Казахстан: неопределенность в отношении беженцев сохраняется

До тех пор, пока в стране не будет принято всеобъемлющее законодательство, беженцам из Узбекистана и Китая может грозить депортация.

Казахстан: неопределенность в отношении беженцев сохраняется

До тех пор, пока в стране не будет принято всеобъемлющее законодательство, беженцам из Узбекистана и Китая может грозить депортация.

Wednesday, 10 March, 2010
, которое должно вступить в силу в начале следующего года, было разработано для того, чтобы страна полностью соответствовала международным конвенциям по обращению с беженцами. Однако ряд экспертов сомневаются, что это значительно улучшит ситуацию с беженцами, особенно с выходцами из бывшего Советского Союза, ищущими убежища в Казахстане.



В 1998 году Казахстан ратифицировал Конвенцию ООН о статусе беженцев, а в 2002 году подготовил проект национального закона.



Несмотря на это парламент страны только сейчас начал слушанья по законопроекту, который включает в себя международные стандарты по предоставлению статуса беженцев. Эти стандарты включают в себя, например, гарантии того, что человек не будет депортирован, разрешение на воссоединение семьи, а также гарантируют проведение общедоступных и прозрачных процедур.



Если закон утвердят, то он вступит в силу в январе будущего года. Сейчас же в Казахстане статус беженцев предоставляется только выходцам из Афганистана.



Без защиты от депортации остаются выходцы из Чечни, китайские уйгуры и жители соседних с Казахстаном центрально-азиатских республик.



Президент фонда «Журналисты в беде» правозащитница Розлана Таукина говорит, что на сегодняшний день Казахстан не предоставляет убежище беженцам, и, таким образом, они не имеют признанного статуса, льгот и гарантий безопасности.



«Были случаи, когда граждан Узбекистана, имеющих статус беженцев, депортировали обратно на родину, - сказала она. – Казахстану необходимо решить все эти вопросы и создать условия для беженцев. Мы - страна более демократичная, чем тот же Узбекистан или Туркмения».



ПРОБЕЛ В СУЩЕСТВУЮЩЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ



Статус «беженца» применяется к лицам, подвергающимся преследованию, или жертвам конфликта, ищущим убежища в другой стране. Решение о депортации или принудительной репатриации должно приниматься страной, предоставившей убежище. Но, согласно Конвенции ООН от 1951 года, беженцы должны получать такое же образование и социальные льготы, как и граждане государства, предоставившего им убежище. Конвенция также рекомендует предоставление беженцам возможности зарабатывать средства к существованию.



Из-за отсутствия местного законодательства в Казахстане многие люди, просящие о предоставлении убежища, так и не получают этот статус. По этой причине они не могут добиться выполнения положений Конвенции ООН.



По данным Министерства труда и социальной защиты Казахстана, в стране находится 580 официально зарегистрированных беженцев, большая часть которых иммигрировала из Афганистана.



Помимо общего закона об иммиграции Казахстан имеет нормы, обусловленные президентским указом от 1996 года, в отношении лиц, просящих о предоставлении политического убежища, терпящих преследование на политической почве.



По словам Евгения Жовтиса, главы Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, в существующем законодательстве вообще нет понятия «беженец».



«У нас беженец рассматривается как нелегальный эмигрант, - говорит он. – И только если он докажет, что он действительно ищет убежище, то тогда к нему применяется соответствующая норма законодательства».



Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев гарантирует статус беженца лицам в Казахстане, и, по словам Жовтиса, «казахские власти не препятствуют их переселению в третьи страны».



ПОЛИТИЧЕСКИЕ СООБРАЖЕНИЯ ПРЕВЫШЕ ЛЮБЫХ ДРУГИХ



Жовтис утверждает, что концепция предоставления убежища в большой степени связана с внешней политикой страны. «Поэтому заявления узбеков, туркменов, таджиков, китайских уйгуров, чеченцев и турецких курдов даже не рассматриваются. Им отказывают в предоставлении убежища по формальным причинам, - говорит он. – Уже были случаи [в прошлом], когда Казахстан депортировал китайских уйгуров и граждан Узбекистана, которым угрожала смертная казнь».



Власти Казахстана озабочены тем, чтобы не обидеть Россию, принимая граждан, бегущих от чеченской войны и ее последствий.



Осторожность Казахстана также обусловлена тем, что другой его сосед – Китай - принял жесткую политическую линию в отношении этнических уйгуров, проживающих в Синцзянь-Уйгурском районе на западе страны. В Казахстане издавна проживают представители чеченской и уйгурской диаспор, что и объясняет желание беженцев осесть именно в этой стране.



В пределах Центральной Азии основной поток беженцев идет из Узбекистана. Эти люди утверждают, что если они останутся, в их стране их ожидают аресты и пытки.



В последние годы Казахстан обвиняют в том, что он высылает из страны граждан Узбекистана, запросивших убежище.



Это, в частности, касается граждан Узбекистана, бежавших из страны после андижанских событий мая 2005 года, когда правительственные войска открыли огонь по демонстрантам. Официальный Ташкент представил эти действия как легитимное подавление исламского восстания и продолжил преследование журналистов и правозащитников, которые были свидетелями расстрела демонстрации. Преследованиям также подверглись лица, подозреваемые в участии в протестах или вооруженных атаках на гарнизон и тюрьму за день до восстания.



В отличие от международного сообщества, соседние государства не спешат порицать действия Узбекистана. Спецслужбы Кыргызстана обвиняются в тихом потворстве своим узбекским коллегам, которым они позволяли проникать на территорию страны и похищать людей из списка разыскиваемых граждан. А властям Казахстана инкриминируется депортация на родину граждан Узбекистана без проведения необходимых формальностей.



Девять граждан Узбекистана, четверо из которых запросили политическое убежище, при невыясненных обстоятельствах пропали в Казахстане в ноябре 2005 года. Как сообщают, их без огласки переправили в Узбекистан. В ноябре 2007 года Хуршид Шамсутдинов, числящийся в узбекском списке разыскиваемых за предположительное участие в андижанских событиях, исчез в Шымкенте, городе на юге Казахстана. Его друзья считают, что его похитили узбекские спецслужбы.



С прошлого года власти Казахстана стали больше придерживаться норм по обращению с беженцами из Узбекистана.



Координатор проекта УВКБ ООН по законодательной помощи беженцам Денис Дживага отмечает, что в 2008 году Казахстан отказался выдать Узбекистану нескольких беженцев, обвиненных в терроризме. Их взяли под арест, и узбекские власти должны были в течение трех месяцев предоставить материалы по этим делам. Поскольку они не сумели этого сделать, беженцев отпустили.



По словам Дживаги, власти Казахстана согласились на требования УВКБ ООН об отправке беженцев в третьи страны. «Узбекским властям просто с чистой совестью говорят, что запрашиваемых лиц нет на территории Казахстана», - сказал Дживага.



НОВЫЙ ЗАКОН МОЖЕТ ВСТРЕТИТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ



Не все в Казахстане, однако, приветствуют введение нового законодательства о беженцах.



«Если его одобрят, Казахстан превратится в помойную яму, - заявил IWPR заместитель начальника Управления миграционной полиции Алматы Аян Асанов. – Любой, кто нелегально приезжает в Казахстан, будет считаться беженцем. Эти люди должны попадать под юрисдикцию Уголовного кодекса, потому что они нарушают не только законы той страны, которую покинули, но и наши законы».



Жовтис приветствует принятие закона, так как это приведет законодательство страны в соответствие с международной практикой и должно способствовать улучшению ситуации в целом. Однако он считает, что нельзя ждать быстрых перемен в ситуации с беженцами из Узбекистана и других центрально-азиатских стран, а также из Чечни и Китая.



«В отношении граждан Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, жителей Чечни и китайских уйгуров я бы не торопился с выводами», - сказал он.
Support our journalists