Казахстан превращается в полицейское государство?

Правозащитники опасаются, что более широкое использование таких методов, как прослушивание телефонных разговоров, может ущемить гражданские права казахстанцев.

Казахстан превращается в полицейское государство?

Правозащитники опасаются, что более широкое использование таких методов, как прослушивание телефонных разговоров, может ущемить гражданские права казахстанцев.

Правозащитники выразили опасения, что поправки в законодательство, расширяющие сферу применения правоохранительными органами таких мер, как прослушивание и проверка корреспонденции граждан, спровоцируют нарушения прав населения.

Во время слушаний 30 января депутаты Нижней палаты казахстанского парламента одобрили проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам оперативно-розыскной деятельности, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

Внесение изменений было предложено правоохранительными органами; изменения, по их словам, позволят повысить эффективность расследования преступлений и больше возбужденных дел довести до суда.

Однако правозащитники озабочены тем, что новое законодательство может ограничивать гражданские свободы, и утверждают, что правоохранительные органы пытаются таким образом компенсировать свой непрофессионализм.

Теперь поправки должны пройти через Сенат, перед передачей на подпись президенту Нурсултану Назарбаеву.

В случае принятия поправок следствию будет позволено применять такие технологии как прослушивание телефонных разговоров и проверка частной корреспонденции для расследования большего количества преступлений.

Такого рода следственные действия уже являются законными при расследовании таких серьезных преступлений, как убийство, терроризм и некоторые виды коррупции.

Согласно новому законодательству, эти методы также могут применяться при расследовании менее серьезных преступлений - подстрекательство к терроризму или его финансирование, похищение или торговля людьми.

Другие предложенные изменения касаются сбора доказательств и документирования расследования.

По словам заместителя генерального прокурора РК Иоганна Меркеля, представлявшего законопроект в парламент, на данный момент уголовное законодательство излишне либерально. После развала Советского Союза, сказал он, многие виды преступлений оказались в категориях меньшей тяжести.

По этой причине правоохранительные органы, включая спецслужбы, обычную и финансовую полицию, не могут заниматься прослушиванием для расследования таких преступлений.

По словам Меркеля, ограничение полномочий следствия привело к тому, что многие преступления остаются нераскрытыми. Лишь 60% всех уголовных преступлений доходят до суда, добавил он.

«Анализ показывает, что одной из причин неэффективной работы в этом направлении является законодательный запрет на проведение специальных оперативных мероприятий, связанных с прослушиванием телефонных переговоров», - сказал Меркель.

Принятие поправок позволило бы применять прослушивание при расследовании еще 34 видов преступлений. По словам заместителя генпрокурора, в стране ежегодно происходит до 90 тысяч таких преступлений.

Правозащитные организации и эксперты выступили против предложенных поправок, считая несправедливым, что все общество должно расплачиваться за неэффективную работу полиции потерей собственных неотъемлемых гражданских прав.

«[Правоохранительные органы хотят] компенсировать свой непрофессионализм, облегчить себе работу за счет нас, наших прав, - говорит Нинель Фокина, председатель Алматинского Хельсинского комитета. – Они прямо официально говорят: стало трудно раскрывать. Поэтому дайте нам возможности, которые предусмотрены для тяжких [преступлений], мы их распространим на средние».

По словам Фокиной, правоохранительные органы уже обладают расширенными полномочиями в этом вопросе.

Полковник МВД в отставке, пожелавший сохранить инкогнито, согласен с мнением, что правоохранительные органы сами виноваты в том, что уровень раскрываемости преступлений в стране низок. Он обвинил их в «ужасающем непрофессионализме», и считает, что они слишком уж полагаются на телефонное прослушивание.

Он сказал, что, по его мнению, законопроект хотят претворить в жизнь для того, чтобы иметь возможность использовать в качестве доказательств материал, который они уже успели незаконно собрать.

«Подозреваю, они уже давно несанкционированно прослушивали объекты своих интересов, но не могли использовать незаконно добытый материал», - сказал он.

Полковник в отставке предупредил, что если поправки будут приняты, репрессии могут усилиться.

«Для борьбы с инакомыслием это идеальное оружие, - сказал он. – Случайная фраза в телефонном разговоре или личном письме может вырасти до объемного уголовного дела, где будет фигурировать подпольная организация».

Фактически кто угодно может стать подозреваемым, сказал он, поскольку люди часто в сердцах говорят разные вещи, которые впоследствии можно использовать против них.

По мнению Фокиной, из-за отсутствия прозрачности вокруг правоохранительной системы Казахстана непросто будет предотвратить злоупотребление новым законодательством.

Другие эксперты сказали, что информация, полученная посредством прослушивания, может использоваться не только в отношении преследуемых инакомыслящих, но и для получения денег от бизнесменов.

«Задача будет ставиться следующая: найти богатого человека или процветающую фирму, путем прослушивания телефонов обнаружить компрометирующий материал, довести “клиента” до нужной кондиции, а затем выступить с предложением решить вопрос за определенную сумму», - говорит юрист из Алматы Сергей Уткин.

Уткин разделяет подозрения отставного полковника, что данная инициатива стала лишь попыткой легализации телефонного прослушивания, которое и так проводилось.

«Оперативники всех ведомств понимают, что они на 90% находятся вне закона. И, конечно же, хотят узаконить свое положение», - сказал он.

Между тем, пресс-секретарь МВД Республики Казахстан Багдат Коджахметов выступил в защиту поправок, сказав, что существуют строгие меры безопасности для предотвращения возможных злоупотреблений.

По его словам, любое применение права на проведение наблюдения должно быть подкреплено соответствующим обоснованием, оно должно иметь отношение к уголовному делу, и санкцию на это можно получить только в прокуратуре.

Даулет Канагатулы, журналист из Алматы, прошедший обучение в IWPR.
Support our journalists