КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ В ДАГЕСТАНСКОЙ ГЛУБИНКЕ

Корреспондент IWPR посетил село, которое силовики называют оплотом боевиков.

КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ В ДАГЕСТАНСКОЙ ГЛУБИНКЕ

Корреспондент IWPR посетил село, которое силовики называют оплотом боевиков.

Wednesday, 30 January, 2008
По всей длине ведущей в Гимры дороги установлены блокпосты. По мере продвижения вглубь гор все чаще встречается бронированная техника.

25 января дагестанские власти организовали для журналистов поездку в горное село Гимры, выходцем из которого был сам имам Шамиль – предводитель мятежного движения горцев 19 века. Вот уже шесть недель в этом селе происходят боевые столкновения между силовиками и исламскими боевиками.

Во время поездки в Унцукульский район, частью которого является Гимры, журналистов сопровождала милиция – ситуация в районе, объяснили нам, остается напряженной. В Гимры ведет только одна дорога, и через установленные на ней многочисленные блокпосты не проехать без сопровождения или специальных пропусков.

Район был целиком оцеплен силами безопасности в декабре прошлого года – после того, как был убит депутат дагестанского парламента. Чтобы восстановить контроль над этой территорией, власти направили сюда более одной тысячи военных (См. выпуск Кавказской информационной службы №426, «В Дагестанских горах идет охота на повстанцев»).

Миновав город Буйнакск, который находится недалеко от столицы Дагестана Махачкалы, мы въехали – пройдя проверку на блокпосте – в зону проведения так называемой контртеррористической операции. На подъезде к гимринскому тоннелю нас остановили опять, но на этот раз нашими проверяющими были не милиция, а солдаты внутренних войск.

Здесь впервые мы увидели бронированные машины, а потом, уже на следующем проверочном пункте на другом конце пятикилометрового тоннеля – самоходную гаубицу. На сооруженном из бетонных плит укрытии солдаты установили импровизированный деревянный крест, под которым читалась надпись «Gott mit uns», что в переводе с немецкого означает «Да пребудет с нами Бог».

По мере приближения к Гимры нам стали встречаться плакаты, провозглашавшие другую религию. Среди надписей, большинство которых были на арабском языке, выделялась одна, сделанная на русском: «Трус тот, кто думает о последствиях». Именно эта фраза была выгравирована на кинжале самого известного сына Гимры имама Шамиля.

Нас пригласили в разбитый у села палаточный городок, который служит штабом по проведению контртеррористических мероприятий. В этом лагере бок о бок со своими офицерами живет заместитель министра внутренних дел Дагестана Абдулатип Абдулатипов, который руководит операцией.

Сегодня, по прошествии более месяца с тех пор, как началась операция (16 декабря), можно сказать, что силы безопасности держат ситуацию под контролем. За несколько дней до нашей поездки в Унцукульский район силовикам добровольно сдалась группа в составе семи человек, которую возглавлял некий Магомед Сулейманов. С них были взяты подписки о невыезде, они находятся под следствием, но продолжают жить в селе.

«В селе – а именно в домах тех людей, которые сегодня скрываются от следствия – было обнаружено много бункеров, подвалов, двойных стен», – сказал Абдулатипов.

«Сложно сказать, сколько людей еще скрываются. Но основную группу Ибрагима Гаджидадаева, которая состоит из 10—12 человек, продолжают разыскивать до сих пор. Мы работаем с их родственниками, чтобы как-то дать скрывающимся знать, что у них есть шанс сложить оружие».

Представители сил безопасности особо подчеркивали, что жизнь в селе, на какое-то время нарушенная операцией, теперь вернулась в обычное русло, и школы и магазины там работают в нормальном режиме.

Жители Гимры – набожные мусульмане. У крайнего дома в будке живет единственная, как нас заверили, собака на селе. В отличие от остальной части Дагестана, где собака в доме считается нормальным явлением, в Гимры это животное называют «нечистым».

Силовики утверждают, что село служило базой для боевиков, где они хранили оружие и изготавливали на специальных печатных станках фальшивые российские купюры.

«В одном из домов наши сотрудники обнаружили дверь, которая была похожа на дверь сейфа, но оказалось, что она вела в тайную комнату, в которой были найдены поддельные банкноты и оружие», – рассказывал журналистам министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров.

Один из местных жителей Закарья Мирзаев в беседе с нами сказал, что теперь, несмотря на сохраняющееся усиленное присутствие силовиков, в селе спокойно.

«Когда все только началось, моего 18-летнего сына забрали в штаб, сняли у него отпечатки пальцев, сфотографировали его, проверили по компьютеру и сразу же отпустили», – сказал он.

По словам главы Унцукульского муниципалитета Казимбека Ахмедова, большинство местных жителей приветствовали операцию как необходимую меру. Многие месяцы на территории творилось беззаконие, и убийство депутата Газимагомеда Магомедова стало «последней каплей», – сказал он.

Имам Унцукульского района Рамазан Газимагомедов сказал, что начало операции застало его совершающим хадж – паломничество в Мекку.

«Вернувшись, я не узнал район. Люди говорили, что в первые дни было очень тяжело. Но скажу так: мы этого давно ждали. Я как имам был всегда против того, что творилось в селе. Те, кто сегодня скрываются от милиции, в свое время прикрывали свои интересы религиозными лозунгами», – сказал он.

Гаджи Гаджидадаев – дядя Ибрагима Гаджидадаева, которого подозревают в причастности к убийству парламентария. Считается, что он скрывается либо в самом селе, либо в окрестных лесах.

По словам Гаджи Гаджидадева, из-за действий его племянника пострадали многие невинные люди.

«Мой племянник не был плохим человеком, – сказал он. – У него было высшее образование, он был двукратным чемпионом Европы по ушу-саньда. Потом где-то он «сломался»… Он рос в религиозной семье».

С гневом Гаджидадаев говорит о том, что случается с людьми, попадающими под влияние радикальных исламистских идей. «Я скажу, чтобы это стало понятным каждой дагестанской семье – таких людей зомбируют, их вводят в заблуждение».

Он рассказывает, что его дом обыскивался двенадцать раз. Но, по его словам, его больше заботит то, что страдают его соседи.

«Когда я вижу, что такие же обыски проводятся и у соседа – только потому, что он мой сосед, мне становится тяжелее вдвойне, – сказал он. – Они ведь винят во всем меня, моих племянников. Все остальные села района винят гимринцев в том, что дороги перекрыты, повсюду стоят посты».

Пользуясь присутствием прессы, Гаджи Гаджидадаев обратился к своему племяннику с призывом явиться к властям с повинной. Власти он призвал соблюдать закон.

В качестве примера он рассказал о том, как один из его соседей, отсидев восемь лет за совершенные по молодости проступки, вернулся домой, женился и сейчас воспитывает детей. «Поэтому я призываю вас вернуться пока не поздно и предстать перед законом, – сказал он. Также я хотел бы обратиться к правоохранительным органам и сказать им: пусть превыше всего для вас будет закон!»

Реваз Алиханов, корреспондент газеты «Новое дело», Дагестан
Support our journalists