Казахстанская молодежь призывает к решительным мерам против абортов

Проправительственное молодежное движение настаивает на том, что высокий уровень количества абортов способствует моральному разложению. Однако эксперты опасаются, что запрет их может привести к созданию новой опасной подпольной индустрии.

Казахстанская молодежь призывает к решительным мерам против абортов

Проправительственное молодежное движение настаивает на том, что высокий уровень количества абортов способствует моральному разложению. Однако эксперты опасаются, что запрет их может привести к созданию новой опасной подпольной индустрии.

Известная молодежная организация Казахстана требует крутых мер против абортов, указывая на слишком большое количество прерываний беременности.

«Болашак» («Будущее»), проправительственная организация, в составе которой 35 тысяч членов, выступила 19 февраля с предложением запретить искусственные аборты в стране, заявив, что рост их количества является отражением упадка моральных ценностей.

Более 170 тысяч абортов ежегодно совершаются в Казахстане, стране с территорией больше Западной Европы, но с населением лишь в 15 миллионов человек.

Правительство проводит демографическую политику, направленную на увеличение рождаемости, спад которой произошел в девяностых.

Председатель движения «Болашак» Фархад Касенов утверждает, что аборт является признаком морального падения в обществе.

«Мы за то, чтобы общество относилось к абортам, непримиримо, - сказал он IWPR. - Мы хотим вернуться к нашей прежней нормальной устоявшейся морали, которая вырабатывалась у нас столетиями».

Опрос исследовательской компании «Комкон – 2 Евразия», проведенный в 2006 году, показал неоднозначное отношение населения к абортам.

Около 62% опрошенных в Алмате, крупнейшем городе страны, выразили отрицательное отношение к абортам. В то же время 52% высказалось против запрета.

Многие эксперты выступают против ограничений и предостерегают, что запрет лишь вынудит акушеров уйти в подполье.

«Запрет приведет только к увеличению криминальных абортов, увеличится материнская смертность, - говорит гинеколог-консультант Булат Доспаев из Алматы. - Женщины все равно будут искать пути - ездить в соседние страны, обращаться к непрофессионалам, чтобы сделать аборт».

В результате нелегальной операции, рассказывает он, может быть «кровотечение, повреждение половых органов, нарушение репродуктивной функции женщины, что в дальнейшем может привести к бесплодию».

Врач добавляет, что аборты играют большую роль в Казахстане, позволяя женщинам избежать нежелательной беременности, которая может навлечь позор на их семьи.

«Если в России девушка забеременеет внебрачно, то ей чисто психологически будет легче рожать ребенка в такой ситуации, а у нас под влиянием [мусульманской] веры, менталитета девушки это будет сделать сложнее – позор, стыд», - пояснил врач Доспаев.

Другие считают, что запрет – это не выход из ситуации, и нужно заниматься половым воспитанием молодежи и консультировать ее по вопросам контрацепции.

Однако организатор недавно проведенной в сельских районах акции по ознакомлению молодежи с различными средствами предохранения сказал, что их акция провалилась.

«Мы ездили по дальним и ближним аулам, рассказывали о нежелательной беременности и о заболеваниях, передающихся половым путем, и как этого избежать», - вспоминает активист, который предпочел не называть своего имени.

«Но нас встречали, как носителей антиморальных и развратных идей, - продолжает он. - В одном далеком ауле аксакалы просто нас не пустили, кричали, ругались и назвали нас посланниками нечистой силы».

Сауле, которой 25 лет, знает все о последствиях криминального аборта.

Несколько лет назад, когда ей было 18 лет, девушка забеременела от женатого мужчины, с которым имела любовную связь.

Вопрос об их браке даже не поднимался. Стыдясь рассказать о своем положении родителям, она обратилась не в больницу, а к местной знахарке, которая делала аборт на дому.

Теперь она замужем, но забеременеть так и не смогла. Женщина проходит лечение от возможного бесплодия.

«Сейчас я очень хочу ребенка, но врачи говорят, что шансов у меня мало», - сокрушается Сауле.

Между тем, правозащитник Розлана Таукина считает предложение запретить аборты несовременным и бессмысленным.

А акцию «Болашак» она назвала «однодневным проектом, который не получит большой поддержки».

«Женщине всегда надо давать право выбора, - сказала она. - Это решает сама женщина... согласна ли она рожать и воспитывать ребенка».

Таукина добавляет, что запрет равносилен «возврату в феодализм» и нанесет вред здоровью нации.

«Лучше бы “Болашак” боролся за здоровую нацию, которая не курит, не пьет, следит за здоровьем, а как следствие - эта молодежь будет себя беречь и в сексуальных вопросах», - говорит она.

Марина, врач-гинеколог с 30-летним стажем, практикует подпольные аборты.

По ее словам, количество девушек, которые к ней обращаются, особенно из сельской местности, растет с каждым годом.

«В клинике девушкам нужно оставлять свои данные - место учебы, работы, домашний адрес, а я у них этого не спрашиваю, - говорит она. - У меня специальное медицинское образование, и несмотря на то, что у меня нет специального помещения, это более безопасно, чем обращаться к бабушкам, которые анестезируют стаканом водки, а вместо гинекологических инструментов используют вязальные спицы».

Несмотря на критику медицинских кругов, болашаковцы продолжают продвигать свою инициативу.

В конце января женское крыло движения выступило с манифестом против половой жизни до брака, что, по словам Касенова, «уже большая работа».

«Конечно, в течение 1-2 лет решить эту проблему невозможно, - признался он. - Ежечасно [мы будем] повторять через СМИ, через институты образования и другие общественные организации, что мы должны всю эту ситуацию приостановить и начать воспитывать молодежь в нормальном здоровом нравственном духе».

Наталья Напольская, контрибьютор IWPR в Алмате.
Support our journalists