Кыргызско-таджикские споры из-за воды: что ожидает страны в будущем?

Нечеткие государственные границы и плохая работа по информированию населения – причинs недавнего инцидента, связанного с распределением водных ресурсов.

Кыргызско-таджикские споры из-за воды: что ожидает страны в будущем?

Нечеткие государственные границы и плохая работа по информированию населения – причинs недавнего инцидента, связанного с распределением водных ресурсов.

-за доступа к воде.



Несмотря на то, что между странами хорошие отношения, этот спор отражает жизненную важность водных ресурсов в Центральной Азии, доступ к которым осложняется неопределенностью в вопросе государственной границы между республиками.



Вечером 26 марта на границе двух районов - Баткенского Кыргызстана и Исфаринского Таджикистана - около 150 жителей Таджикистана вместе со своим хокимом (главой администрации района) и представителями силовых структур пересекли, как утверждает кыргызская сторона, границу.



При помощи экскаватора они попытались разрушить дамбу на канале, питающем кроме нескольких кыргызских сел и село Ходжа Ало Исфаринского района Таджикистана.



В этот момент на место прибыли кыргызстанские пограничники и, согласно заявлению, которое они распространили позже, «заняли боевую позицию» и оттеснили назад жителей соседнего района.



Прибывшие позже районные чиновники с кыргызской стороны договорились с таджикскими сельчанами открыть дамбу и возобновить подачу воды.



На следующий день пограничная служба Кыргызстана сообщила о новом инциденте, когда примерно 150 жителей таджикских сел в сопровождении таджикских пограничников снова пересекли границу. На этот раз они попытались начать работу по очистке русла реки Исфара.



Кыргызские пограничники вмешались и «выдворили их с территории республики», как сообщается в заявлении.



28 марта в Министерство иностранных дел Кыргызстана вызвало таджикского поверенного в делах, чтобы выразить озабоченность правительства произошедшим инцидентом. Министерство призвало Таджикистан предпринять меры, чтобы подобные «незаконные действия» не повторялись в будущем.



Региональные эксперты считают, что напряжение между странами по водному вопросу подчеркивает необходимость проведения приграничного диалога на местном уровне.



Они опасаются, что растущая напряженность по использованию земельных и водных ресурсов в густонаселенной Ферганской долине означает, что стычки такого рода будут происходить снова и снова и могут стать поводом для возникновения более серьезных конфликтов.



Канал, оказавшийся в центре конфликта, был перекрыт дамбой временно, в рамках проекта стоимостью 300 тысяч долларов, финансируемого Всемирным Банком, целью которого является очистка и восстановление ирригационных систем Кыргызстана.



Таджикская сторона настаивает на том, что дамба расположена на территории, где пограничная линия между двумя государствами не была согласована. По их словам, Кыргызстан не сообщил им о том, что канал собираются перекрывать, и они были вынуждены что-то делать, когда обнаружили, что остались без воды для полива на восемь весенних дней.



Мухиба Екубова, глава города Исфары, сообщила IWPR, что кыргызская версия событий была не точной, и что они не упомянули о наличии разных карт местности.



«Мы вовсе не вторгались никуда, - сказала она. – Мы учитываем карту 1924 года, а они – 1958 года, которая не ратифицирована Таджикистаном. Из этого следует, что эта территория является спорной. А, как правило, на спорных территориях запрещены сельхозработы и строительство до проведения демаркации границы межправительственной комиссией и паритетными комиссиями».



При Советском Союзе границы между входящими в него республиками были больше административными. На сложном географическом ландшафте Центральной Азии было особенно много областей, где границы никогда четко не определялись физическими преградами.



Екубова высказала критику в адрес Всемирного Банка за участие в проекте водоканала, поскольку, согласно институциональным правилам, такие проекты на спорных участках не должны финансироваться.



«Данный проект должен был быть согласован с нашими [таджикскими] структурами – с местной властью, или хотя бы с Министерством водного хозяйства», - добавила она.



В своем заявлении администрация Согдийской области, что на севере Таджикистана, подтвердила тот факт, что инцидент произошел из-за того, что таджики не были проинформированы о планах реконструкции канала.



Об этом говорит и Саламат Аламанов, заведующий отделом региональных проблем аппарата правительства Кыргызстана.



«Кыргызской стороне надо было провести ремонтные работы системы за несколько дней, поэтому они временно закрыли подачу воды, - пояснил он IWPR. – Но у таджиков не было об этом информации. На такие детали необходимо обращать внимание, своевременно оповещать о своих действиях».



Аламанов сказал, что конфликт подчеркнул возрастающую необходимость в разработке новых международных соглашений по использованию воды, в рамках которых каждая страна сможет внести пункт, отражающий ее интересы, а также интересы соседей.



Вафо Ниятбеков, специалист управления внешней политики и внешнеэкономического развития таджикского Центра стратегических исследований при президенте, подчеркнул особую важность сохранения открытости дипломатических каналов между руководствами государств, которые помогли бы избежать споров на локальном уровне либо разрядить их в кратчайшие сроки.



В противном случае, предупреждает он, такие конфликты могут перерасти в «открытое вооруженное противостояние».



«В данном случае можно рассматривать в целом тенденцию развития противостояния из-за воды, - продолжил он. – На первом этапе это, возможно, будут локальные стычки, но в дальнейшем они могут рассматриваться на межгосударственном уровне».



Парвиз Муллоджонов, политолог из Таджикистана, согласен с тем, что ситуация требует новых подходов к решению вопросов о воде и границах.



В последние годы, по его словам, эти вопросы были «заморожены», поскольку правительства стран игнорировали необходимость точной демаркации границ. Одна из причин – сложный ландшафт и извилистые границы; вторая заключается в том, что существовали реальные опасения, что местные сообщества могут взять ситуацию в свои руки в случае, если посчитают, что при демаркации посягнули на их территорию.



«Эти вопросы всегда стояли остро, - отметил Муллоджанов. – Но особенно проблема обострилась в последние годы, потому что население на этих территориях растет, и, соответственно, возрастает потребность в воде, и как следствие - число таких конфликтов».



Политолог из Кыргызстана Марс Сариев сказал, что проблема в том, что договоренности между руководствами стран не были доведены до местного уровня.



«На высоком уровне Кыргызстан и Таджикистан договариваются о водно-энергетическом сотрудничестве, но на низовом уровне это не срабатывает», - сказал он.



Несколько факторов помогают объяснить, почему демаркация границ в Ферганской долине оказалась настолько сложной.



С момента обретения странами независимости в 1991 году кыргызско-таджикские отношения в основном были нормальными, однако политолог Нур Омаров напомнил о столкновениях между таджиками и кыргызами в советское время – опять же из-за земли и воды – в так называемой «кетменной войне» 1989 года.



Омаров опасается, что конфликты такого рода будут возрастать не в последнюю очередь по той причине, что вопросы воды и земли обостряются из-за возрастающего демографического дисбаланса в этой части Ферганской долины.



В то время как таджикская сторона границы становится более густонаселенной, кыргызские территории, как например в Баткенской области, теряют свое население, поскольку сельские жители покидают родные места, в основном уезжая на работу в Россию. (Читайте Граждане Таджикистана скупают дома кыргызстанцев рядом с границей, RCA № 503, 30 июля 2007 года.)



«Скорее всего, конфликты на этом не прекратятся», - предостерегает Омаров.



Ырыс Кадыкеев, контрибьютор IWPR в Бишкеке, Джамиля Маджидова контрибьютор IWPR в Душанбе.

Support our journalists