Казахстан: правительство усиливает контроль над СМИ

Купив оставшиеся акции крупнейшего в стране медиахолдинга, государство усиливает контроль над средствами массовой информации.

Казахстан: правительство усиливает контроль над СМИ

Купив оставшиеся акции крупнейшего в стране медиахолдинга, государство усиливает контроль над средствами массовой информации.

, что расценивается как попытка восстановить полный контроль над СМИ в республике.



21 марта на торгах в Алматы государственный холдинг «Самгау» приобрел половину акций акционерного общества Агентство «Хабар», находившихся в частном владении, доведя, таким образом, долю государства до 100%. До сделки государство владело 50% акций.



В медиахолдинг «Хабар» входит телевизионный канал и радиостанция с таким же названием, телеканал «ЕЛ арна» и национальная спутниковая телепрограмма «Caspionet». «Хабар» был создан в 1995 году на базе информационной службы Казахского телевидения, и теперь сеть его вещания покрывает почти всю территорию страны.



АО «Национальный научно-технологический холдинг Самгау» было учреждено весной прошлого года указом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.



Информация о продавце или продавцах лота стоимостью примерно в 12 миллиардов тенге (около 100 миллионов долларов США) остается закрытой.



Сейтказы Матаев, президент Национального пресс-клуба страны, считает, что, принимая во внимание масштабность медиахолдинга, акции «Хабара» были куплены за небольшую сумму. 20% более скромного по размерам «31 канала» были проданы за 55 миллионов долларов, что позволяет предположить, что рыночная стоимость этой организации выше стоимости «Хабара».



Медиа-обозреватели рассматривают это приобретение как важный промежуточный рубеж в процессе установления правительственного контроля над СМИ.



«Продолжающиеся национализация и централизация самых мощных медиаресурсов, возможно, вызваны не финансовыми и экономическими, а скорее политическими причинами», - сказал Адиль Джалилов, директор международного центра журналистики «Медианет».



«Допускаю мысль, что весь этот процесс происходит для того, чтобы передача власти или сохранение власти действующего президента происходили наиболее плавно, без неожиданностей, - продолжил эксперт. – Это сделано, чтобы не допустить каких-то непредвиденных обстоятельств… А такой мощный медиаресурс как “Хабар”, безусловно, случайно не продается, и случайные покупатели к нему не допускаются».



С этим мнением согласен и политолог Олег Сидоров: «Такой крупный медиахолдинг, который имеет влияние на общественность, не может находиться в частных руках. Ведь эти частные руки, имея свой интерес, могут начать политическую игру… в результате чего государство остается без основного рупора».



По словам Сидорова, в Казахстане происходит так называемая «деприватизация», и государство стремится снова заполучить ключевое экономическое имущество.



Розлана Таукина, председатель общественного объединения «Журналисты в опасности», считает, что казахское правительство к этим действиям подтолкнули события прошлого года, когда Рахат Алиев – бывший зять президента страны и главный акционер медиахолдинга «Хабар» - попал в немилость.



Алиев лишился своих активов, развелся в Даригой Назарбаевой, и был заочно приговорен к 20 годам лишения свободы за подстрекательство к перевороту, похищение людей и другие нарушения закона.



Таукина считает, что власти опасаются «Хабара», как силы, имеющей большое влияние.



«Еще два года назад министр культуры и информации господин Ертысбаев заявил о том, что в планах правительства сделать “Хабар” государственной компанией, поскольку компания вела собственную политику и могла даже стать оппонентом действующей власти и лично президенту», - сказала она IWPR.



На пресс-конференции, прошедшей после того, как было объявлено о заключении сделки, новые владельцы пообещали не менять редакционную политику компании.



Те, кто работают в этой индустрии, говорят, что задолго до формальной национализации у «Хабара» установились особые отношения с правительством.



Сотрудник компании «Хабар» сказал IWPR на условиях анонимности, что эта продажа ожидалась уже давно.



«Не думаю, что мы увидим большие изменения, так как “Хабар” всегда был у правительства на особом положении», - сказал он.



С ним согласен Джалилов: «Я не думаю, что “Хабар” находится в равных условиях с остальными казахстанскими телеканалами. Это проявляется даже на уровне работы журналистов в плане аккредитаций. Многие пресс-конференции начинаются только с приходом журналистов “Хабара”. “Хабар” аккредитован везде “по умолчанию”».



Влияние этой медиагруппы очевидно, учитывая охват ее вещания. Ни один другой канал не имеет такого охвата – «Хабар» вещает во всех 16 регионах Казахстана, тогда как «31 канал» вещает на девять областей, а «КТК» - на восемь.



«Несмотря на то, что существуют телекомпании, которые имеют региональные представительства, все же есть очень много регионов в Казахстане, где транслируется только “Хабар”. Я думаю, что это не случайно и не справедливо», - сказал Джалилов.



Многие телезрители из сельской местности не имеют возможности смотреть альтернативные телеканалы. «Обидно, что каналы у нас не находятся в равном положении, - сказал житель Алматы. – У меня, например, родители живут в ауле. Когда к ним приезжаю, по телевизору вижу всегда одно и то же – “Хабар”».



Марина Баймухамедова, контрибьютор IWPR в Алматы.



Support our journalists