Казахстан обдумывает планы действий против наводнений

Масштабное наводнение этого года требует принятия долгосрочных мер для решения ежегодно возникающей проблемы.

Казахстан обдумывает планы действий против наводнений

Масштабное наводнение этого года требует принятия долгосрочных мер для решения ежегодно возникающей проблемы.

Каждый год Сырдарья, одна из двух крупнейших рек Центральной Азии, разливается в Казахстане, ущерб от чего оценивается в миллионы американских долларов.

И каждый год в стране обсуждают, как предотвратить негативные последствия будущих весенних паводков.

Но в этом году наводнение было намного более серьезным, чем обычно, что вызвало особую необходимость обсуждения путей борьбы с изменчивым потоком реки, которая течет через несколько стран региона.

Сырдарья берет начало в Кыргызстане, протекает через Узбекистан и Казахстан и затем впадает в Аральское море.

На 25 февраля было затоплено более 48 населенных пунктов в Южно-Казахстанской области. Как сообщил на пресс-конференции глава области Нургали Ашимов, вода подтопила несколько тысяч домов, восемь школ и разрушила пять мостов.

Из-за разгула стихии погибло несколько сотен голов скота и зафиксирован один случай смерти среди людей.

Виктор Капатный, как и многие другие, в течение нескольких дней наблюдал, как вода подбирается к его дому, чтобы успеть покинуть зону затопления вовремя.

«Оставаться уже опасно, поэтому упаковываем вещи», - говорит он.

Дом Виктора в числе других тридцати признан властями подлежащим эвакуации. Владельцам предложено демонтировать жилища и использовать материалы для строительства новых домов, как только им выдадут участки в более безопасном месте.

Из-за большой протяженности реки определить зону потенциального затопления представляется сложным. Протяженность Сырдарьи только в Южно-Казахстанской области составляет 180 километров, затем через территорию Кзылординской области на севере она достигает Аральского моря.

Последнее крупное наводнение в Казахстане произошло в 2005 году. Но старожилы говорят, что нынешнее наводнение сравнимо с разрушительным наводнением 1969 года, когда погибло много людей.

По словам заместителя главы администрации Южно-Казахстанской области и председателя комиссии по чрезвычайным ситуациям Ислама Абиша, в этом году зона возможного затопления может составить примерно 70 тысяч гектаров с населением свыше 15,000 человек.

О том, что положение в этом году особо опасное, заявил и вице-премьер Умирзак Шукеев, недавно встречавшийся с жителями зоны затопления.

«В этом году ситуация очень серьезная. И я бы хотел, чтобы вы все это поняли», - сказал он сельчанам.

Причиной разрушительных наводнений называют нынешнюю необычайно холодную и снежную зиму, способствовавшую образованию ледовых заторов в нижней зоне реки, и увеличению сброса вод в соседнем Кыргызстане и Узбекистане

Кыргызстан может забирать воду на Токтогульском водохранилище, но в интересах страны сбрасывать воду, чтобы приводить в действие гидроэлектрические турбины для выработки дополнительного электричества в холодные месяцы года. В результате суровых холодов этой зимы вдобавок к уже существующему энергетическому кризису в стране появилась необходимость в генерации дополнительной электроэнергии.

В начале февраля, глава казахстанского Комитета по водным ресурсам Анатолий Рябцев побывал с рабочим визитом в Кыргызстане и Узбекистане с целью договориться о снижении сброса воды.

Кыргызстан согласился уменьшить сброс из Токтогульского водохранилища в обмен на уголь и мазут для ТЭЦ страны и обещание, что Казахстан будет покупать кыргызское электричество этим летом.

Несмотря на эту договоренность, казахские власти жалуются, что объемы воды, поступающей в их страну, остаются прежними.


Узбекистан тем временем обещал помочь своему соседу, забирая часть воды из Сырдарьи в сеть своих каналов для полива хлопковых полей страны. Но такое решение проблемы менее эффективно, - частично это связано с тем, что земля еще мерзлая и плохо впитывает влагу в это время года.

В итоге вода продолжает поступать в Чардаринское водохранилище в Казахстане, что наряду с нынешними паводками представляет большую опасность.

Водохранилище забирает излишнюю воду, и должно уберечь Казахстан от наводнений, однако нынешние объемы достигли около 4,5 миллиарда кубометров, тогда как предел составляет около 4,8 миллиарда кубометров. Если уровень воды поднимется, то излишки ее будут сбрасываться ниже по течению.

В таком случае уровень воды в зонах затопления может подняться до двух метров, угрожая затоплением еще больших территорий, говорят эксперты.

Власти Казахстана создали оперативный штаб, отслеживающий обстановку в зонах затопления, и привели в готовность войсковые части, полк гражданской обороны и авиацию, готовясь к более массовой эвакуации людей.

Правительство выделило 500 миллионов тенге или около четырех миллионов долларов США на ликвидацию последствий наводнений и 900 миллионов тенге - на укрепление береговых дамб.

Но вполне возможно, что средств потребуется больше. 25 февраля администрация Южно-Казахстанской области заявила, что на восстановление жилых домов и инфраструктуры потребуется более 10 миллиардов тенге или 83 миллионов долларов.

Эксперты считают, что казахскому правительству необходимо рассмотреть варианты, которые надолго обеспечили бы безопасность жителей прибрежной зоны Сырдарьи.

Они вспоминают, что еще в советское время предлагалось строительство водохранилища Коксарай в Южно-Казахстанской области для дополнительной регуляции уровня воды в реке.

Однако руководство Кзылординской области отклонило предложение, опасаясь, что новый резервуар приведет к дефициту поливной воды на их территории в ирригационный период.

Тем не менее, вопрос строительства Коксарайского водохранилища вновь оказался на повестке дня. На этой неделе в Астане ожидается правительственное совещание по этому вопросу.

Алиайдар Джаксылыков, заместитель начальника водной инспекции Арало-Сырдарьинского водохозяйственного управления, сказал, что новый резервуар нужен сейчас как никогда.

«Если построить Коксарай, он будет забирать три миллиарда кубов воды, и мы спокойно перенесем любой паводок, - сказал он. - Кроме того, контррегулятор [водохранилище] сделает нас независимыми от Узбекистана, с которым трудно договариваться по этому вопросу».

Другие эксперты обдумывают альтернативные решения.

У Турмахана Примкулова, консультанта по управлению природными ресурсами и охране окружающей среды, многие годы занимающегося экосистемой бассейна Сырдарьи, есть свои соображения.

Он считает, что новый канал можно было бы построить вплоть до Аральского моря параллельно существующей реке, отводя большую часть потоков реки.

Примкулов также сказал, что властям следовало быть внимательней, когда старое русло реки застраивалось жилыми домами.

«Заселение местности велось бесконтрольно, хотя специалисты не могли не знать, что затопляемые сегодня территории - это бывшее когда-то русло реки. А в таких местах не строят», - говорит Примкулов.

Примкулов подозревает, что часть денег, предназначенных ежегодно для защиты от паводков, становится добычей коррупционеров.

«На всем, что регулярно повторяется, можно отмывать средства, - сказал он. - Говорите, миллиард заложили на ликвидацию последствий наводнения? А кто будет считать, что и куда ушло? Кто-то обязательно положит себе в карман на этом деле».

Зинаида Савина является контрибьютором IWPR в Шымкенте
Support our journalists