Критика по поводу сокращения квоты на трудовых мигрантов в Казахстане

Снижение квоты на сезонных рабочих из соседних стран может привести к тому, что возрастут случаи плохого обращения со стороны работодателей и правоохранительных органов.

Критика по поводу сокращения квоты на трудовых мигрантов в Казахстане

Снижение квоты на сезонных рабочих из соседних стран может привести к тому, что возрастут случаи плохого обращения со стороны работодателей и правоохранительных органов.

, устанавливаемую на привлечение рабочей силы, в то время как страна стремится справиться с последствиями экономического кризиса. Однако критики говорят, что это решение вряд ли сдержит поток низкоквалифицированных рабочих, которые будут приезжать, несмотря на наличие или отсутствие надобности в них. В результате, возрастет число рабочих мигрантов, которые окажутся в нелегальном положении и будут менее защищены



Согласно постановлению правительства, квота на рабочих мигрантов на 2010 год в размере 0,75% к экономически активному населению республики будет эквивалентна около 64 тысячам человек. По неофициальным данным, на сегодняшний день число рабочих мигрантов в Казахстане составляет полмиллиона человек, многие из которых работают нелегально.



Правительственные чиновники заявляют, что квота необходима, чтобы защитить внутренний рынок труда Казахстана и сдержать нелегальную миграцию.



В промежуточном плане на 2008-2010 годы правительство первоначально подсчитало, что иностранные мигранты будут составлять 3,2 процента от рабочего населения.



Низкая квота, по словам чиновников, была вызвана последствиями экономического кризиса в Казахстане.



По данным Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), валовой внутренний продукт (ВВП) Казахстана, вероятно, сократился на 1,9% в 2009 году, после того как в 2008 году был отмечен рост ВВП на 3,2%.



«В 2010 году прогнозируется лишь умеренное восстановление», - говорится в прогнозе ЕБРР.



В поддержку изменения квоты высказался Даулет Аргамбеков, директор департамента занятости и миграции населения, отметивший, что «в целом это оправдано».



Заместитель председателя Федерации профсоюзных организаций Казахстана Кайрат Амандыков сказал, что кризис привел к пониманию властями того, что местные рабочие ресурсы нуждаются в поддержке. Он говорил о безработице, уровень которой, по официальной статистике, составил на конец прошлого года 6,3%.



В своем интервью еженедельнику «Курсив» 14 января Амандыков сказал: «Подскочил уровень безработицы, и возникла необходимость обеспечивать рабочими местами в первую очередь казахстанцев».



Благодаря большим запасам нефти и газа, Казахстан имеет более развитую экономику, чем другие страны региона, что сделало его привлекательным для рабочих мигрантов из менее благополучных центрально-азиатских стран – Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана.



Некоторые из этих рабочих временно живут в Казахстане, работают строителями, врачами, парикмахерами и пекарями. Другие приезжают сезонно на сбор хлопка и табака; есть и такие, кто каждый день пересекает границу для продажи фруктов и овощей.



Правозащитники говорят, что сокращение квоты не уменьшит поток рабочих мигрантов, осуществляющих нелегальную деятельность, что сделает их более уязвимыми перед ненадлежащим обращением.



Опасение также вызывает тот факт, что, согласно постановлению, вступившему в силу в декабре 2007 года, разрешения на работу трудовых мигрантов выдаются работодателю, а не самому рабочему.



Аргамбеков сказал, что это постановление имело целью остановить большой поток мигрантов.



Работодатель, имеющий вакантное место, должен сначала посмотреть, есть ли среди граждан Казахстана рабочий с достаточной квалификацией и опытом, и только затем нанимать гражданина другой страны.



«Если такого специалиста нет, привлекается иностранец», - сказал Аргамбеков.



По его словам, соответствующий департамент занятости и миграции населения Министерства труда и социальной защиты населения уведомляется о решении нанять иностранца и отслеживает весь процесс.



«Они [иностранные мигранты] не въезжают в страну, пока работодатель не оформит рабочую визу и не вышлет приглашение», - сказал Аргамбеков.



Эти изменения вводятся с целью сделать законодательство более эффективным путем уменьшения общего потока нелегальных мигрантов, но при этом прибегая к помощи квалифицированной рабочей силы при необходимости.



«Особое внимание будет уделяться привлечению специалистов высокой квалификации, спрос на которых не может быть удовлетворен за счет местных кадров», - 18 января процитировало министра труда и социальной защиты населения Гульшару Абдыкаликову новостное агентство «Новости-Казахстан».



Общая квота будет поделена в зависимости от страны происхождения, экономического сектора и специфических преимуществ.



По словам Виктории Тюленевой из Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности, трудовая квота не соответствует реалиям, так как рабочие до сих пор востребованы в некоторых сферах экономики.



Тюленева говорит, что хотя экономический кризис явно повлияет на количество мигрантов, он не скажется серьезным образом на таких трудоемких экономических сферах, как выращивание табака и хлопка в южном Казахстане.



«Например, в [южном селе] Чилике, где выращивают табак, практически ничего не изменилось. Работа есть», - сказал она.



Причина недостатка рабочей силы в таких областях заключается в том, что местные жители не хотят выполнять низкооплачиваемую работу. «Граждане Казахстана там работать не хотят», - говорит Тюленева.



По ее словам, процесс установления квот непрозрачен, и неясно, как именно власти получили такое число рабочих мест. «Процедуры не расписаны, и в результате мы получаем квоту, которая не соответствует потребностям Казахстана», - говорит Тюленева.



Правительство не приняло во внимание призыв Международной Федерации за права человека (FIDH) пересмотреть систему выдачи разрешений на работу и добиться того, чтобы разрешения выдавались самим мигрантам.



В отчете FIDH за июль прошлого года критикуются действия правительства Казахстана по снижению квоты и говорится, что такая политика «жестко ограничивает шансы на легальную занятость и таким образом повышает уязвимость мигрантов».



В отчете также говорится, что процесс выдачи разрешений на работу сделал мигрантов «зависящими от нанимателей и лишил их возможности искать работу где-либо еще, в то время как они испытывают жестокое обращение».



Исследовательская миссия FIDH задокументировала то, что она назвала серьезными нарушениями прав трудовых мигрантов, в частности, в сельскохозяйственном и строительном секторах.



«Мигранты без постоянного статуса и контрактов особенно уязвимы перед эксплуатацией их труда: многочасовой рабочий день, отсутствие выходных, конфискация паспортов, невыплата зарплат и перепродажа мигрантов работодателями», - говорится в отчете FIDH.



В отчете также говорится, что из-за коррупции в полиции, таможенных и пограничных ведомствах «мигранты постоянно находятся под угрозой вымогательства и депортации».



Представители бизнес-сообщества говорят, что сокращение квоты не приведет к уменьшению числа незаконно нанимаемых рабочих. Наоборот, это станет еще одним источником взяточничества для правоохранительных органов, говорят они.



45-летний предприниматель из Шымкента, города на юге страны, назвавшийся Айтбеком, сказал IWPR, что использует труд рабочих из соседних стран уже несколько лет и будет продолжать в том же духе, потому что «наши граждане не хотят выполнять неквалифицированную работу».



По его словам, преимущества от найма сезонных рабочих перевешивают размер взятки: «трудовым мигрантам я плачу меньше, чем казахстанцам, и эта разница позволяет мне безболезненно тратиться на взятки чиновникам».



Абдулло, житель Сурхандарьинской области Узбекистана, которому 32 года, не слышал о новой квоте.



«Я просто приезжаю и работаю», - сказал Абдулло, добавив, что хотел бы иметь разрешение на работу на руках, если бы это было возможно.



Он считает, что при существующем беззаконии в отношении трудовых мигрантов такие изменения, как новая система выдачи разрешений на работу, не скажется на рабочих из-за границы. «Мы как были бесправными, так ими и останемся», - сказал он.



Несмотря на сложности, связанные с работой в Казахстане, многие узбеки так же, как и Абдулло, ждут весны, когда наниматели из Казахстана обычно начинают поиск рабочих на свои фермы и стройки.



Николай Цой, независимый журналист из Шымкента, южный Казахстан.
Support our journalists