Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«КЛАНОВЫЕ» ВЫБОРЫ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Выборы глав местного самоуправления показали значимость родоплеменной принадлежности для сельского электората.
By IWPR Central Asia
2005 году выборы в Кыргызстане прошли без шума и без внимания международных СМИ. По контрасту со скандальными парламентскими выборами в феврале-марте, вызвавшими бурю протеста и, в конце концов, приведшими к смене власти, прошедшие 18 декабря выборы в органы местного самоуправления не отличались политической активностью партий.



Вместо этого избиратели, казалось, зачастую голосовали за своих сородичей, хотя во многих случаях были и исключения, когда люди, вопреки традиции, отдавали голоса за того, кто наиболее в состоянии выполнить свои предвыборные обещания.



У кыргызов традиционно существует сложная кланово-племенная система. Многие политики опасаются, что это может привести к раздору между различными родами, между этническими кыргызами, русскими, узбеками и другими меньшинствами, между христианами и мусульманами и, наконец, между севером и югом.



После многочисленных потрясений, пережитых страной в революционном 2005 году, не удивительно, что беспокойство в связи с возможным противостоянием сторонников различных кандидатов на местах звучало на самом высоком уровне.



14 декабря – за четыре дня до выборов - на заседании республиканского штаба по подготовке и проведению выборов премьер-министр Феликс Кулов заявил: «Есть отдельные регионы, где результаты выборов могут привести к недовольству или противостоянию на клановой или религиозной почве».



Как видно, политическое обсуждение проблемы в столице мало затронуло регионы. Выборы глав органов местного самоуправления (айыл окмоту) проводились в 369 сельских управах. По данным ЦИК, из более чем полутора тысяч кандидатов лишь 5% были выдвинуты политическими партиями.



«Зачастую деление шло не по партийной принадлежности, а по числу соплеменников, представленных в айыл окмоту», - говорит политолог Нур Омаров.



Омаров считает, что по замыслу эти выборы должны были подкрепить послемартовские перемены. «Но не могу сказать, что они увенчались успехом. Электорат был очень пассивен», - говорит политолог. Явка составила всего 52%.



Сопредседатель политической партии «Арнамыс» Эмиль Алиев утверждает: «Избирателям симпатичен не тот кандидат, который выдвинут от политической партии, а тот, который выдвинут от одного большого рода или племени».



IWPR стало известно о нескольких случаях, когда родственники массово выходили на улицу в поддержку «своего» кандидата, либо для того, чтобы опротестовать итоги выборов. По сообщению проекта «Раннее предупреждение для предотвращения насилия», в день выборов в одном из сел Узгенского района произошел конфликт между избирателями из-за того, что избранный кандидат оказался родом из другого села. Около 100 избирателей окружили избирательный участок и потребовали отменить итоги выборов.



В сельской управе Сарыбулак Тюпского района баллотировались аж пять кандидатов, но житель села Курменты Таалай Аманов говорит, что все-таки победил трайбализм. «В селе существует понятие “свой, родной”, и все голосуют за своего», - говорит Таалай.



В связи с этим многие избиратели готовы даже пожертвовать частью демократических свобод. Монитор проекта «Раннее предупреждение» в Нарыне Алия Абдуллина сообщила IWPR, что жители многих сел Нарынского района недовольны существующей процедурой выборов глав МСУ, которые, по их словам, вносят раздор между родственниками и кланами. Сельчане предпочли бы, чтобы избирался только губернатор области, который затем назначал бы глав сельских управ.



В многонациональных регионах клановость отступила на второй план, однако кандидаты активно использовали «клановые» методы в предвыборной борьбе.



Жительница села Маевка Юля Кога рассказала IWPR, что на выборах в ее районе играл роль не только трайбализм, но и этническая принадлежность кандидата: «За победившего голосовали все турки и ингуши, которые составляют 15 процентов населения. Потом русские, которым он как действующий глава айыл окмоту помог получить землю или построить дом. Еще голосовали все родственники работников аппарата, родственники сельских депутатов».



Правда, некоторые участники выборов утверждают, что большую роль, чем клановые предпочтения, играли деньги. «Если бы играла роль родоплеменная принадлежность, выиграл бы кандидат из Айбаша. Этот род - самый многочисленный в нашем айыл окмоту, - говорит Эсенбек Жанузаков - один из проигравших кандидатов в Сарыбулакском айыл окмоту. - Я скажу так: победили деньги. Победивший зарезал барана, угощал всех водкой, раздавал деньги».



В то же время некоторые наблюдатели отмечают, что предпочтения избирателей постепенно меняются в лучшую сторону.



Эксперт проекта «Раннее предупреждение» Бурул Усманалиева отмечает, что значимость родоплеменной принадлежности постепенно снижается. «Зачастую избиратели голосовали за тех кандидатов, за кем стоит большой род и у кого много денег. Но надо отметить, что по сравнению с 2001 годом [когда состоялись предыдущие выборы глав муниципалитетов], роль этого фактора несколько снизилась», - говорит она.



К таким же выводам пришла Коалиция НПО «За демократию и гражданское общество», заявившая, что по сравнению с 2001 годом, когда выборы в МСУ проходили впервые, наблюдается значительно меньшее внимание избирателей к родоплеменной принадлежности кандидатов.



Председатель ЦИК Туйгунаалы Абдраимов признал, что на отдельных участках наблюдались случаи кланово мотивированного голосования, однако в целом опасения по поводу возможных межплеменных распрей не оправдались. «У нас были опасения, что в ходе выборов могут возникнуть разногласия между племенами и даже между национальностями. Но, слава богу, этого не произошло», - заявил он журналистам на следующий день после выборов.



«С каждым годом отношение народа к этим выборам меняется, - утверждает депутат Султан Урманаев. – Пока еще люди в основном голосуют по родоплеменному признаку, но уже есть избиратели, которые говорят: “хоть китайца изберем, лишь бы работал”».



Чолпон Орозобекова - корреспондент радио «Азаттык» (кыргызская служба RFE/RL).