Казахстан: пышные свадьбы разрушают узбекские семьи

Расточительные обряды разоряют общину, а активисты выступают за изменения в законодательстве.

Казахстан: пышные свадьбы разрушают узбекские семьи

Расточительные обряды разоряют общину, а активисты выступают за изменения в законодательстве.

Когда Султан и Айдын, молодая пара из города Туркестана на юге Казахстана, решили пожениться, родители жениха взяли кредит в одном из банков, чтобы покрыть расходы на свадьбу.

Султан планировал выехать на заработки в Южную Корею, чтобы вернуть долг своим родителям. Однако поездка откладывалась по разным причинам, и семья стала испытывать трудности с погашением банковского кредита, взятого под большие проценты.

Он женился на Айдын, но семья едва сводила концы с концами, и девушка стала жаловаться своим родителям. Вскоре дело дошло до развода.

На бракоразводном процессе родители Айдын обвинили Султана в том, что он обманул их со своими планами поехать в Корею, иначе, зная реальное положение дел, они бы никогда не согласились на пышную свадьбу.

Подобными грустными историями уже не удивить жителей Туркестана, где культ расточительных свадеб превратился в большую экономическую проблему для местной узбекской диаспоры, которая насчитывает 90 тысяч человек из 150 тысяч жителей города.

«В последние годы идет настоящая гонка за свадьбами; это большая проблема», - говорит Мубарак Касимов, заместитель главы администрации села Старый Икан, что близ Туркестана.

Касимов говорит, что большинство узбекских семей в Южно-Казахстанской области являются земледельцами, и их доходы с земли не превышают 1000 долларов в год.

«На свадьбу уходит весь семейный бюджет, и еще в долги влезают, годами потом расплачиваются», - добавляет он.

Свадьбы по-туркестански обходятся в астрономические суммы в сравнении с местным средним заработком. Затраты колеблются от одного до пяти миллионов тенге или от 8 до 40 тысяч долларов США, а в некоторых случаях и до 80 тысяч.

При этом в статью расходов, кроме торжественной церемонии в ЗАГСе и свадебного вечера, входит ряд обязательных до- и послесвадебных мероприятий.

Семья жениха должна изыскать средства для «выкупа невесты» или «келин пули», оплатить обряд по приводу невесты в дом жениха или «келин тушди», а также устроить обязательные застолья и обмены подарками и деньгами.

В день свадьбы семья должна оплатить свадебный кортеж, включающий в себя обязательный лимузин и до 15 иномарок одного цвета.

Этот кортеж доставляет многочисленных родственников в ЗАГС и тойхану – специальный ресторан для проведения торжеств. Этот новый обычай совсем не похож на традиционные свадьбы, которые проводились во дворах местных узбекских кварталов.

Проведение роскошных свадеб породило необычный бизнес. Только в Туркестане имеется около двадцати тойхан, которые пользуются таким спросом, что каждодневный график их работы расписан на месяц вперед. В городе также есть четыре владельца прокатных лимузинов и 15 салонов, дающих на прокат свадебные платья.

Культ богатых свадеб среди узбеков южного Казахстана не только разорителен для семей, но и препятствуют созданию браков с узбеками из близлежащего Узбекистана.

«Я хотел предложить в жены своему племяннику из Ташкента местную девушку. Он отказался, объяснив отказ тем, что свадьба по-туркестански ему не по карману, - рассказывает житель Туркестана Сиражиддин Убайдуллаев. - У них в Ташкенте все намного скромней».

Местный этнограф и историк Кенес Исмаилов отмечает, что пышными свадьбами увлекаются и этнические казахи, но свадебные затраты для них не столь разорительны, так как в целом уровень жизни казахов выше.

«У нас сложился стереотип: чем богаче ты проведешь той, тем больше к тебе уважения, - говорит Исмаилов. - Богатая свадьба стала имиджевым явлением. Если хочешь, чтобы с твоей семьей считались люди серьезные, ты должен показать силу своей семьи здесь, на свадьбе. Практический подход здесь отсутствует, разум спит».

Расточительные свадьбы в узбекской общине обрекают семьи на жизнь в долгах, поэтому сегодня некоторые активисты пытаются как-то противодействовать столь разорительному обычаю.

Так, Туркестанский Узбекский культурный центр призывает проводить менее расточительные свадьбы, выступая с инициативой сокращения торжеств в тойхане.

Махбуба Айметова, председатель женсовета культурного центра, говорит, что на нарядах невесты тоже можно было бы сэкономить. Прокат платья обходится обычно от 100 до 400 долларов, тогда как колоритный узбекский национальный наряд стоит намного дешевле и его можно носить всю жизнь.

Айметова, адвокат по профессии, проводит разъяснительные работы с женщинами, в школах и в СМИ, призывая к более умеренным затратам на свадьбы.

Она выступила с идеей создания комиссии по торжествам. «Она должна состоять из 8-10 авторитетных туркестанцев; ее задача - обговорить с родителями жениха и невесты время торжества и его форму, и следить за исполнением договоренности», - пояснила Айметова.

Комиссия могла бы регулировать проведение свадеб таким образом, что сегодня свадьбу устраивает одна семья, их соседи – завтра, и так далее, чтобы не было напрасной траты продуктов.

Поступает множество предложений по решению проблемы. Депутат Южно-Казахстанского областного маслихата (совета) Муталиб Юлдашев считает, что в решение проблемы должны вмешаться махаллинские (квартальные) комитеты, тогда как другие настаивают на необходимости законодательных мер или повышении значения религии.

Ирискул Айтметов, в прошлом юрист, основатель Узбекского национального культурного центра, рекомендует ввести новый закон, контролирующий проведение свадеб.

«Сейчас свадьбы стали дикими, по-другому не скажешь, - сказал он. - Нужен закон, регулирующий исполнение обряда».

Айтметов на правах аксакала, уважаемого старожила, стал внедрять среди молодых пар в своем селе проведение скромных свадеб по мусульманской традиции. Такие свадьбы обходятся в десять и более раз дешевле нынешних и продолжаются лишь несколько часов, а не несколько дней, как это делается сейчас. По заповедям ислама, наряд невесты скромен, и за праздничным столом отсутствует спиртное.

Однако явный религиозный аспект таких торжеств вызывает настороженность у местных властей, которые продолжают опасаться всего, что может способствовать зарождению радикальных исламских течений.

Тем не менее, местный журналист Шамырза Мадалиев полагает, что экономичные свадьбы в традициях ислама являются единственным выходом из ситуации для бедных семей, занятых сельским хозяйством, которые иначе вынуждены соответствовать всем остальным.

«Всему бедой подражательность моих [узбекских] соплеменников, ложно понятый престиж, страх выглядеть хуже соседа», - говорит он.

Зинаида Савина, контрибьютор IWPR в Шымкенте, южный Казахстан
Support our journalists