Комментарий: Глас вопиющего в пустыне

Умида Ниязова, Германия

Комментарий: Глас вопиющего в пустыне

Умида Ниязова, Германия

В марте Комитет ООН по правам человека рассмотрел правозащитную ситуацию в Узбекистане в рамках выполнения Международного Пакта о гражданских и политических правах. По итогам заседания было опубликовано заключение, которое авторитетная международная организация Human Rights Watchназвала «разгромным».



В резолюции Комитета ООН выражается серьезная озабоченность ситуацией с продолжающимся применением пыток в Узбекистане, отсутствием свободы прессы, свободы передвижения, свободы религии, продолжающимся преследованием правозащитников, сохраняющимся в стране принудительным детским трудом. Комитет также выразил сожаление по поводу отсутствия полного независимого расследования андижанских событий.



Узбекское правительство никогда не признавало, что права человека - это огромнейшая проблема для общества, и никогда не воспринимало всерьез необходимость выполнения международных документов ООН. Власть с гордостью заявляет, что с начала [обретения] независимости [в 1991 году] было подписано более 60-ти международных документов по правам человека. Еще в 1995 году Узбекистан присоединился к шести основным правозащитным документам ООН.



Однако эффект от подписанных пактов и конвенций не очень- то заметен. Конвенция против применения пыток ровным счетом ничего не означает для группы милиционеров, насиловавших Райхон Соатову. Дело Райхон Соатовой, которая была изнасилована группой пьяных милиционеров в мае прошлого года, ярко демонстрирует отношение власти к проблеме пыток. Лишь после титанических усилий правозащитников и обращения Манфреда Новака, специального докладчика ООН по пыткам, узбекская прокуратура возбудила уголовное дело об изнасиловании.



Восемь специальных тематических докладчиков ООН ждут приглашения посетить Узбекистан. С 2001 года ожидает приглашения докладчик по положению правозащитников, с 2004 – докладчик о свободе религий, с 2005 – докладчикпо внесудебным и произвольным казням, с 2006 – докладчик по пыткам, с 2007 года – по современным формам рабства и против насилия в отношении женщин, с 2008 года ждут приглашения докладчики по незаконным арестам и задержаниям и по независимости судей и адвокатов.



Но, скорее всего, в ближайшие годы никакого приглашения не будет.



В 2002 году власти пригласили Тео Ван Бовена, специального докладчика ООН по пыткам; его заключение о систематическом применении пыток актуально и сейчас, спустя восемь лет. Комитет ООН неоднократно призывал высшее руководство Узбекистана публично осудить пытки, но даже такой простой жест - высказать перед народом, что пытки являются злом, - остается до сих пор невыполненным.



Нынешнее правительство панически боится любого независимого расследования, боится независимых от власти неправительственных организаций, преследует назойливых правозащитников, отправляет в тюрьмы независимых мусульман, которые не хотят видеть портрет Каримова в мечети. Если власть не признает само существование проблем, то маловероятно, что она способна их решать.



В таких условиях призывы Комитета [ООН] исправить ситуацию напоминают глас вопиющего в пустыне. Правительственная делегация Узбекистана, прибывшая в Нью-Йорк, уже в ходе дискуссии с членами Комитета дала понять, что по многим серьезным пунктам повестки дня не будет никаких изменений.



Андижанские события – однаиз самых болевых точек нынешнего режима, и было бы наивно полагать, что власть способна провести независимое расследование кровавой бойни 2005 года. В течение почти пяти лет власть переписывала историю тех событий, создавая свою собственную версию, от которой никогда не откажется. Комитет [ООН] призывает выплатить компенсацию жертвам андижанских событий, однако недавний арест андижанской беженки Дилором Абдукодировой, вернувшейся из Австралии в Узбекистан, демонстрирует, что всех «мятежников» на Родине ждет не компенсация, а наказание.



Тем не менее, резолюция Комитета ООН показывает, что международные наблюдатели не обманываются по поводу истиной ситуации с правами человека в Узбекистане.



К сожалению, у ООН нет никаких других механизмов давления на диктаторов, кроме как общественное порицание, поэтому для изменения ситуации необходимо последовательное давление со стороны Евросоюза и США.



Нам, правозащитникам, надо продолжать нашу работу – громкои постоянно заявлять о нарушениях прав человека. Нам нужно настаивать, чтобы международные партнеры Узбекистана в своих контактах с узбекским режимом всегда поднимали вопрос о соблюдении прав человека, нам нужно добиваться, чтобы любая гуманитарная или техническая помощь увязывалась с реальным улучшением ситуации. К примеру, одним из основных индикаторов изменения ситуации может стать освобождение четырнадцати правозащитников из узбекских тюрем. Поскольку Узбекистан входит в десятку наиболее репрессивных стран мира, наряду с такими странами-изгоями, как Бирма и Северная Корея, отношение демократических стран к действующему в стране режиму должно быть соответствующим.



Умида Ниязова, руководитель Узбекско-германского форума по правам человека, базирующаяся в Берлине.



(Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.)

Uzbekistan
Human rights
Support our journalists