Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КОММЕНТАРИЙ: ПУТИН ПО-ПРЕЖНЕМУ КОММАНДИР

Террористическая акция в Москве "продолжила" президенту Путину "аренду на политическую жизнь"
By

Удачливый политик Владимир Владимирович Путин. Когда 8 августа 1999 года никому не известный чиновник был назначен премьер-министром и провозглашён наследником Бориса Ельцина, мало кто верил в успех этой последней причуды уходящей власти.


Последовавшие через два месяца рейд Басаева в Дагестан и взрывы домов в Москве и Волгодонске создали идеальную декорацию для мифологического действа, и молодой герой Владимир Путин не преминул уватиться за возможность показать себя в этой роли.


Прошло три года, и путинская героическая легенда стала давать брешь. Его администрации не удалось решить ни одной серьёзной проблемы ни в экономике, ни в социальной сфере, ни в борьбе с преступностью.


Зашла в очередной тупик чеченская кампания и резко возросло число людей выступавших за переговоры и прекращение войны. Среди последних были и светила, такие как Евгений Примаков. Переизбрание, точнее переназначение в 2004, стало казаться не стопроцентно гарантированным.


И снова случайно происходит трагическое событие, придавшее новые дыхание казалось бы угасавшему путинскому мифу. Отряд боевиков, вооруженных автоматами, гранатомётами, сотнями килограмм взрывчатки чуть ли не с развёрнутыми знамёнами входит в здание театра в центре Москвы и захватывает 700 заложников.


После трёх суток мучительной драмы в прямом эфире верховный главнокомандующий отдает приказ о штурме. Когда операция заканчивается, он выступает по телевидению и просит прощения у своего народа.


Социологические опросы свидетельствуют о том, что народ за него. Почти никто не осуждает президента за то, что ему не удалось защитить их от теракта в Москве. Опрос 1,600 человек, проведенный 25-28 октября Всероссийским Центром Исследований Общественного Мнения, показал, что 85% россиян поддерживали президента в его действиях во время инцидента с захватом заложников. И только 10% охарактеризовали их как "неадекватные".


Даже представители либеральной интеллигенции вовсю поддерживают Путина. Они хором требуют полицейского государства, единомыслия, военно-полевых судов, неприкосновенности частной собственности, смертной казни и союза с западными демократиями.


Вряд ли Владимир Владимирович пойдёт так далеко навстречу их чаяниям, но события прошлой недели окажут большое влияние на российскую политическую жизнь.


Прежде всего ужесточится политика Москвы в чеченском конфликте. Понятно, что её трудно ужесточить чисто в военном отношении. Все виды оружия, включая системы залпового огня и вакуумные бомбы уже были использованы. Не применять же тактическое ядерное оружие! Хотя 28 октября В. Путин сделал заявление, теоретически предполагающее такую возможность - "В случае угрозы применения террористами средств, приближающихся к оружию массового поражения, Россия нанесёт адекватные удары по местам расположения террористов, а также центрам их идеологической и финансовой поддержки".


Практически "ужесточение" сведётся к ещё большим бесчинствам и грабежам во время "зачисток", что будет только увеличивать количество боевиков и потенциальных камикадзе.


Будет полностью отвергнута идея переговоров с Масхадовым, а, следовательно, вообще с кем-либо из тех с кем Россия не в ладах. Идея то отвергнута, но большинство россиян по-прежнему готовы приветствовать переговоры. Во время опроса ВРЦИОМа 46% респондентов заявили о необходимости продолжать войну в Чечне, тогда как 44% выступили за мирные переговоры с целью положить конфликту конец. 49% придерживаются мнения, что действия российских войск в Чечне "не достаточно твердые", и только 9% нашли эти действия "слишком суровыми".


Ужесточение внутренней политики не ограничится Чечней. В обстановке военной истерии и растущей ксенофобии неизбежно возрастёт роль силовиков. Давление силовиков приведёт к дальнейшему наступлению на свободу слова, права человека, что вполне вписывается в путинскую философию управляемой демократии, административной вертикали, диктатуры закона и т.д.


Что касается внешней политики, то здесь ситуация несколько сложнее. С одной стороны "силовики", заложником которых всё более будет становиться В. Путин, недовольны политикой сближения с Западом. Но для Путина лично чрезвычайно важен тезис о том, что война в Чечне - это часть всемирной борьбы глобальной коалиции против международного исламского терроризма. Он так долго убеждал в нём Запад, что поверил в него сам.


Поэтому если Запад не будет оспаривать этой его убеждённости, он готов будет на ответные шаги, например, поддержать американскую резолюцию по Ираку в Совете Безопасности.


Общество, созревшее для идеи переговоров (до теракта в Москве более 65% выступали за прекращение войны) будет в результате массированной пропаганды отброшено на несколько лет назад. К переговорам всё равно или поздно придётся вернуться, но будут потеряны годы и тысячи жизней.


Анндрей Пионтковский, директор центра стратегических исследований, Москва