Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАН ВЫНАШИВАЕТ ГРАНДИОЗНЫЕ НЕФТЯНЫЕ ПЛАНЫ

Ускоренное принятие Казахстаном стратегии развития нефтяной отрасли отражает опасения правительства относительно будущего «нефтянки» после того, как на мировые рынки потоком хлынет иракская нефть.
By Venera Abisheva

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев своим указом утвердил новую государственную программу освоения казахстанского шельфа Каспийского моря. Та поспешность, с какой это было сделано, свидетельствует о наличии у правительства серьезных опасений по поводу будущего нефтяной отрасли страны в связи с возобновлением поставок нефти из Ирака.


Назарбаев также призывает международные компании, занимающиеся освоением гигантского Кашаганского месторождения на Каспии, начать производство нефти как можно скорее.


Президентский указ вышел в середине мая. Планы правительства предусматривают в ближайшие 12 лет утроить добычу нефти на Каспийском шельфе, что выведет Казахстан в число крупнейших нефтедобывающих держав мира.


Долгожданный документ эксперты оценивают как стратегически необходимый для Казахстана. С его принятием начнется работа по определению нефтеносных слоев, параметров соглашений по их освоению, и проведению конкурсов на разведку и добычу. В Министерстве энергетики и природных ресурсов Казахстана отказались обсуждать подробности документа, сославшись на конфиденциальность.


Как стало известно, программа предусматривает, что в ближайшие 10-15 лет объем шельфовой нефтедобычи превысит объем континентальной (на сегодняшний день вся казахстанская нефть добывается из континентальных месторождений). В то время, как континентальные месторождения еще далеко не исчерпали свой потенциал, основные надежды возлагаются на Каспийскую нефть, в частности – Кашаганское месторождение, освоением которого занимается консорциум в составе шести западных нефтяных компаний, среди которых – итальянская Agip, а также ExxonMobil и RoyalDutch/Shell.


Начало коммерческой нефтедобычи на Каспии (т.е. на Кашагане), запланировано на 2005 г. К 2010 г. производство предполагается довести до 40-ка млн. метрических тонн, а затем – к 2015 г. – до ста млн. м.т. Для сравнения – в прошлом году в Казахстане было добыто 47 млн. м.т. нефти, если верить последнему изданию авторитетного «Статистического обзора мировой энергетики», опубликованному компанией «Бритиш петролеум» в июне этого года. В Саудовской Аравии, являющейся мировым лидером по производству нефти, было добыто 418 млн. т.


Планы казахстанского правительства явно основаны на самых оптимистичных прогнозах относительно возможности начала нефтедобычи на Каспии. По мнению участников консорциума, его следовало бы отложить хотя бы на год – до 2006 или 2007 г. Однако, как сообщила 9 июня газета «Файнэншл таймс», президент Назарбаев считает необходимым начать производство в 2005 г., а в противном случае угрожает консорциуму крупными штрафами.


Независимый казахстанский политолог Досым Сатпаев считает, что руководство страны стремится активизировать государственную нефтяную политику, так как опасается снижения интереса к казахстанской нефти со стороны зарубежных инвесторов после того, как на мировые рынки выйдет Ирак – вторая по запасам нефти страна после Саудовской Аравии. Хотя в Казахстане работают многие иностранные нефтяные компании, США рассматриваются в Казахстане как наиболее приоритетный инвестор и в коммерческом и в политическом смысле, и именно США, скорее всего, будут основным потребителем иракской нефти.


Подтверждением тому, по мнению казахстанских экспертов, является информация о намерении США реанимировать ирако-израильский нефтепровод Мосул - Хайфа, а также проложить от него ветку до Джейхана.


«Пока никаких принципиальных изменений не наблюдается», - говорит политолог Берик Барлыбаев. – «Но они могут произойти, если США изменят свою политику в каспийском регионе, вкладывая деньги в иракскую нефть. Тогда объем инвестиций на Каспии может сократиться».


Эксперт Казахстанского Института стратегических исследований при Президенте РК Адиль Кожихов считает, что «Вряд ли стоит ожидать перемен в нефтяной политике государства, так как Ирак и Казахстан по сути - не конкуренты, во всяком случае - не на мировом рынке и не по качеству добываемой сырой нефти». Эксперт полагает, что основной спрос на отечественную нефть будет в перспективе исходить от некоторых стран Европы и России, а не США.


Одновременно возникает ряд вопросов относительно экономической обоснованности амбициозной нефтяной программы казахстанского правительства ввиду целого ряда возможных «подводных камней».


Во-первых – непредсказуемость цен на нефть. Пока неясно, как будут вести себя цены на мировом нефтяном рынке в период реализации Казахстаном намеченной программы, однако в краткосрочной перспективе падение цен на нефть признается неизбежным. Вопрос только в том, насколько низко они упадут. Согласно опубликованному в конце июня отчету лондонского финансово-аналитического агентства «Блумберг», все эксперты сходятся во мнении, что падение цен на нефть продолжится в этом и следующем году, но не опустятся ниже критической отметки в 20 долларов за баррель.


Более существенное падение цен в последующие годы вследствие переизбытка иракской нефти сильнее всего ударит по странам со сравнительно высокими затратами на добычу и транспортировку, а Казахстан находится в их числе.


Во-вторых, запасы нефти на Каспии оцениваются по-разному. Казахстанская правительственная программа исходит из цифры 8 млрд. т. (что равняется 60-ти млрд. баррелей) – именно во столько оцениваются запасы нефти и газа в казахстанской части Каспийского моря – реально доступные, а не гипотетические. Однако еще в прошлом году западные инвесторы заявляли, что разведанный ресурс Кашаганского месторождения – самого большого на Каспии - составляет всего от семи до девяти млрд. баррелей.


Планируемые объемы экспорта также поднимают вопрос о пропускной способности казахстанской нефтетранспортной системы.


Однако, основным камнем преткновения может стать инвестиционный климат. Создается впечатление, что, работая с иностранными компаниями, казахстанские власти меняют правила игры по своей прихоти, когда захотят. Например, в январе был принят переполошивший зарубежных инвесторов закон, предусматривавший перезаключение действующих на тот момент договоров на освоение нефтяных месторождений. Месяц спустя правительство отменило налоговые льготы, ранее предоставленные участникам Кашаганского консорциума. А в прошлом году компания «ШевронТексако» просто прекратила добычу на Тенгизском месторождении, не сойдясь с казахстанскими властями по финансовым вопросам.


Политолог «Трансперенси-Казахстан» Андрей Чеботарев считает, что нестабильность инвестиционного климата и возникающие в результате этого конфликтные ситуации могут помешать правительству осуществить свои далеко идущие планы по увеличению нефтедобычи. К тому же, по мнению Чеботарева, «Казахгейт» - коррупционный скандал вокруг взяток, предположительно выплаченных представителями крупных западных нефтяных кампаний высшим руководителям Казахстана – подорвет кредит доверия со стороны зарубежных инвесторов, заработанный на протяжении нескольких лет.


Неблагоприятный инвестиционный климат может заставить иностранных инвесторов уйти из Казахстана, но – в отличие от мировых цен на нефть и величины запасов – в силах правительства этот климат изменить.


Венера Абишева – псевдоним журналиста из Алматы