Кыргызская оппозиция заняла революционную позицию

Появление Революционного комитета означает новый этап постепенной радикализации оппозиционных сил.

Кыргызская оппозиция заняла революционную позицию

Появление Революционного комитета означает новый этап постепенной радикализации оппозиционных сил.

Оппозиционные партии Кыргызстана создали новое радикальное движение с целью свержения президента Курманбека Бакиева, который, по их словам, обманул надежды людей, приведших его к власти в 2005 году.

Они утверждают, что отсутствие доступа к процессу принятия решений в условиях доминирования пропрезидентской партии «Ак Жол» в парламенте не оставило им иного выбора, кроме как добиваться досрочного ухода Бакиева.

Новый Революционный комитет был создан в конце января под руководством Азимбека Бекназарова, известного оппозиционного лидера, возглавляющего партию «Асаба», которая не прошла в парламент на выборах в декабре прошлого года.

В интервью IWPR представитель Революционного комитета заявил, что президент Курманбек Бакиев, пришедший к власти в результате бурных уличных протестов, завершившихся так называемой «тюльпановой революцией» марта 2005 года, обманул надежды нации.

Срок полномочий Бакиева, избранного в июле 2005 года, истекает только в 2010 году, когда ему предстоит либо уйти с поста, либо повторно баллотироваться.

В своем обращении Революционный комитет обвиняет Бакиева в том, что он не вернул народные богатства, «награбленные» во время правления его предшественника Аскара Акаева, и не выполнил обещания не допускать своих родственников к управлению государством, а также в том, что он воспрепятствовал принятию прогрессивной Конституции.

Президента также обвиняют в создании «семейно-кланового государства».

«Революционный комитет считает, что глава государства, который не печется об интересах народа, о целостности территории, о свободной экономике, об общественной безопасности, не может находиться на своем посту до 2010 года», - говорится в обращении.

Революционный комитет предостерегает Бакиева «не повторять судьбу Акаева, и 24 марта 2008 года, в 3-ю годовщину мартовской революции покаяться и попросить прощения у народа».

Создание нового комитета, безусловно, отражает разочарование людей плодами «тюльпановой революции», гнев которой был направлен против правления президента Акаева.

Среди основных требований протестов 2005 года были коренная реформа Конституции и обеспечение большей прозрачности принятия государственных решений.

Однако результаты - конституционный кризис и отсутствие обещанных экономических реформ - оказались неубедительными. Бывшие союзники Бакиева быстро сформировали новую оппозицию, которая организовала серию массовых протестов, исчерпавших себя прошлой весной.

Текст кыргызской Конституции стал яблоком политического раздора, и с начала президентского правления Бакиева документ меняли три раза.

Первое изменение, принятое президентом под давлением уличных протестов в ноябре 2006 года, существенно расширяло полномочия парламента. Однако в следующем месяце Бакиев смог оказать давление на законодателей и восстановить большинство полномочий.

После признания Конституционным судом обеих версий главного закона страны недействительными, президент предложил третий вариант Конституции, который был вскоре утвержден всеобщим референдумом в октябре 2007 года.

Новая версия предполагала переизбрание парламента полностью по партийным спискам и выдвижение кандидатуры премьер-министра партией большинства.

Сразу после одобрения Конституции Бакиев назначил дату выборов, которые прошли в декабре и на которых его партия «Ак Жол», созданная двумя месяцами ранее, получила в парламенте 70 мест из 90.

Одиннадцать мест получила умеренно-оппозиционная Социал-демократическая партия, девять мест достались коммунистам. Остальные девять партий, включая популярную оппозиционную партию «Ата-Мекен» и партию «Асаба», не получили ни одного места, так как они не справились с вызвавшим много споров барьером, по которому партии должны получить установленное количество голосов в каждом из девяти избирательных округов страны.

С этого момента оппозиционные партии занялись разработкой ответных действий.

В середине января недовольные результатами выборов оппозиционные партии заявили о создании альтернативного «Общественного парламента», куда вошли 12 политических партий и 21 неправительственная организация. По словам его основателей, альтернативный парламент станет трибуной для генерации новых политических идей.

Некоторые обозреватели политической арены отмечают, что тенденция к монополизации политического пространства администрацией Бакиева заставляет оппозицию предпринять более радикальные шаги, примером чего и является Революционный комитет.

«Сужение каналов легального прихода к власти приводит к тому, что оппозиция радикализируется, - отмечает политолог Тамерлан Ибраимов. - Социально-политическая обстановка говорит о том, что протестные настроения в обществе очень высокие».

По словам общественного деятеля Мирослава Ниязова, оппозицию загнали в угол. Так как оппозиционным партиям не оставили других методов борьбы, кроме подпольных, говорит Ниязов, политическая ситуация в стране будет ухудшаться.

«Власть должна понять, что она не создала условий для стабильности, она создала условия для дестабилизации, - заявил он. - Если власть исповедует беззаконие, она не имеет права требовать законопослушания от народа. Поэтому в Кыргызстане возможно все, в том числе приход новой, свежей оппозиции».

Несмотря на заявления Бекназарова, что Революционный комитет будет действовать только конституционными методами, о том, что в стране складывается поляризованная и неоднозначная политическая ситуация, свидетельствует тот факт, что имена многих членов не будут разглашаться в целях их безопасности.

Один из сторонников Ревкома, который не скрывает своего имени, экс-депутат парламента Дооронбек Садырбаев уверен, что именно полусекретная деятельность Ревкома повысит эффективность организации.

«Ревком… целенаправленно выбрал полуподпольную деятельность, - сказал он. - Это позволит Ревкому действовать более эффективно и повысит вероятность главной цели – досрочной отставки главы государства».

Сами же представители власти говорят, что радикальные позиции оппозиции не вызывают у них беспокойства.

Зайнидин Курманов, депутат от президентской партии «Ак Жол», считает, что уличные революции сейчас уже невозможны, поскольку ситуация в Кыргызстане существенно отличается от той, что была накануне марта 2005 года. Кроме того, в оппозиционных рядах по-прежнему серьезный раскол.

«Это “лебединая песнь Бекназарова”, на голосовании его партия получила всего два процента», - отмечает Курманов.

Депутат отрицает, что оппозиционные партии исключены из национального диалога.

«Несмотря на драматичность отношений власти и оппозиции, есть попытка наладить консультативное сотрудничество с наиболее конструктивной частью оппозиции», - подчеркивает он.

Валентин Богатырев, эксперт Аналитического консорциума «Перспектива» так же сомневается, что Революционный комитет сможет консолидировать оппозиционные партии, придерживающиеся множества различных непримиримых политических позиций.

«Сам Бекназаров не сможет объединить оппозицию. Он представляет собой только одну часть оппозиционного крыла, не самую перспективную», - сказал Богатырев.

Однако депутат парламента от партии социал-демократов, бывший дипломат Роза Отунбаева - ключевая фигура «мартовской революции» 2005 года, считает, что правительство не должно радоваться нынешней ситуации.

С сожалением отмечая рост нетерпимости к инакомыслию и критике, она призывает власти прислушаться к оппозиционным голосам во избежание тенденций в сторону радикализации.

Отунбаева говорит, что после того, как проводить митинги в столице Кыргызстана Бишкеке разрешили проводить только в трех специально отведенных местах, оппозиция чувствует себя все более угнетенной.

«Сейчас под финансовой ревизией, рассчитанной на запугивание, находится ряд оппозиционных партий, свобода митингов “забита в углы”. Все подконтрольные правительству телевизионные каналы и газеты говорят одно и то же, показывают номенклатурные “акжоловские” лица, поющие гимны власти», - говорит она.

«Власть должна, обязана найти язык с радикалами, не выталкивая их за пределы политического поля, - говорит Отунбаева. - Разжать кулак, восстановить свободу слова, митингов, отпустить на волю политически гонимых, прекратить преследовать лидеров оппозиции».

Ырыс Кадыкеев, контрибьютор IWPR в Бишкеке.
Support our journalists