Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАН: ВОКРУГ ЯЗЫКА НАРАСТАЕТ НАПРЯЖЕНИЕ

Запрет администрации одной из южных областей Казахстана на использование русского языка как официального, вызвал недоумение у населения, не владеющего казахским языком.
By Gaziza Baituova
. Буквально за одну ночь все делопроизводство и официальная документация были переведены на казахский язык – язык, который понимают очень немногие из них.



«Я хотела сдать в канцелярию областного акимата (администрации) свою жалобу, изложенную на русском языке, но, взглянув на мою бумагу, охранник внутрь меня не пропустил, мотивируя тем, что заявление изложено не на государственном языке», - говорит Ядмина Ярославова, жительница Тараза.



В конце мая заместитель губернатора области Кенесбек Демешев, внезапно заявил о том, что единственным языком работы местного правительства станет казахский, вызвав тем самым возмущение неказахского населения, которое составляет практически одну треть населения Жамбыла.



«Но ведь это прямое нарушение Конституции Казахстана и других законов» жалуется Ярославова. И у нее есть на это право, так как оба языка, русский и казахский, являются официальными, несмотря на то, что казахский язык имеет статус «государственного» языка.



Жесткий шаг властей моментально заострил внимание на уже давно существующем диспуте о казахском языке. В случае придания казахскому языку статуса официального, все славянское население страны окажется в изоляции.



Официальным языком правительственного делопроизводства в Жамбылской области уже является казахский, в отличие от других областей, которые должны полностью перейти на него к 2010 году по специально установленной государственной программе. Но в рамках этой же программы также было установлено, что вся документация, выполненная на русском, должна приниматься в делопроизводство по всей стране.



С момента обретения независимости было предпринято немало попыток продвижения казахского языка. Но все эти попытки оказались тщетными по причине непродуманного исполнения. В результате, использование казахского языка не только не расширилось, а даже уменьшилось, в то время, как число людей, считающих себя русскоговорящими выросло и на сегодня составляет 85 процентов общего населения страны.



Попытки популяризации казахского языка включали в себя специальные программы для государственных служащих, учебные материалы для школ и требование ко всем телевизионным каналам вещать в равном количестве на казахском и русском языках.



Однако государственные служащие жаловались на плохую организацию курсов, учителя критиковали качество учебных материалов, которые им приходилось использовать, а вещатели поставили программы на казахском языке в ночной эфир, практически лишив их аудитории.

Но, даже принимая во внимание отсутствие прогресса на этом фронте, решение жамбыльских властей было воспринято, по меньшей мере, с большим недоумением.



Некоторые считают, что такие меры были приняты в панике после того, как все средства, выделенные из государственного бюджета на развитие казахского языка, были потрачены не по назначению – например, на облагораживание города Тараз.



Можно предположить, что Демешев надеялся, что такой шаг не вызовет особого недовольства. Коренные казахи составляют 69 процентов населения области, что ставит область на одно из первых мест в стране по количеству коренного казахского населения.



Однако каким бы ни было видение Демешева, неправительственные группы и культурные организации намерены очень жестко заявить о своем отношении к его инициативе. 19-го июня ими был составлен общий меморандум против нововведения.



«Никто не убедит нас в том, что ограничение функций русского языка будет хоть как-то способствовать развитию языка казахского, равно как невозможно процветание одной нации за счет ущемления прав других народов», – говорит председатель русской общины Тараза Светлана Чаутина.



Пока неясно, как правительство отреагирует на произошедшее в Жамбыле, но можно предположить, что власти приложат больше усилий для продвижения казахского языка. Правительство уже дало указание Комитету по языкам при Министерстве культуры разработать новые подходы к разрешению данной проблемы.



«В Казахстане на первом месте по использованию стоит русский язык, на втором –государственный язык. Мы должны сохранять уровень использования русского языка, а также довести развитие казахского языка до такого же уровня к 2010 году», – говорит министр культуры и информации Ермухамет Ертысбаев.



Критики правительства не очень верят в такие убеждения, предполагая, что, исходя из предыдущего неуспешного опыта популяризовать казахский язык, причин верить правительству в этот раз крайне мало.



«У нас есть министры, которые не знают казахского языка, чего же хотеть от простых казахстанцев!», – говорит Дос Кушим, лидер республиканского движения «Улт дабылы» («Судьба нации»)



В особенности Кушим обвиняет министерства культуры и образования в не выполнении целей, поставленных перед ними в начале девяностых годов, и считает, что для рывка казахского языка вперед необходимо сфокусироваться на телевидении.



«Телеканалы должны строго следовать закону и уделять вещанию на казахском языке 50% вещания, как того требует закон. Нужно остановить тенденции, когда ряд телеканалов дает казахские передачи не в лучшее эфирное время, а после 12 часов ночи, до утра», – говорит Кушим.



Кушим и его сторонники настаивают на том, что для настоящего прогресса необходимо заменить законодательство 1997 года, уравнявшее казахский и русский языки, новым законодательством, четко направленным на возрождение казахского языка. «Мы хотим, чтобы все казахстанцы знали казахский язык так же хорошо, как и русский».



Однако, такое видение настораживает организации, представляющие различные этнические группы. Их представители отмечают, что поддержание лингвистического баланса необходимо для сохранения этнической гармонии.



«Ревизия Конституции РК в сфере языка приведёт к оттоку русского населения и стимуляции внутриказахских конфликтов», – сказал председатель президиума республиканского славянского движения "Лад" в Казахстане Иван Климошенко.



Газиза Байтуова, корреспондент IWPR в Таразе.