Казахстан: политика лавирования в интересах многовекторной политики

Правительство намерено наладить отношения с Киевом, не навредив при этом, своим стратегическим отношениям с Москвой.

Казахстан: политика лавирования в интересах многовекторной политики

Правительство намерено наладить отношения с Киевом, не навредив при этом, своим стратегическим отношениям с Москвой.

Thursday, 26 June, 2014

Казахстан принимает меры по установлению отношений с новыми властями Украины, но учитывая приближенность к России, делает упор на экономическое сотрудничество, стараясь избегать политики.

Хотя президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сам не присутствовал в Киеве на церемонии инаугурации нового президента Петра Порошенко 7 июня, он отправил одного из своих самых приближённых людей, премьер-министра Карима Масимова.

Во время своего визита, который расценивался как знак того, что Казахстан желает нормализовать отношения с Украиной, Масимов встретился со своим коллегой Арсением Яценюком. Между ними была достигнута договоренность о возобновлении совместной комиссии по экономическому сотрудничеству.

По словам экспертов, ничего особенного от улучшения экономических связей с Украиной Казахстан не получит. Официальная статистика за первое полугодие прошлого года показала, что Украина стоит на седьмом месте среди торговых партнеров Казахстана, после России, Китая и четырех стран Европы.

“Реально отношений нет. Не в том смысле, что они заблокированы, а потому что отношений мало. Товарооборот с Украиной совсем небольшой. В экономическом смысле Украина для нас – это очень дальнее зарубежье”, - говорит известный политолог из Алматы, Петр Своик.

Что касается Украины, по словам некоторых аналитиков, она заинтересована в рынках Казахстана и в его нефти, хотя для экспорта энергоресурсов нужно пользоваться трубопроводом, который контролируется Россией.

В силу этих причин, возобновление отношений рассматривается больше как попытка Казахстана продемонстрировать, что несмотря на тесные отношения с Россией, он может проводить независимую внешнюю политику.

Кроме того, путем налаживания связей с Украиной, Астана хочет показать Западу, что Казахстан не замыкается на России и заинтересован в поддержании с ним связей. Это даст возможность президенту Нурсултану Назарбаеву поднять свою репутацию как политика и позиционировать Казахстан как страну, которая, в силу своих возможностей, может сыграть посредническую роль.

Эксперты отмечают, что после свержения авторитарного президента Виктора Януковича и последующего присоединения Крыма Россией, Казахстану было нелегко выработать четкую позицию в отношении Украины.

Через два дня после того, как российский парламент принял решение об отправке войск в Крым, министерство иностранных дел Казахстана призвало к «ответственному подходу» и недопущению действий, которые могут «спровоцировать дальнейшую эскалацию кризиса».

По мере развития событий, а именно после референдума в Крыму, проведенного 16 марта, и последующего официального присоединения его к России, Казахстан сменил свою позицию. МИД страны заявил, что референдум стал истинным выражением желаний жителей Крыма, и выразил «понимание» действий России.

Но, впоследствии, Казахстан воздержался от голосования на генеральной ассамблее ООН, осудив крымский референдум. Это был довольно смелый шаг, особенно с учетом того, что Москва ожидала от своих союзников голосования «против».

Хотя Астана считает Москву стратегическим партнером, присоединение Крыма под предлогом защиты русскоязычного населения, не могло не вызвать озабоченности из-за аналогии с северными областями Казахстана, где преобладает русское население.

Кроме того, неоднократные заявления некоторых националистически настроенных политиков о том, что эти земли исторически принадлежат России, привели к тому, что правительство в Астане направило Москве ноту протеста.

Тем не менее, отношения Казахстана с Россией остаются стратегическим приоритетом. В прошлом месяце он подписал соглашение о вступлении в Евразийский экономический союз, который должен поднять Таможенный союз, членами которого являются Россия, Казахстан и Беларусь, на более тесный уровень экономической интеграции.

«Казахстан пытается проводить самостоятельную политику. Но он и раньше не мог ее делать без оглядки на Россию, а теперь тем более», - говорит Своик. (См. Казахстан: экономический союз ставит под вопрос многовекторность политики.)

Директор Центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиева согласна с тем, что стратегическое партнерство Казахстана с Россией сыграло основную роль в том, что в отношении Украины власти Казахстана действовали очень осторожно.

Но она полагает, что есть и другая причина – страх перед массовыми протестами, как это было на Майдане.

«Конечно, есть и другая угроза - потеря северных областей, в случае ухудшения отношений с Кремлем. Но, по степени значимости, для казахстанской элиты, думаю, первая причина имеет первостепенное значение», - говорит Умбеталиева.

По словам аналитиков, реакция властей на разные формы несогласия отражает их истинные опасения. Антироссийские протесты не поощряются, чтобы не обидеть Кремль, так же, как и попытки некоторых пророссийских групп собрать гуманитарную помощь для юго-восточных областей Украины.

«К примеру, пикетирование украинского консульства проходит без последствий для участников, - говорит Андрей Гришин, сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. – Но пикетчиков российского посольства задерживают».

Гришин также напомнил, что председателя украинского культурного центра за организацию пресс-тура для казахстанских журналистов сняли с должности.
Что касается гуманитарной помощи Украине, кампания, последовавшая за аналогичными действиями в России, была широко разрекламирована на сайтах социальных сетей в начале июня. Сообщалось о сборе средств в северных городах, таких как Костанай, Актобе, что на северо-западе, и даже на юге – в Шымкенте.

Казахстанская служба RFE/RL цитирует жителя Шымкента Тимофея Зайцева, который говорит, что собирает продукты питания, одежду и медицинские препараты из чувства сострадания к тем, кто «борется с фашизмом» в Украине.

В городе Караганды кампания была остановлена местными властями.

Мурат Абенов, известный бывший депутат парламента, написал на своей странице в Facebook, что такой вид сбора средств не должен проводиться, чтобы Киев не подумал, что Казахстан становится на чью-либо сторону конфликта.

Некоторые люди заявили, что этот, якобы гуманитарный, шаг поддерживает сепаратизм, тогда как другие считают, что нет ничего плохого в оказании помощи гражданскому населению.

Махамбет Абжан, председатель правления РОО "Шаңырақ", сказал IWPR, что одобряет благотворительные акции в помощь гражданскому населению Украины, но против сбора помощи для сепаратистов.

Аналитики отмечают, что разделение общественного мнения в отношении Украины необязательно идет по этническому признаку.

Согласно официальным цифрам, казахи составляют чуть больше 65% из 17-миллионного населения. Около одной пятой части – русские, и немного меньше 2% - украинцы.
«Интересно, что поддержка той или иной стороны не обусловлена этническим происхождением казахстанцев», - говорит Гришин.

Умбеталиева говорит, что это может быть из-за влияния прокремлевских российских СМИ, популярных в Казахстане. В новостях преобладают репортажи о мирных жителях, которые пострадали от столкновений между про-российскими сепаратистами и украинскими военными.

«Основная часть казахстанского общества впитывает российскую позицию в силу отсутствия собственной [официальной] казахстанской позиции на отечественных телеканалах», - говорит она.

По словам Гришина, в целом власти не запрещает гражданам поддерживать ту или иную сторону конфликта, пока дискуссии ведутся в интернете.

Абжан тоже считает, что в дискуссиях нет ничего плохого, «главное, чтобы эта «войнушка» не переросла границы фэйсбука и не вылилась на улицы».

“Ситуация в Украине вызывает беспокойство, как минимум, среди патриотической части гражданского общества, так как в Казахстане также имеются силы, желающие повторения украинского сценария”, - сказал он.

Как сказал Абжан, он имеет в виду виду наличие организаций и отдельных активистов, желающих присоединения Казахстана или его отдельных частей к России и искусственное нагнетание ими межэтнической напряженности.

“В последнее время в социальных сетях, средствах массовой информации стало модно называться националистом, искать шпионов среди разных этносов, призывать к разделению этносов на хорошие и, скажем так, не очень хорошие,” – говорит Абжан и указывает на то, что если раньше этот тренд шел от публичных лиц, то сейчас гражданское разделение пошло в массы, и место общественных активистов занимают маргиналы, которые в выражениях особо не стесняются.

“Одни провокаторы откровенно призывают к оккупации казахских территорий, другие называют граждан неказахского этноса диаспорами, … со всеми отсюда вытекающими последствиями”, - как сказал Абжан.

Сауле Мухаметрахимова – редактор IWPR по Центральной Азии в Лондоне. 

Ukraine, Russia, Kazakstan
Diplomacy
Support our journalists