Курды планируют массовый отъезд из южного Казахстана

Даже после установления хрупкого перемирия между курдами и казахами, большинство курдов считает, что им ничего не осталось делать, кроме как переехать.

Курды планируют массовый отъезд из южного Казахстана

Даже после установления хрупкого перемирия между курдами и казахами, большинство курдов считает, что им ничего не осталось делать, кроме как переехать.

В то время как сообщения о мелких инцидентах, связанных с насилием против курдов продолжают поступать, многие этнические курды, опасаясь за свою физическую безопасность, планируют покинуть юг Казахстана

Зара, жительница южного города Шымкент, говорит, что в результате волны погромов против курдской общины в ноябре прошлого года ее семья и многие местные курды серьезно обдумывают планы о переезде.

«Конечно, уезжать боязно, - всю жизнь здесь прожили, - сказала Зара с горечью в интервью IWPR. – Но и оставаться страшно».

«Не знаешь, что дальше будет. И в газетах про нас, курдов, всякое нехорошее пишут. Если старшие решат, то, конечно, уедем».

Беспорядки начались в конце октября прошлого года, когда курдский подросток из поселка Маятас Толебийского района Южно-Казахстанской области был обвинен в изнасиловании четырехлетнего мальчика-казаха. (См. предыдущую статью IWPR, Казахстан: столкновение на этнической почве – тревожный знак) После обращения отца пострадавшего мальчика в милицию, местные жители стали вершить самосуд и в поселке начались избиения курдов, погромы и поджоги их имущества.

Затем массовые беспорядки перекинулись на другие поселки и села, где проживали курды.

Хотя нападения на людей и имущество вскоре прекратились, меры примирения и усиления межэтнической толерантности пока не принесли особых результатов.

Курды из Южно-Казахстанской области, опрошенные IWPR, указывают на то, что несмотря на прекращение погромов, небольшие инциденты продолжают иметь место.

«[У нас] нехорошее чувство, - сказал один из жителей Толебийского района. – [Все] не так, как раньше».

Согласно официальной статистике, в Казахстане сегодня проживает около 46 000 этнических курдов, 7 000 из которых жители Южно-Казахстанской области.

Этнические курды были депортированы из Армении и Азербайджана в 1937 году, а также из Грузии в 1944 году. Наряду с сотнями тысяч чеченцев, приволжских немцев, крымских татар и других этнических групп, их подозревали в нелояльности, из-за чего Сталин приказал перебросить эти огромные общины во внутренние районы Советского Союза.

По словам председателя Курдского национального центра в Шымкенте Казима Надирова, существующий конфликт заморожен, но никак не разрешен.

Надиров говорит, что во время недавних межэтнических встреч курдов попросили покинуть регион.

«Я практически на всех сходах был, разговор один: уезжайте и все, - заявил он. – Хотя прокурор рядом сидел... столько оскорблений на этих сходах мы наслушались. Я говорю: мы такие же граждане, нельзя так говорить, нас так же надо защищать, но ничего не меняется».

У большинства курдов нет уверенности в завтрашнем дне, говорит Надиров.

Последнее собрание старейшин в Ленгере, районном центре Толебийского района, было прокомментировано в СМИ, как мероприятие, приведшее к полному примирению сторон и урегулированию обстановки.

Однако члены курдской диаспоры так не думают, некоторые из них даже считают такие собрания унизительными.

«Там с трибуны говорили: «Ну, вы же видите, курды просят прощения. Давайте их простим», - говорит местный бизнесмен курдской национальности. – А почему я, который этого подростка даже в глаза не видел, должен просить прощения? Почему стало возможным обвинять целый народ в преступлении одного?»

Надиров полагает, что большинство южно-казахстанских курдов покинут область предстоящей весной, после того, как они ознакомятся с обстановкой в других местах для последующего переезда.

Нападения на курдские семьи не прекратились до сих пор - к примеру, Надиров говорит, что его центр зафиксировал около 30 поджогов, имевших место после массовых погромов.

«В основном, злоумышленники поджигали фураж – запасенный на зиму корм для скота, - продолжает он. - Например, у одной семьи сожгли больше 17 тонн сена, а у этого хозяина была отара в 400 голов. Теперь он вынужден их продавать, ведь зимой без корма скот не продержишь».

Другие курды сообщают о фактах запугивания. Шестидесятилетний Наби житель села Кок-тобе Ордабасинского района поделился, что на него постоянно оказывают давление на рынке.

«Пригонишь овец на рынок, а там тебя встречают ребята, подводят покупателя и говорят: «Вот ему продашь по три тысячи за голову». А ведь каждая овца не меньше 15 тысяч [около 120 долларов США] стоит, - сетует Наби. – И сделать ничего нельзя, отдаешь за такую цену».

Местные власти на официальном уровне никак не комментируют происходящее. Однако в выступлениях некоторых представителей власти прозвучала оценка данного конфликта, как инициируемого извне.

Депутат областного маслихата Южно-Казахстанской области Саду Бекенов заявил, что определенные заинтересованные группы, которых он не назвал, воспользовались ситуацией с целью разжигания межэтнической розни.

«Уже сейчас можно говорить о том, что произошедшим уголовным преступлением решили воспользоваться деструктивные силы, которые пытались придать ему политическую окраску, - сказал он. – Кое-кто пытался разжечь межнациональный конфликт с помощью молодых людей, лишенных, в силу своего возраста, житейского опыта, не знающих достаточно историю».

По мнению Надирова, курды чувствуют себя покинутыми и беззащитными.

«Плохо быть народом без родины! – сокрушается он. – Ведь будь у нас государство, и будь в Казахстане наше консульство, разве такое допустили? Уверен, что нет. А так за нас заступиться совершенно некому».

Елена Елисеева, контрибьютор IWPR в Шымкенте.

Support our journalists