Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАСПИЙСКИЙ САММИТ ПРОВАЛИЛСЯ

Очередная попытка прикаспийских государств поделить богатства этого моря-озера только усугубила их разногласия.
By David Stern

После долгих месяцев подготовки и ожидания встреча глав прикаспийских государств состоялась наконец на прошлой неделе в столице Туркменистана Ашгабате. Однако ее результаты оказались столь плачевными, что многие наблюдатели считают, что встречу лучше было бы не проводить вовсе.


Президенты Туркменистана, России, Ирана, Азербайджана и Казахстана встретились 23 и 24 апреля в туркменской столице в надежде продвинуться хоть на шаг в решении вопроса о разделе несметных богатств Каспийского моря.


В итоге лидеры не смогли поставить свои подписи даже под крайне размытым и общим рамочным соглашением, а имеющиеся разногласия проявились с новой остротой. Вопреки ожиданиям, встреча не увенчалась принятием итогового документа. Все, чего удалось достичь – это договориться о новой встрече в Тегеране в апреле следующего года.


Справедливости ради следует сказать, что участники предпринимали попытки направить встречу в оптимистическое русло. Министр иностранных дел РФ Игорь Иванов, например, отметил, что «сам переговорный процесс» принесет больше пользы, чем скоропалительный официальный документ, ограничивающий возможности для дальнейшего диалога. При этом он признал, что достичь соглашения будет сложно и что этот процесс может занять «год, два, а может, и пять лет».


Некоторые эксперты задаются вопросом: а не принесла ли эта встреча больше вреда, чем пользы? Лидер Азербайджана Гейдар Алиев и президент Туркменистана Сапармурат Ниязов явно не ладили друг с другом, что отчетливо проявилось во время церемоний открытия и закрытия саммита. Бакинская пресса истолковала некоторые высказывания Ниязова как прямые оскорбления в адрес Азербайджана.


Вопрос о разделе Каспия встал после распада СССР и возникновения на берегах моря четырех новых независимых государств, каждое из которых стремилось отвоевать максимальную часть каспийских богатств. По некоторым оценкам, в каспийском бассейне находится примерно треть мировых запасов углеводородов и более 80-ти процентов мировой популяции осетра – источника деликатесной черной икры.


До 1991 года море было разделено в соответствии с двумя конвенциями, подписанными между Москвой и Тегераном в 1924 и 1940 гг. После обретения Россией, Туркменистаном, Азербайджаном и Казахстаном независимости эти соглашения мгновенно устарели. Рабочие консультации по разделу Каспия проводятся между пятью государствами постоянно, но пока не привели ни к каким результатам. Саммит глав прикаспийских государств состоялся по инициативе Туркменистана, ратовавшего за ускорение переговорного процесса.


В настоящее время позиции пяти государств разделились следующим образом: Иран настаивает на разделении моря по принципу «кондоминиума», т.е. по территориальному признаку, либо поровну (по 20 процентов); Россия, Азербайджан и Казахстан на двусторонней основе договорились о разделе Каспия по принципу «Делим дно – вода общая»; Туркменистан то поддерживает иранскую позицию, то соглашается с бывшими республиками СССР.


Неясно также, как определять Каспий – как самое большое в мире озеро или как внутреннее море. Озера можно делить, а в отношении морей действуют особые - морские - конвенции.


Невзирая на разногласия, все пять государств предпринимают шаги по разработке своих нефтеносных шельфов. Азербайджан и Казахстан ушли в этом направлении дальше соседей, но и остальные страны принимают меры к тому, чтобы максимально попользоваться своим «национальным достоянием» на Каспии.


Расширению деятельности мешает отсутствие согласованной позиции. Иран претендует на 20 процентов Каспия, что входит в противоречие с нефтяными интересами Азербайджана и Туркменистана, а Азербайджан и Туркменистан пока не могут поделить ряд нефтяных месторождений в средней части Каспия.


По утверждению экспертов, именно неясность статуса Каспия не позволяет многим нефтяным компаниям подписать полномасштабные соглашения о разработке шельфов. Никто не желает повторения инцидента, имевшего место прошлым летом, когда катера и самолеты иранской береговой охраны чуть было не открыли огонь по исследовательскому судну «Бритиш петролеум», проводившему разведку в южной части Каспия.


Правительство Азербайджана предоставило британскому нефтяному гиганту концессию на разработку шельфового месторождения «Алов», которое в Баку считают своим. Тегеран также претендует на это месторождение, о чем и заявил во всеуслышание летом прошлого года. Акция Ирана привела соседей по региону в шоковое состояние, которое не прошло и год спустя. По выражению Ниязова, «это море пахнет кровью». Другие лидеры также отмечали потенциальную угрозу возникновения вооруженного конфликта.


Угроза эта была бы еще более реальной, если бы Россия не была единственным государством, обладающим серьезным флотом на Каспии.


В общем, по выражению одного туркменского представителя на переговорах, «пусть лучше лидеры прикаспийских государств выражают свои разногласия здесь, на саммите, чем на морских просторах».


Дэйвид Стерн – корреспондент «Файнэншл таймс» по Центральной Азии и Кавказу