыпчак ты, кытай или кыргыз? - говорит местный житель Максатбек Баймырзаев. – Я не думаю, что жизнь моих знакомых, которые намереваются записаться как кыпчаки, изменится к лучшему только от этого фактора».

Местный учитель Уларбек Арапов отмечает, что Баткенская область, по двум сторонам которого расположены Узбекистан и Таджикистан, уязвим к вопросам об этническом отличии.

«Густонаселенная Ферганская долина и так взрывоопасна [в плане] межнациональных конфликтов, - сказал он. – К чему обострять ситуацию?».

Саматов утверждает, что его призывы к признанию кыпчаков не скрывают под собой никаких сепаратистских намерений.

«Мы не подразумеваем, что хотим отделиться от Кыргызстана. Мы жили, и будем жить в Кыргызстане», - сказал он.

Некоторые обозреватели поддерживают Саматова в его стремлении осуществить свое намерение.

Омбудсмен по правам человека в Кыргызстане в прошлом отвергал идею о придании официального статуса кыпчакам, однако местный представитель омбудсмена Хаит Айкынов сказал, что Саматов не делает ничего незаконного, продвигая свою идею.

Тем временем глава статистического комитета Баткенской области Мырзакмат Эргешов говорит, что переписчики запишут все, что захотят люди. «Мы не смотрим на графу в паспорте. У нас не было инструкции сверху, чтобы не записывали людей, как кыпчаков», - сказал он.

Однако, как и в прошлый раз, в окончательных данных переписи населения количество кыпчаков не появится автоматически, лишь на основании слов людей.

Юристы говорят, что официальная этническая принадлежность лица наследуется и не может выбираться по желанию, поэтому лицо, добивающееся официальной идентификации как кыпчак, должно будет доказать, что его/ее мать или отец были кыпчаками.

Жениш Айдаров, внештатный корреспондент Радио Азаттык (RFE/RL). Миргуль Акимова – псевдоним репортера в Кыргызстане.
Support our journalists