Кодорские беженцы в подвешенном состоянии

Абхазские чиновники призывают их вернуться домой, а грузинские власти, напротив, советуют им этого не делать.

Кодорские беженцы в подвешенном состоянии

Абхазские чиновники призывают их вернуться домой, а грузинские власти, напротив, советуют им этого не делать.

Tuesday, 27 January, 2009

, выпеченные в форме креста сырные лепешки, сырые ореховые ветки, фрукты, не хватает только головы свиньи», - говорила Гиули Фангани, перечисляя атрибуты, необходимые для проведения древнего ритуала: ее семья и другие беженцы из Кодорского ущелья готовились праздновать начало Нового года.



«Полагаю, свинью мою давно съели. Кто бы оставил ее живой?»



Незадолго до полуночи в здании бывшего автостроительного техникума в Кутаиси - городе в Западной Грузии, где временный приют нашли 276 семей из Кодори, можно было наблюдать следующую картину: мужчины, держа в руках подносы с вышеупомянутыми ритуальными дарами, постучали в дверь одной из комнат и стали нараспев произносить рифмованный текст на своем родном языке.



Это была храбрая попытка создать себе ощущение нахождения дома тогда, когда от настоящего дома – расположенного высоко в горах лесистого ущелья – этих людей отделяли сотни километров.



Беженцы из Кодори являются сванами и говорят на языке, отличном от грузинского. Ущелье они покинули в августе прошлого года, перед тем, как туда вошли войска, контролируемые де факто властями Абхазии.



С тех пор они живут в Кутаиси, лишенные самых элементарных условий, что, однако, не помешало им праздновать - в ночь с 13 на 14 января – так называемый «старый» Новый год.



Они жалуются, что правительство, которому помимо них приходится помогать абхазским беженцам (более 200 тысяч человек) и тем, кто лишился родного крова в результате войны вокруг Южной Осетии, не балует их вниманием.



«Мы ведь не скот, нам нужно купаться, стирать свои вещи! Я весь на нервах, но даже покурить не могу - в пакет помощи сигареты не входят, а денег нам не дают. Пусть лучше нам каждый день дают деньги, и я сам решу, что мне нужно покупать. А лучше всего было бы, если бы они сохранили ущелье, и дело не дошло бы до этого», - говорит Омар, один из беженцев.



В Абхазии, которую из всех стран Европы независимым государством признает только Россия, чиновники говорят, что население может возвращаться в Кодори, где, по их словам, ничто не будет угрожать его безопасности. Однако ООН советует беженцам этого не делать. В любом случае, вернуться в ущелье сейчас будет трудно – ведущие к нему перевалы блокированы снегом.



До августовских событий, когда, воспользовавшись военными успехами России в Южной Осетии, абхазские войска захватили Кодори, этот регион оставался единственной частью Абхазии, контролируемой грузинскими властями.



В рамках заключенного при посредничестве Франции соглашения о прекращении огня, положившего конец грузино-российской войне вокруг Южной Осетии, Россия обязалась вернуть свои войска на позиции, которые они занимали до начала военных действий – то есть, отвести их с территории собственно Грузии на территорию непризнанных Абхазии и Южной Осетии. Конкретных ссылок на Кодорское ущелье в соглашении нет - упоминаются только захваченные российскими войсками «зоны, прилегающие к Южной Осетии и Абхазии», а результатом этого является «подвешенное состояние», в котором сегодня пребывают бежавшие из Кодори две тысячи человек.



В здании бывшего автостроительного техникума расположился один из возникших в Кутаиси трех центров компактного проживания кодорских беженцев. Продукты питания кодорцы получают в рамках гуманитарной программы ООН. В Основном, это хлеб, крупы и мясные консервы.



В каждой из комнат здания ютятся по несколько семей, многие из которых многодетные. Кровати отделены друг от друга импровизированными перегородками.



На общей кухне всегда многолюдно. Во время визита IWPR одна женщина там подогревала молоко для своего годовалого малыша, тогда как другие готовили общий обед - макароны с консервированным мясом.



Здание бывшего техникума не балует удобствами.



«Мы не можем стирать наше белье и одежду. Очень помогают местные люди - относят наши вещи к себе домой на стирку. Некоторые приглашают нас к себе купаться», - сказала пожилая женщина по имени Нази.



Между тем на перечисленные из Тбилиси деньги местное правительство строит для этих людей жилые корпуса.



Вице-мэр Кутаиси Давид Годеладзе обещает, что новое жилье все беженцы получат к 15 февраля.



«Это благоустроенные квартиры. Я очень хочу, чтобы кодорцы смогли вернуться домой, но и в этом случае городские квартиры будут оставаться их собственностью», - сказал он.



Сегодня де-факто министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба советует кодорцам вернуться в свои дома.



Абхазское информационное агенство «Апснипресс» цитировало слова Шамбы, заявившего, что «абхазское правительство не создаст проблем желающим вернуться в Кодорское ущелье».



Иного мнения придерживается действующее в Тбилиси «абхазское правительство в изгнании».



«Ущелье оккупировано абхазскими и российскими войсками. Даже если бы сухопутная дорога была открыта, не думаю, что кто-либо из беженцев решился бы вернуться в ущелье», - сказал в беседе с IWPR председатель Верховного совета Абхазской автономной республики в изгнании Темур Мжавия.



«Беженцам хорошо известно, в каких условиях приходится жить грузинам в Гали, и я не думаю, что они пожелают себе того же», - добавил он. Гали – единственная часть Абхазии, где этнические грузины составляют большинство населения.



Фангани говорят, что, пусть с риском для себя, вернулись бы в ущелье, только вот они не знают, что стало с их домом.



«Говорят только то, что наши дома не сожжены, как дома в грузинских селах близ Цхинвали, но их обчистили грабители», - сказала Гиули Фангани, у которой кроме 6-комнатного дома в ущелье остались скотина и пчелиное хозяйство.



Как и другие беженцы, семья Фангани с нетерпением ждет того момента, когда сможет переехать в новую квартиру. Они грустят, что этого не случилось до Нового года, ведь говорят же старые люди: как встретишь Новый год, так его и проведешь.



«Когда дороги закрывались из-за снегопада, мы иногда на долгое время покидали ущелье...

Но мы точно знали, что наступит весна, и мы опять вернемся в свои дома. Сейчас у нас такой уверенности нет», - сказала Гиули Фангани.



Ирма Чоладзе, корреспондент региональной телекомпании «Риони», Кутаиси

Натия Купрашвили, независимый журналист, Тбилиси

Support our journalists