Казахстан: на подходе ограничительный закон об интернет-публикациях

Новый законопроект выглядит как мера против размещения антиправительственных материалов во всемирной паутине, но аналитики предупреждают, что контролировать Интернет практически невозможно.

Казахстан: на подходе ограничительный закон об интернет-публикациях

Новый законопроект выглядит как мера против размещения антиправительственных материалов во всемирной паутине, но аналитики предупреждают, что контролировать Интернет практически невозможно.

Критики правительства Казахстана обвинили его в попытке подавления свободы слова посредством принятия нового закона, регламентирующего материалы, публикуемые в Интернете.
10 декабря, выступая перед депутатами парламента в ходе правительственного часа, министр культуры и информации Ермухамет Ертысбаев попросил законодательное собрание принять закон об Интернете, ссылаясь на пример Франции, где с 2000-го года установлено государственное регулирование Интернета.

По словам министра, большое количество казахстанских Интернет-сайтов содержит ненормативную и грубую лексику, клеветнические утверждения и призывы к межэтнической розни.

Он особо отметил, что «речь не идет об удушении свободы слова».

С этим не согласны правозащитники. По их словам, в отношении использования оскорбительной и подстрекательной лексики в Интернете в Казахстане уже существуют определенные законы. Они утверждают, что истинной целью нового законопроекта является намерение властей перекрыть доступ населения к информации, критикующей правительство.

Несколько Интернет-сайтов, которые не нравятся властям, уже заблокированы. Наиболее популярные из них www.kub.kz, www.geo.kz и www.inkar.info.

Тамара Калеева, президент Фонда защиты свободы слова «Адил соз», говорит, что законопроект был подготовлен после недавнего размещения в Интернете распечаток телефонных разговоров высших должностных лиц государства. (См. Репрессивные меры против казахстанских СМИ приводят к обратным результатам, RCA № 517, 23 ноября 2007)

Калеева отметила, что законопроект готовился за закрытыми дверями, в тайне от общественности и без широкого обсуждения.

«Министр говорит, что законопроект уже разработан, но мы этот документ не видели, - говорит она. - Это будет жесткая цензура и сито, через которое пройдут только самые благонамеренные сайты. И ничего хорошего мы от этого законопроекта не ждем».

Чингиз Шарапиев, сотрудник министерства культуры и информации Казахстана, особо отметил, что законопроект еще окончательно не согласован.

«Агентством по информатизации и связи разрабатывается концепция, - сказал он. - Законопроекта еще нет».

Политолог Максим Казначеев считает некорректными ссылки на законодательство Франции и других европейских стран, о которых говорит Ертысбаев, так как законодательство в этих странах было разработано с целью пресечь расизм и другие формы экстремизма. Для решения таких вопросов уже существуют соответствующие законы – закон об экстремизме и терроризме.

Он также отметил, что контроль за исполнением этого Закона входит в компетенцию Комитета национальной безопасности Казахстана. Таким образом, этот закон можно расценивать как попытку «воспользоваться сложившейся политической атмосферой и расширить «инструментарий» министерства по контролю за информационными потоками», считает он.

Другой политолог Эдуард Полетаев, напоминает, что после случая с опубликованием распечаток телефонных разговоров Ертысбаев уже беседовал с главными редакторами СМИ и модераторами ведущих казахстанских сайтов и «указывал им на опасность и незаконность подобных публикаций». Несмотря на это, материал продолжает просачиваться в сеть. Именно по этой причине правительство предприняло этот шаг, считает Полетаев.

«Власть решила сделать то, что ей по силам – юридически подвести нежелательные сайты под угрозу лишения домена в соответствии с законом, - сказал он. – Все это делается под благовидным соусом информационной безопасности – проблема в том, что наша политическая элита безопасность государства понимает только как безопасность самой элиты».

Калеева опасается, что в результате принятия закона значительно сократится количество материалов, публикуемых в Интернете, и даже сравнивает законопроект Ертысбаева с советским законом, предусматривавшим репрессии в сталинские времена.

Полетаев согласен, что если законопроект будет принят, «у пользователей возникнут сложности в казахстанском сегменте “сети”», однако, утверждает он, «регулирование Интернета – это очень сложный процесс».

«Для окончательного контроля Интернета нужно создавать собственную сеть, которая не контактирует с Всемирной Паутиной, как это сделала Северная Корея», - объясняет он.

Любой, кто пожелает найти альтернативные точки зрения, всегда сможет это сделать, добавляет он. «Есть чаты, есть «аська» [ICQ, популярная в Казахстане программа-мессенджер], есть система рассылок по электронным адресам и прочие ухищрения», - перечисляет политолог.

Сотрудник компании-провайдера, представившийся Андреем, считает, что вряд ли «принятие закона об Интернете сможет значительно снизить количество поклонников сайта, который власть сочтет неблагонадежным».

А один из пользователей Интернета, который не назвал свое имя, считает, что запрет может дать обратный эффект.

«Если власть законодательно примется блокировать неугодные сайты, это послужит им дополнительной рекламой, - сказал он. – Способы проникновения в заблокированные сайты уже были опубликованы».

Даур Досыбиев, контрибьютор IWPR в Алматы.

Support our journalists