Компьютерные курсы не заинтересовали казахстанцев

Правительственная кампания по обучению простого населения базовым компьютерным навыкам оказалась неудачной: слушателей на курсах набралось меньше, чем ожидалось.

Компьютерные курсы не заинтересовали казахстанцев

Правительственная кампания по обучению простого населения базовым компьютерным навыкам оказалась неудачной: слушателей на курсах набралось меньше, чем ожидалось.

Гораздо меньше людей, чем ожидалось, изъявили желание записаться на курсы компьютерной грамотности, предложенные правительством Казахстана и финансируемые государством.

Программа, бюджет которой составляет 15 миллиардов тенге или 125 миллионов долларов США, разработанная с целью обучить 2,4 миллиона человек навыкам работы на компьютере в период с 2007 по 2009 годы, смогла охватить лишь 200 тысяч человек в прошлом году, говорят представители неправительственного фонда «Информационное будущее», наблюдающего за ходом правительственной кампании.

Данные курсы являются ключевым компонентом стратегии, направленной на предоставление интернет-доступа и обучение навыкам пятой части пятнадцатимиллионного населения.

В основе программы - сеть курсов от одной недели до одного года. Они рассчитаны на обучение государственных служащих и других работников бюджетных организаций, студентов и школьников, и даже безработных.

Как заявил 25 февраля на пресс-конференции Михаил Тюнин, исполнительный директор фонда «Информационная инициатива», ожидания высокого спроса на компьютерные курсы не оправдались.

Исследования, проведенные его организацией в трех регионах Казахстана, показали, что 80% населения даже не слышали ничего о программе, тогда как остальные плохо представляют ее цели и задачи.

Одни наблюдатели обвиняют местных чиновников, ответственных за нахождение и подбор людей на курсы, другие говорят, что не было достаточно широкой рекламы бесплатных курсов.

Анатолий Туляев, заместитель директора Центра внедрения новых технологий, участвовавший в подготовке курсов в Шымкенте, областном центре Южно-Казахстанской области, говорит, что набор участников был произведен с большим опозданием.

«Госпрограмма не достаточно освещалась, не было информационного толчка процессу, - сказал он IWPR. - Тренеры летних школ сами бегали и набирали контингент. Не знаю, были ли “мертвые души”, но лица для проформы, конечно, были. С наполняемостью классов нам надо серьезно думать».

Ляззат Мырзалиева, тренер-педагог летних курсов в одной из школ Шымкента, пожаловалась, что лишь немногие люди знали о курсах.

«Нам сообщили о курсах накануне их открытия, - сказала она.- Даже наши педагоги не попали, потому что были в отпусках, и потом обижались».

Тем временем, слушатели, прошедшие краткосрочные недельные курсы, часто остаются недовольными результатами обучения.

«Неделя - это мало для тех, кто не имел до этого никаких навыков работы на компьютере, - жалуется завуч одной из школ Марина Потий. - Нужен как минимум месяц, и то при условии, что ты будешь потом регулярно пользоваться компьютером. У меня его нет, потому полученные довольно поверхностные знания уже забываются».

Другие участники и тренеры сошлись во мнении, что краткосрочные курсы должны быть увеличены хотя бы до десяти или двенадцати дней.

Как отметила Потий, лишь малая часть населения имеет компьютеры в своих домах. Только 17 процентов всех домохозяйств в Казахстане имеют персональные компьютеры, причем две трети этих домохозяйств находятся в городах.

Программист Алексей Панкратов не считает вопрос организации компьютерных курсов для населения приоритетным. «Молодежь и так владеет [навыками работы на компьютере], госслужащие освоили в силу необходимости, а для других существуют компьютерные услуги на каждом шагу», - сказал он.

По мнению Панкратова, повысить использование интернет-ресурсов лучше через обеспечение свободного доступа к компьютерам в центрах, созданных специально в жилых районах.

«Идею выдвинули, подхватили, не проработав, толком не изучив», - сказал он.

Ирина Казорина, журналист, наблюдающий за реализацией госпрограммы по ликвидации информационной безграмотности, так же отметила, что цели программы были нереалистичными.

Она говорит, что не имеет смысла ожидать высокого уровня компьютерной грамотности и использования Интернета, когда «у нас, особенно на селе, телефон остается предметом зависти или мечты».

По официальным данным, в крупных городах от 76 до 87 процентов населения имеют телефоны, тогда как в средних и малых городах и селах уровень телефонизации - от 38 до 44 процентов.

«15 миллиардов тенге надо было пустить на телефонизацию, - настаивает Казорина. - Во-вторых, создать интернет-кафе для сельчан. В-третьих, обучить специалистов, которые действительно пошли бы в народ. В-четвертых, надо было вызвать интерес к программе, а для этого нужна мощная пиар-кампания».

Директор Центра внедрения новых технологий Александр Куляшов сказал, что идея покончить с компьютерной безграмотностью стоящая. «Но она сложно выполнима, пока у людей нет ни возможности, ни стимула приобретать компьютер», - пояснил он.

«Компьютер надо сделать народным… [и] для этого должны быть какие-то социальные программы, например, льготные кредиты, - считает он. - Если государство заботится о компьютерной грамотности, то почему бы не помочь в вопросе приобретения компьютерной техники?».

Зинаида Савина, контрибьютор IWPR в Шымкенте.
Support our journalists