Казахстан утверждает документы по правам человека накануне года своего председательствования в ОБСЕ

Многие эксперты полагают, что правительство Казахстана в данный момент пытается привести в порядок законодательство по правам человека.

Казахстан утверждает документы по правам человека накануне года своего председательствования в ОБСЕ

Многие эксперты полагают, что правительство Казахстана в данный момент пытается привести в порядок законодательство по правам человека.

Wednesday, 10 March, 2010
: Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии


Проект, финансируемый Европейской Комиссией



По мере того, как приближается долгожданный для Казахстана год его председательствования в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), страна пытается навести порядок в своем законодательстве по правам человека. Однако, по мнению экспертов, реализация конвенций на деле может оказаться гораздо более сложной, чем их подписание.




В феврале президент Нурсултан Назарбаев подписал ратификацию Первого факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, согласно которому в случае нарушения их прав граждане Казахстане теперь получают право обращаться в Комитет ООН по защите прав человека.



Казахстан ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах - основной документ по защите прав человека в мире - в 2006 году после его подписания в 2003 году. Первый факультативный протокол был подписан президентом Нурсултаном Назарбаевым позже, в 2007 году.



Для сравнения, Кыргызстан ратифицировал как сам пакт, так и протокол в 1994 году, Узбекистан сделал это через год, Туркменистан – в 1997-м, а Таджикистан – в 1999-м.



Хотя Узбекистан и Туркменистан считаются странами, позволяющими себе наиболее грубые в Центральной Азии нарушения прав человека, они были единственными, кто ратифицировал Второй факультативный протокол, согласно которому страны-участники должны прекратить применение смертного приговора. И это несмотря на тот факт, что исполнение смертного приговора было отменено или приостановлено во всех странах данного региона, включая Казахстан.



В рамках другой реформы, которая, возможно, была приурочена к году председательствования Казахстана в ОБСЕ, в марте этого года парламент страны внес поправки в Уголовный кодекс по отмене смертного приговора для большинства видов преступлений, как этого требует Второй факультативный протокол. Смертный приговор все еще применим к определенным видам военных преступлений – допустимое в протоколе исключение – и террористическим преступлениям, которые вызывают наибольшее количество споров. Так как в последнюю категорию можно включить широкий круг правонарушений, некоторые эксперты предупреждают, что это может только осложнить ратификацию Второго протокола. (Более подробно читайте в статье Смертная казнь в Казахстане: ужесточение под видом отмены?, от 7 мая 2009 года.)



Многие аналитики полагают, что руководство страны пытается наверстать упущенное время с целью демонстрации своей приверженности международному праву по защите прав человека.



Отправленная в 2003 году Казахстаном заявка на пост председателя ОБСЕ была утверждена только после преодоления нескольких препятствий. Некоторые страны-члены ОБСЕ были против того, чтобы государство, где выборы проводятся вразрез с демократическими принципами, где существуют ограничения на свободу слова и где преследуются политические оппоненты, получило согласие на этот пост. В конце концов, заявка Казахстана была удовлетворена в 2007 году после того, как казахское правительство пообещало провести дальнейшие реформы.



«Казахстан как можно дольше тянул с ратификацией протокола, так как его утверждение было не выгодно властям», - считает Нурул Рахимбек, глава «Общества молодых профессионалов Казахстана».



«Если бы не скорое председательство в ОБСЕ, Казахстан до сих пор не утвердил бы факультативный протокол», - говорит политолог Досым Сатпаев, директор «Группы оценки рисков» Казахстана.



Сатпаев отмечает, что правительство Казахстана еще должно отправить уведомление в Комитет ООН по правам человека о том, что оно ратифицировало этот документ. И до этого момента граждане страны не смогут воспользоваться правами, предоставляемыми им в этом протоколе.



Депутат Мажилиса, член Комитета по международным делам, обороне и безопасности Серик Темирбулатов считает, что эта ратификация имеет большое значение для республики. Он также поясняет, что при вступлении протокола в силу граждане страны могут обратиться в Комитет ООН по правам человека, если они исчерпают все возможности для защиты своих прав внутри страны.



«Если гражданин прошел все судебные инстанции, но посчитал, что внутри государства он не нашел защиты, только тогда он сможет обратиться в Комитет ООН по правам человека», - объясняет Темирбулатов.



Юрист Сергей Уткин считает, что ратификация международного пакта – «большой шаг вперед».



«В Казахстане очень много случаев, когда люди доходят до Верховного суда, но не добиваются правды и не знают, что делать дальше, - говорит Уткин. – А сейчас у них появилась возможность подавать жалобы в более высокие инстанции».



«Хотя Комитет ООН по правам человека – это не Страсбургский суд с обязательным исполнением его решений, но в любом случае – довольно действенный механизм», - добавляет Уткин.



По его мнению, казахстанцам может потребоваться помощь для того, чтобы грамотно оформлять жалобы в Комитет ООН.



«Следует создать несколько прецедентов с обращением в Комитет ООН по поводу защиты своих прав, - говорит Уткин. - Создать НПО, которые смогли бы консультировать [граждан] по этим вопросам».



По его данным, сегодня около 90 процентов жалоб в Комитет ООН отсеиваются из-за неправильного оформления.



Но даже если будут предприняты эти меры, некоторые аналитики опасаются, что теоретическое право обращаться в Комитет ООН само по себе не сможет сильно повлиять на текущую ситуацию.



По словам Рахимбека, «У Комитета ООН по правам человека нет никаких рычагов воздействия, есть только рекомендации».



Сатпаев также предупреждает, что ратификация международных документов автоматически не подразумевает улучшения ситуации с соблюдением прав человека местными институтами. «Однако это лучше, чем ничего», - комментирует он.



«То, что Казахстан, в отличие от других стран Центральной Азии, понимает, что его статус в ОБСЕ обязывает делать такие шаги, - это очень позитивный шаг», - говорит Сатпаев.



В любом случае, чтобы принципы, изложенные в данном протоколе, начали применяться, должно пройти определенное время, считает правозащитник Андрей Гришин.



«Некоторое время все будут действовать по старинке, опираясь на старое, привычное законодательство, - говорит он. – На своем опыте я знаю, что ни для суда, ни для полиции не существует международных стандартов».

Support our journalists