Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КОНЕЦ АДЫГЕЙСКОГО КОДЕКСА ЧЕСТИ

Новые социальные явления, такие, как наркомания и алкоголизм застали старшее поколение адыгейцев врасплох.
By

Адыгейский кодекс поведения - Адыгэ Хабсэ - оказался несовместим с требованиями современного общества.


Социологи утверждают, что правила, когда-то определявшие семейный уклад на всем Северном Кавказе, полностью отвергаются молодым поколением.


Адыгэ Хабсэ заменили новые ценности, почерпнутые из западных фильмов, американских боевиков и российской "бандитской эстетики".


До революции 1917 года адыгейский кодекс поведения определял основные социальные нормы для черкесов, кабардинцев и абазин.


В его основе лежит, прежде всего, непререкаемый авторитет старшего поколения, занимавшего самую высокую позицию в местном обществе. В Адыгэ Хабсэ также говорилось, что ответственность за проступок любого человека ложится на всех членов его семьи.


Таким образом, кодекс поведения доминировал не только на уровне семьи, но и во всех аспектах социальной жизни. На самом высоком уровне он был основой неофициального "народного суда".


Дети с малых лет узнавали законы Адыгэ Хабсэ, сначала от родителей, а потом от своих товарищей. Когда в дом приходили гости, представителям младшего поколения запрещалось сидеть со старшими за одним столом, они должны были только прислуживать гостям.


В повседневной жизни молодым людям не разрешалось напрямую обращаться к старшим или участвовать в их разговорах. Они могли только отвечать на конкретные вопросы.


Адыгэ Хабсэ давал старшим членам семьи право наказывать всех, кто нарушил кодекс и навлек позор на семью. Так, совершенно незнакомый человек мог, например, остановить на улице подростка, который был неподобающе одет или вызывающе себя вел, и назначить ему такое наказание, которое считал уместным.


Советские власти сделали все, чтобы искоренить адыгейский кодекс поведения, в котором они видели угрозу коллективизму. А в более широком социальном контексте принципы Адыгэ Хабсэ не устояли перед бюрократической машиной, требовавшей полного контроля государства над всеми сферами жизни.


Однако адыгейские семьи, в основном из сельской местности, сохраняли старые традиции. Для кого-то это было попыткой сопротивляться русификации советских республик, для кого-то - желанием сохранить последние остатки прошлой жизни.


Некоторые просвещенные коммунистические лидеры понимали, что Адыгэ Хабсэ - не просто анахронизм а, скорее, тот цемент, который не дает обществу распасться, особенно в условиях, когда коммунистическая идеология полностью разрушила старые моральные устои.


Так, еще в советскую эпоху нередко можно было увидеть, как старейшина села упрекает молодого человека за то, что тот не уступил ему место в автобусе, неряшливо одет или нецензурно выругался. А за закрытыми дверями, законы Адыгэ Хабсэ продолжали поддерживать тех, кто переживал тяжелые времена или потерял близких.


Однако сегодня блюстителей адыгейского этикета осталось немного. В прошлом адыгейцы проповедовали презрение к материальным ценностям, считая самыми большими ценностями человека его нравственность и честь.


Но новые законы о собственности и имуществе раскололи семьи, и братья стали вступать в борьбу друг с другом за отцовское наследство.


Адыгэ Хабсэ не может противостоять наркомании и алкоголизму, ставшими распространенными явлениями в адыгейском обществе.


Молодое поколение напрочь отвергает законы патриархального уклада жизни, предпочитая черпать примеры из западной культуры, заполнившей пост-советский идеологический вакуум.


Надежда на то, что адыгейский кодекс чести получит новую роль в сегодняшнем северокавказском обществе, крайне мала. Такие недавние события, как чеченские войны, вторжения в Дагестан и беспорядки в Карачаево-Черкессии, служат развитию духа авантюризма и доказывают, что смиренным послушанием и защитой абстрактных ценностей ничего не добьешься.


Зарина Канукова - постоянный корреспондент IWPR.