Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАНСКАЯ НЕФТЬ ПОТЕЧЕТ В КИТАЙ

Но эксперты предупреждают, что проект нефтепровода таит в себе не только выгоду, но и определенную опасность.
By IWPR Central Asia

Никто не сомневается в экономической выгоде от строительства нефтепровода для транспортировки казахстанской нефти в Китай, однако эксперты предупреждают о потенциальных негативных сторонах проекта, которые нельзя не учитывать.


17 мая в Пекине лидеры РК Нурсултан Назарбаев и КНР Ху Цзиньтао подписали соглашение о строительстве тысячекилометрового нефтепровода "Атасу-Алашанькоу" для транспортировки в Китай углеводородных ресурсов с каспийских месторождений Казахстана.


На первом этапе мощность трубопровода составит 10 миллионов тонн нефти в год. Реализация проекта начнется уже через два месяца и обойдется примерно в миллиард долларов.


Магистраль берет начало от нефтеналивной железнодорожной станции Атасу в Карагандинской области (центральный Казахстан) и проляжет до границы с Китаем в районе железнодорожного терминала Дружба-Алашанькоу.


Первый участок казахстанско-китайского нефтепровода по маршруту Атырау-Кенкияк находится в эксплуатации с марта этого года. Его протяженность - 448 км. Соглашение о финансировании проекта было подписано в 1997 г. Строительство ведется за счет средств, привлеченных под государственные гарантии КНР.


По мнению экспертов, проект сулит Казахстану весомые экономические и политические выгоды.


Замдиректора Центра анализа общественных проблем Канат Берентаев полагает, что проект даст Казахстану реальную возможность диверсифицировать экспорт своих углеводородов. В настоящее время Астана во многом зависит от Москвы, так как транспортировка казахстанской нефти на международные рынки осуществляется с использованием старых советских нефтепроводов.


"Мы обретем самостоятельность в принятии решений по экспорту своей нефти, а заодно решим проблему подачи нефти на Павлодарский НПЗ", - сказал он. Павлодарский НПЗ расположен в северо-восточной части страны, куда не доходит существующая нефтетранспортная система.


Лидер Партии патриотов Казахстана Гани Касымов разделяет эту точку зрения. Он отметил, что Казахстан уже давно ищет альтернативные выходы на мировой рынок, но все существовавшие до сих пор варианты были проблематичны. "В Афганистане - военные действия, Иран - под американским эмбарго, а Баку-Тбилиси-Джейхан - чисто американский проект, неприемлемый по своей затратности и ввиду нестабильной обстановки в Грузии", - говорит он.


Касымов считает, что выгоды от транспортировки нефти в Китай должен ощутить простой народ. По его мнению, после всех нефтяных скандалов вокруг Казахстана с начала 90-х власти на этот раз попытаются продемонстрировать "прозрачность".


Он полагает, что Казахстану нельзя останавливаться на КНР, а нужно экспортировать нефть дальше - в Южную Корею и Японию. "Это - наш исторический шанс", - заявил Касымов.


Лидер пропрезидентской Гражданской партии Казахстана Азат Перуашев отмечает, что Китай, экономика которого демонстрирует ежегодный рост ВВП свыше 9-ти процентов, является идеальным долгосрочным партнером для Казахстана.


"Спрос на нефть в Китае будет ежегодно расти, поэтому строительство нефтепровода отвечает интересам Казахстана", - говорит он, добавляя, что нефтепровод "Атасу-Алашанькоу" усилит конкуренцию среди существующих и потенциальных потребителей казахстанской нефти.


Вместе с тем, ряд наблюдателей восприняли проект с некоторой опаской. Особенно много вопросов возникает в связи с возможным привлечением к проекту китайской рабочей силы.


Они считают, что сотрудничество с КНР в строительстве нефтепровода может привести к негативным настроениям среди простых казахстанцев. Примером тому может служить строительство первого участка нефтепровода компанией "CNPC-Актобемунайгаз", 60 процентов акций которой принадлежит Китайской национальной нефтяной компании. По словам бывшего начальника Актюбинского областного управления информации и общественного согласия Жасарала Куаныш-али, местные сотрудники CNPC получали зарплату в 2-3 раза меньше, чем их китайские коллеги.


Ведущий научный сотрудник отдела внешней политики Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Венера Галямова считает, что проект имеет свои отрицательные стороны. Во-первых, он может привести к зависимости Казахстана от КНР.


В частности, она предостерегает, что Китай может попытаться монополизировать казахстанские энергетические ресурсы, чтобы обеспечить себе энергетическую безопасность. "В настоящее время Китай получает нефть с Ближнего Востока, где не прекращаются конфликты и возрастает влияние США", - отмечает она. По ее словам, нестабильность на Ближнем Востоке заставляет Китай с интересом присматриваться к Центральной Азии с ее обильными природными ресурсами.


Кроме этого, по мнению экспертов, с вводом трубопровода в эксплуатацию могут возникнуть экологические проблемы. "Диаметр нефтепровода будет объемным - более метра, так что под его строительство придется использовать большую территорию. Трубопровод будет препятствовать миграции сайгаков и других диких животных", - говорит Канат Берентаев.


А лидер партии "Зеленых" Казахстана "Табигат" Мелс Елеусизов предупреждает, что высокое давление в трубе, необходимое для перекачки нефти на большие расстояния, чревато утечками нефти. "Прежде, чем запускать этот нефтепровод в эксплуатацию, необходимо провести оценку его воздействия на окружающую среду", - сказал он.


Кроме этого, Елеусизов считает, что сепаратисты из Синьцзян-Уйгурского автономного округа Китая могут воспользоваться нефтепроводом, чтобы с помощью диверсий в очередной раз заявить о себе. "Этот нефтепровод станет удобной мишенью для сепаратистов", - сказал он.


Завершение строительства казахстанской части нефтепровода до границы с КНР намечено до конца 2005 г.


Асан Куанов, корреспондент IWPR